Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

ЗЕРКАЛЬНАЯ РЕКА

Блестит река, идёт весна, и чайка, птица городская, от зимнего очнувшись сна, людскую пробудила стаю, не понимая в ней ни йоты, полётом наслаждаясь всласть, рождённая от божьей ноты, признав в ней истинную власть, не ведая начал конечных, но изначально тут и там, замечены в делах сердечных, направленных к святым мечтам, в жизнь отплывая под началом живорождённого луча, ворча волнами у причала, зеркальная река в очах.

Юрий КУВАЛДИН

УМЕСТНО

Всегда, конечно, уместно заговорить о незначительном, или отреагировать внезапным молчанием подчеркнуть пустое место в лице этого индивида, и для вида замечательно провальсировать между ним и деревом, ведь танцу повинуются птицы, удивляющие точным полётом движения цветы, ведь на самом деле все мы откуда-то прилетели, в том числе я и ты, трудно найти место, где твои высказывания были бы уместны, поскольку всё время твои мысли скользят мимо, впрочем, как и высказывания оппонентов, подобным образом протекает вся твоя сознательная жизнь, показывающая отсутствие вокруг тебя понимающих людей, интерес к которым пропадает в тот момент, как только ты слышишь от них заключение, что они разбираются во всём, но не знают своего места, на которое им указывать уместно, хладнокровно и многократно, хотя это и бестактно.

Юрий КУВАЛДИН

Иосиф Вульфович Ю.Кувалдину В зимнем парке всё хрустально...


Иосиф Вульфович

Ю.Кувалдину

В зимнем парке всё хрустально,

И прозрачно, и тепло.

Снег уложен идеально

И искрится как стекло.

Тишина. И в небе чистом

Только Божьи голоса.

От архангела-солиста

Розовеют небеса.

Снег похрустывает смачно,

Клёсты шишечки клюют.

Словно славя день удачный

В сердце ангелы поют.

На снимке: Юрий Кувалдин с внучкой Лизой в зимнем парке.

В ПАРКЕ

В зимнем парке всё прозрачно, видно вдоль и поперёк, дом налево, дом направо, нить забора, старый склад, но уклад скрываем сразу, только зелень в очи брызнет, все прикрыто, всё красиво в близлежащей перспективе, ни домов нет, ни оград, виноград ползёт по стенам зеленеющей лозой, пой со мной в прохладный вечер под московскою луной, ой, забыла песню лета, света сумрак не даёт, вот опять зима в апреле, тянет прелью из дворов, но несутся чьи-то трели, несмотря, что мир суров, прилетели наши птицы, не сказать, что голосисты, можно петь и безголосым, затянувшись папиросой, без мучительных вопросов обсудить проблему скуки у взрослеющего внука, продлевая жизни срок для изъезженных дорог, ничего не будет боле, кроме снега в чистом поле.

Юрий КУВАЛДИН

ИЗ ВОД РОЖДЁННАЯ



На снимке (слева направо): Маргарита Прошина и Александр Люсый на съёмках телефильма "Вода" 21 июля 2014 года.



ИЗ ВОД РОЖДЁННАЯ



Вода мне подарила счастье быть среди рыб морских и птиц небесных, паря средь них в полётах наяву и во сне, вторя Максу Волошину: «Дрожало море вечной дрожью // Из тьмы пришедший синий вал // Победной пеной потрясал, // Ложась к гранитному подножью, // Звенели звезды, пели сны… // Мой дух прозрел под шум волны!» - ведь все мы вскормлены водой материнской земли, и многое дано нам, стоит лишь верить и стремиться проникнуть в тайны вод земных, которые хранят всё, что было создано в слове предшественниками, ведь память воды неисчерпаема, стоит только проникнуть в её тайны и творить, не задумываясь




Маргарита ПРОШИНА

КТО-ТО ЗА СПИНОЙ

Кто-то идёт за спиной, нет никого, но тот идёт, сзади постукивают каблуки, даже с металлическим пристуком, подковками, лошадки бегают за спиной, но оглянулся, никого, что-то стучит в голове само по себе, но не увидев никого сзади, почувствовал ветерок, посмотрел вперёд и передо мною цокала в сапогах на высоком каблуке, в джинсах и в дублёнке, миниатюрная женщина, я ещё раз оглянулся, никого, вернул взгляд перед собой, никого, слева хлопнула дверь металлического подъезда, а за спиной послышались тяжёлые шаги, откуда они, было понять невозможно, двое широкоплечих рабочих в оранжевых жилетах обошли меня и тут же исчезли, дом слева стукнул дверьми, снова наступила тишина, так живут птицы, из гнезда на дорожку, на ветку, за забор и след простыл, либо я шёл очень медленно, в раздумьях над бегущим перед глазами мысленным текстом, и опять сзади послышался торопливый стук каблуков, я уже не оглядывался, потому что прежде хлопнула стальная входная дверь.

Юрий КУВАЛДИН

ЦВЕТ

Цвет диктует настроение, часто неважное, как песнопение в успение рыжеющей природы, когда, казалось, не было восхода, а продолжалась фиолетовая ночь, со свинцовым налётом, такого цвета бывают переспелые сливы, когда от дождей поржавели железные отливы на окнах, соткана охра с ворохом меди, дрожащей осины трепещут кармины, в пруду отразилось чернильное небо с розовым пятном промокашки, то ясно, то мрачно сверкают букашки в тлеющем свете углей потухшего костра запада, а восток наглухо закутался во мрак со слабыми оттенками мокрого асфальта, вслушиваясь в болезненное сокращение сердечной мышцы засыпающей на ветке испуганной птицы.

Юрий КУВАЛДИН

САМОЕ ХОРОШЕЕ

Самое хорошее брошено за ненадобностью, не думаю, что пью, на одной ноге стою цаплей в пруду, разве это не хорошее, но за ненадобностью брошено, что-то лучшее над головой витает, или в самой голове, не знаю, переступаю лужу, пережидаю дождь, мощь всемирного потопа неизъяснима и волоока, как проволока по забору, такая же задумчивая, как красавица с синими огромными глазами с поволокой, но с лица не напиться, как говорят старушки, собирающие белые грибы на опушке, нет спору, что речь идёт о воде, всюду и везде ходим по воде, прячемся от воды, льём воду, не зная броду, место имеем мы в наводнение по самую смертельную риску, медный всадник поскачет на водовозной кляче, проклиная самое хорошее - воду, проклятую за ненадобностью, брошенную ради жизни на возвышенности, на семи холмах, царям на радость, себе на страх.

Юрий КУВАЛДИН

ПТИЦЫ

Птицы летают поодиночке, хотя и в стае, каждая играет своими крылышками, как и цветы мечтают поодиночке о счастье на многоцветной поляне, старые упадут, новые оживут, сильные встанут, слабые завянут, бабочка птица, гнездится синица, синяя страница льда напиться, и то и это повторится, не плачь девица придется снова родиться, чтобы в одиночестве плакать, разглаживая старое платье, мать завещала петь в облаках, птичку ежата качнут на руках, ах, взмах, невозможный размах, великолепное сочетание современных одиночеств, в серебристом бархате рассвета, не успевают обернуться, как уже новое утро, и все одинокие в стае, каждая птичка сама воспаряет, каждый цветочек сам себя украшает в любые дни, проведенные вместе, блестящих от солнца, всё бесконечно радовало первых встречных на обширном перроне птичьего вокзала.

Юрий КУВАЛДИН

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖДНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА Александр Трифонов "Симфония птиц" («Три сестры»)

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖДНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА

Александр Трифонов "Симфония птиц" («Три сестры»). Холст, масло, 60 х 80 см. 2004.

Уехать в Москву. Зачем? Здесь же нет теперь улицы Чехова. Живите в Таганроге у своего порога. Это верно. Трясогузки уже в Москве, и чайки тоже. Продать дом, покончить все здесь и - в Москву... Москва теперь новая, всей России места хватит. Да! Скорее в Москву. В Москву! В Москву! В Москву! Хоть на проводах посидеть, но в Москве!