Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

ВОРОБЬИ

Воробьи звенят в заснеженной ёлке, и кажется, что сама ёлка вполне себе музыкальная, как подобная шкатулка многоквартирного дома, который томит истома по птичьему пенью, когда я в обычный день, заслышав лучший среди пернатых воробьиный хор, о чём не мог догадаться до сих пор, сделал в приподнятом настроении свой регулярный прогулочный круг, зашел в магазин за хлебом для весёлых друзей, вернулся к шкатулке, с которой, как с новогодней ёлки, посыпались иголки воробьиной стаи на крошки, рассыпаемые мною на вычищенной бородатым дворником дорожке, как будто дело обстояло весною, мороз исчез, обнажив синь небес, словно исполнив напутствие Мандельштама: «Я к воробьям пойду и к репортерам, // Я к уличным фотографам пойду, // И в пять минут - лопаткой из ведерка - // Я получу свое изображенье…»

Юрий КУВАЛДИН

ДЫХАНИЕ ХИТРОВКИ

Снежнеет сонно Яузский бульвар, стареет млад и молодеет стар, что ж, не спеша пройдёмся до Хитровки в молчании, как будто немы мы, Подколокольный катится под горку, на пару с тенью в Певческом пою под колокольный звон из Петропавловского: «Мой современник - колокол Иван. // К нему я в современники не зван.  // Молчание его четвертый век  // Не могут заглушить ни скрип телег, // Ни свист плетей, врезающихся в спины, // Ни возгласы юродивых, калек…», - убогий век раскрасился Хитровкой, в Солянку упирается головкой, чтоб ловко проскользнуть на белый свет, разноформатной челяди стыковкой, с на горке притулившейся церковкой, взирающей на грешных выбраковку, морозный воздух освежает душу, давно зимы не видела она, до дна испита слякотная осень, попросим удалиться эту даму,  фотограф открывает рамы створку, сфотографировать готов мои следы на белом в это время тротуаре.

Юрий КУВАЛДИН

НЕОТТОРЖИМОЕ АБРАМА КОРМАНА

korman

Уважаемый Абрам! Сердечно поздравляю вас, человека во всех отношениях одарённого, умеющего литературно точно выразить любую мысль в кратком этюде, с Днём рождения! Желаю Вам творческого долголетия, и напоминаю Вам ваш этюд, вскрывающий тему постоянно нарастающего возраста:

НЕОТТОРЖИМОЕ

Для меня один из способов утишить фантомную боль, которая время от времени возникает, разглядывать старые фото: родные лица, дома, переулки; и, разумеется, восстанавливать в памяти то, что уже никогда не увижу: весенний паводок, сирень под лысогорским окном, огоньки от трамвайных дуг в сырую погоду и много чего ещё, что не поддаётся ни объяснению, ни описанию... А ещё я испытываю непостижимую двойственность от осознания невозвратности и невозможности потери того, что стало неотторжимым…

Абрам КОРМАН

Юрий КУВАЛДИН

ИННА ИОХВИДОВИЧ "АХ, ВИРТУАЛ, АХ, ВИРТУАЛ..."

Iohvidovic-ww

Инна Иохвидович родилась в Харькове. Окончила Литературный институт им. Горького. Прозаик, также пишет эссе и критические статьи. Публикуется в русскоязычной журнальной периодике России, Украины, Австрии, Великобритании, Германии, Дании, Израиля, Италии, Финляндии, Чехии, США . Публикации в литературных сборниках , альманахах и в интернете. Отдельные рассказы опубликованы в переводе на украинский и немецкий языки. Автор пятнадцати книг прозы и одной аудиокниги. Лауреат международной литературной премии «Серебряная пуля» издательства «Franc-TireurUSA», лауреат газеты «Литературные известия» 2010 года, лауреат журнала «Дети Ра» за 2010. В "Нашей улице" публикуется с №162 (5) май 2013.
Живёт в Штутгарте (Германия).

Инна Иохвидович

АХ, ВИРТУАЛ, АХ, ВИРТУАЛ...

рассказ

Жила-была девушка. Звали её Надеждой. На работе, в редакции глянцевого журнала все называли её Наденькой. Она была исполнительной, на лету схватывавшей чего от неё требуется, сотрудницей. Все были благорасположены к ней.
Но девушка страдала, её не замечали мужчины. И это, при том, что некрасивой или малосимпатичной её никто бы не нашёл. Разве что незаметной. Иногда ей чудилось, что мужчины, да и люди вообще, смотрят словно бы сквозь неё, как через стекло. Это девушку не возмущало, а обижало.
Хоть и не первой молодости, но было ж ей только двадцать восемь лет?! И были у неё условия, чтоб дружка завести, (от бабушки, ту забрали к себе родители, досталась ей двухкомнатная изолированная квартира), да не получалось.
Наденька никому и рассказать не могла, что у неё не только никакого мужчины не было, но что и целоваться-обниматься ей, к её годам, не привелось.
Да вот на Наденькин день рождения подарили ей родители компьютер. Не такой большой, за которым приходилось сидеть ей на службе, а маленький, плоский, похожий на сложенную папку, ноутбук.
Не очень-то радовалась девушка этому подарку, думала: «Зачем он ей?!»
Ан, нет, не только пригодился, но необходимым, как позже оказалось, стал. Обнаружилось это случайно.
Наденька не просто не любила, но почти ненавидела, а оттого и избегала фотографироваться. А родители ещё к ноутбуку да дигитальный фотоаппарат приложили. Она от скуки несколько раз и сфотографировала себя. Да и перенесла в свой маленький компьютер эти фотки.
Неожиданно, увидала себя! Поначалу не поверила. Разве это она? Неужели эта прекрасная девушка, само совершенство - она?! Этого не могло быть? Ведь девушка на фото была бы идеальной моделью для художников и фотографов. Она была удивительно красивой, бесспорной КРАСАВИЦЕЙ? Как такое могло произойти? Наверняка что-то было не так.
И она стала фотографироваться и фотографироваться, без конца, до бесконечности...
И сотни собственных фотографий убедили Наденьку, что это не привиделось ей, не примерещилось, не причудилось... Это была она, она, она...
Тогда до неё дошло, что она, незаметная и невзрачная на вид девушка, потрясающе фотогенична!
Сомневающаяся в себе Наденька всё же решилась проверить своё чудесное открытие. Она зарегистрировалась пользователем во всех известных ей социальных сетях: и в «Одноклассниках», и «В контакте», и в «Фейсбуке»... одним словом, всюду.
Успех был оглушительным! Везде она была нарасхват, тысячи виртуальных «друзей», тьмы поклонников, королева конкурсов красоты сетей... Бывшие одноклассники не переставали удивляться произошедшему с нею, почти волшебному превращению... «Это же триумф, настоящий триумф!» думалось иногда Наденьке. Но это длилось мгновение, а в голове снова крутились строчки из «Некрасивой девочки Заболоцкого: «... что есть красота // И, почему её обожествляют люди?».
На улице, в транспорте, на службе, по-прежнему мужские взгляды скользили, не останавливаясь на ней, мимо. Обескураженная она понимала, что ничего-то и не произошло, а тем более триумфа и быть не могло
Тогда решилась она на авантюру. В конкурирующем издании был фотоконкурс «девушка месяца», а из тех выбиралась позже «девушка года».
И Наденька, взяла себе псевдоним и стала «девушкой года»!
После этого она послала свои фото в журналы типа «Пентхауз» или «Плейбой». И там тоже стала «звездой»! Она не соглашалась на студийные съёмки, фото делала сама, и сама же отсылала.
Благодаря своим фото стала Наденька обеспеченной женщиной. Теперь она пользовалась дорогой косметикой, да и вещи её, и даже аксессуары стали от домов высокой моды. В ней происходили изменения, она словно бы расправлялась, становясь стильной и необычной. Иногда, глядя на себя в зеркало, она удовлетворённо улыбалась своему отражению: «Дорогая штучка!»
А как-то произошло то, чего она страстно ждала.. Пришедший к ним в редакцию модный фотохудожник увидал её, как два года назад она сама себя.
От неожиданности происходящего хотела она отвернуться, но он не давал ей ни малейшей возможность сбежать, он фотографировал и фотографировал её...
- Вы - моё открытие! - почти кричал он, показывая всей редакции Наденькины фото в своей дигитальной камере.
И все девушкины сослуживцы не могли ни насмотреться, ни надивиться, ни как-то осознать, что вот эта прекрасная женщина на фото - их незаметная, невидная Наденька. А той хотелось рыдать, но стыдно ж было, и она лишь неизвестно к чему повторяла и повторяла: «Но это ж виртуальная реальность...»


Штутгарт

“Наша улица” №165 (8) август 2013