Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

ВЕЩЕСТВО

Вещество сохраняют века и перековывают в существо многочисленных существ, истиной которых становится поддержание массы и дальнейшее распространение существ, в сферу же инобытия устремлены только тексты, в которых живут единицы, те индивиды, для каждого из которых собственного процветания в связи с исчезновения тела не углядеть, в смысле не быть свидетелем установки памятника на берегах рек, намного больше стараний для памятников при жизни, для получения почётных грамот, орденов и медалей у смертных, прежде всего желающих еще раз пожить, все образы этого ряда в обычной жизни восприняты современниками как вещество, занимающегося собственным благополучием, нерасторжимо связанным с перетеканием вещества в вещество, отчётливо явленом фильмом Алексея Германа «Трудно быть Богом».

Юрий КУВАЛДИН

ДОЙТИ ДО ПОВОРОТА РЕКИ

Надо бы дойти до поворота реки, подумал я, увидев себя со стороны, как видят меня посторонние, вернее, не замечают, как одного из представителей толпы, особенно в метро, когда я стою в сторонке и думаю о том, чтобы дойти до поворота реки, конечно, каждый человек преувеличивает своё значение в жизни среди других бесчисленных людей, и даже среди старых друзей, но с этим преувеличением приходится мириться, особенно с теми людьми, которые всех ставят на место, постоянно высказывая обо всём и обо всех негативное суждение, особенно это касается тех людей, находящихся в состоянии неудовлетворённого положения между родиной и чужбиной, потому что у них одна нога в лодке, а другая на берегу.

Юрий КУВАЛДИН

СО СПИНЫ

Не грусти оттого, что больше сам о себе узнаёшь от других, потому что они видят то, о чём ты даже не догадываешься, например, идущего по улице себя со спины, а они это видят, и по спине читают, что ты теперь ничего из себя не представляешь, потому что кроме твоей спины они ничего не видят, не могут же они ввинтится в твой мозг, а ты с ними молчишь, обходишь стороной, поворачиваясь к ним спиной, готовой к беспрерывной защите от людей, не читающих книг, не подозревая, что кто-то, может быть, и читает что-то, но чтение для них бесполезно.

Юрий КУВАЛДИН

НИТИ СПЛЕЛИСЬ

Ограниченное число понимающих тебя людей, по-своему разных, сплелись накрепко в твоих текстах в различных комбинациях, как будто все они своими нитями судеб создали живописное полотно, со всевозможными встречами, возникающими в памяти отблесками, с тем бывшим всегда скрывающим плохое приподнятым настроением, и вот все разнонаправленные противоречивые нити сплелись воедино, сообщая твоему читателю нечто большее, чем сама жизнь, всегда молодая, включающая множество других жизней, и эти жизни в жизнях сделали твой текст законченным целым.

Юрий КУВАЛДИН

ФРАЗА СВОБОДЫ

Для своей свободы площадь определяется в квадратных метрах, в тех же квадратных километрах, а чудак измеряет её в длине стилистически совершенной фразы, и это в действительности так, и что поразительно, такая свобода не имеет материальных измерений, поскольку склонности у людей к чтению отсутствуют, в этом заключается для них очевидная уверенность в собственной жизни, но осведомленный человек, пишущий вопреки мнениям подавляющего большинства, лучше многих понимает существо физиологического человека, в отношении которого нет никаких иллюзий, и пристально приглядываясь к нему, облепленному знакомствами с говорящими, делает вывод, что они являются лишь знаками препинания, впрочем, с точки зрения вечности, один из них вдруг напишет букву.

Юрий КУВАЛДИН

БЫТЬ КАК ВСЕ

Повсеместно замечаю, что люди решительно скрываются от самих себя, дабы быть как все, маскируют свою внешность под всеобщий портрет, к тому же всячески скрывают свой возраст, особенно женщины, у которых стройный стан остался лишь в воспоминаниях, о мужчинах и говорить нечего, поскольку свежих черт на их лицах не отыскать, достойным олицетворением человечества являются лишь дети, о довольстве и недовольстве своей внешностью не озабоченные, как это происходит у стареющих людей, ищущих выход из старости в молодость, но у них наличествует явный недостаток храбрости для того, чтобы быть самими собой.

Юрий КУВАЛДИН

ОТРАЖЁННЫЙ ЖИВЕЕ ЖИВУЩЕГО

Смотритесь почаще в зеркало очень внимательно, отстранённо, прочувствованно, медленно, глазами другого человека, который вам совершенно не знаком, которого видите впервые в жизни, въедайтесь сверлящим насквозь взглядом до тех пор, пока вы не окажетесь в зеркале, станете тем человеком, который отражён, и затем его же зазеркальными глазами оцените себя якобы натурального, того самого человека, который подошёл к зеркалу, которого не замечают на улице, не узнают, не видят в упор, чтобы через пару веков другие люди упивались книгами отражённого.

Юрий КУВАЛДИН

ЧЕЛОВЕК В ВООБРАЖЕНИИ

Составить представление о давнем товарище путём воображения нужно мгновенно, сведений о нём не осталось никаких, ни фотографий, ни текстов, для этого хотелось хоть как-то воссоздать его, отыскав в памяти разрозненные осколки, ведь виделся с ним лет 50 назад, но зачем-то хранил его смутный облик, как будто время, остановившее свой ход, подтолкнуло заняться восстановлением исчезнувшего, на которого походили черты некоторых других людей и придавали более или менее различимый вид, который держался перед глазами какую-нибудь минуту и тут же расплывался в воздухе реальности, испугавшую меня не на шутку, потому что эта реальность убивала всё воображаемое, хотя она сама тут же исчезала, выпестовав явь из сна, и я подбирал ключи к этому противоречию, пока не предположил бумаге эти свои соображения.

Юрий КУВАЛДИН

ВЕСЬ ЛЮД ЗЕМНОЙ КРУТЯТСЯ ВОКРУГ ТЕБЯ

Всегда и всюду каждый миг родившийся видит всех, весь люд земной вокруг себя, и каждый собою созданный и покоряемый простым соображеньем о том, что мало кто обращает внимание на его суждение о правильном устройстве всего на свете, он ведь только один знает, как надо жить, любить, и защищать себя от тех, кто вместо слова «мир» бормочет слово «ворд», воротами встающий между ними, ордою набегающий на слово, которое ловить не переловить, условно говоря, вот ворд и говорит, крути вокруг себя весь белый свет, он крутится с другими, такими же гигантами, познавшими себя как центры сущего, но колесо тяжёлое вращает всех и вся, и центры мира уплывают в вечность, не доказав ничего ни странам, ни себе, ни прочим, лишь остаются те, кто превратился в текст.

Юрий КУВАЛДИН

ПО СВОИМ УГЛАМ

Люди восхищались салютом, я наслаждался тишиной, потому что сумел забиться в угол, чтобы понять, почему люди постоянно кричат, барабанят, стреляют, не сомневайтесь, что я не нашёл внятного ответа, при этом не испытывал разочарования, чему послужила привычка не стремиться к исправлению мира и людей, в нём шумящих, хотя, казалось, проник в тайну так называемого человека, рождённого животным и не преодолевшим грань между инстинктом и интеллектом, однако считал, что пришло время обучать каждого новорожденного зверёныша азбуке этики и эстетике, но мы видим обратный процесс, отзывающийся болью для людей книги, прячущихся по своим углам.

Юрий КУВАЛДИН