Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

В СТРОГОСТИ

Кто бы что ни исповедовал по поводу творчества, я придерживаюсь воззрения ежедневного занятия по расписанию, в одно и то же время чтения классики и собственного писания, иного характера творчества я не представляю, и тому свидетельствуют классики «пилившие своё бревно» всю жизнь, от рождения до смерти, содержа себя, физиологически и интеллектуально, в строгости, иначе будет остановка в тупике, и лишь изредка будешь напоминать о себе и о своём присутствии в жизни повторами прежнего, как все выдохшиеся, не способные ежедневно выдавать новое, но чтобы ты не сокрушался о бездействии, необходима крутая дисциплина творчества, по расписанию, как у московских электричек, но подобные мои признания вызывают негодование у посредственностей, которые, не обладая талантами, объединяются в стаи, дабы сдерживать и не пускать гениев, но стоит ли говорить, что…

Юрий КУВАЛДИН

ИНОГДА

В опыте, пришедшемся на долю каждого человека, содержится какой-то щемительный элемент ненастоящести прожитой жизни, как будто она вроде бы была, но её нет и реставрировать невозможно, хоть окидывай её широким взглядом, она всё равно свёртывается в комок, и каждый замечал, что иногда один какой-нибудь яркий эпизод затмевает всю жизнь, то есть жизнь предстаёт в одном кадре, но достаточно остроумия, чтобы подтвердить именно этот факт - жизнь каждого есть именно один кадр, и каждый, когда подумал об этой страшной сокращённости своей жизни до кадра, развеселится на кладбище, увидев на табличке лишь прочерк между стёршимися датами рождения и смерти, конечно, ему могут возразить, мол, сохраняются паспортные данный, прочие архивные сведения, но они ровным счётом ничего не говорят о существе, явившемся ангелом на свет по воле Господа, что приводит меня в трепет.

Юрий КУВАЛДИН

СЛУЧАЙ

Всему основа мир библиотеки, поскольку тот случай больше был похож на фарс, постепенно переходящий в трагедию, так считал я, и декламировал заслуживающим внимания публики голосом, чтобы привести её в состояние экзальтации, и гнул свою линию до последнего акта, так-то, и никак иначе, первыми попавшимися словами описываю тот случай, по своей невероятности могучий, когда на меня прямо из грозовой тучи явилась новая Венера, молнией пронзившая моё сердце, и я воодушевленный небесной стихией, не успев познакомиться, прекрасно был перенесён в иные времена, и даже в лютый холод, как показалось мне, когда невольно речь заходит о мехах, точнее о «Венере в мехах», исполненной Леопольдом фон Захером-Мазохом, и счастие моё оказалось делом решенным.

Юрий КУВАЛДИН

СВОЙ КРУГ

В творчестве складывается прочный круг друзей, в который постороннему попасть, практически, невозможно, тем более, когда это круг мастеров, работающих исключительно из одной любви к искусству, понимающих, что слава к ним придёт только после смерти, и своего торжества они не увидят, вариант принятия в свой круг кого-то нового, когда этот новый поймёт, что здесь «некоммерческое» сообщество, что свои проблемы на других они не перекладывают, потому что это и есть мужское качество, это мужество, сдержанность, это Чехов нам сказал, не грузите никого своими проблемами, потому что всё, что связано с творчеством, они умеют делать сами, в одиночестве, любую тонкость знают, как сделать по «высшему пилотажу».

Юрий КУВАЛДИН

ПРОШЕДШЕЕ

Вот уж что наступает мгновенно, так это прошедшее, шедшие ушли за горизонт, и всё оттого, что и ты постоянно шёл куда-то, просто-таки как встал на ноги в полтора года, так и пошёл, сначала от скамейки до бочки, потом от дома к другому дому, потом перешёл поле, да не один раз это самое дачное поле перешёл, и все твои хождения с завидной регулярностью превращались в прошедшее, на что поначалу никакого внимания не обращал, даже мысль подобная в твою головку не закрадывалась, шёл и шёл, как бессмертный, вступая постоянно в будущее, которое тут же становилось прошедшим, но прошлым столь обстоятельным как «Мёртвые души», «Избушка на ёлке», «Братья Карамазовы», «Фортунэта», «Приглашение на казнь», «Архиерей», «Сидел на дереве рыб», что дух захватывало..

Юрий КУВАЛДИН

ПОНАРОШКУ

Если налево пойду, на улицу выйду, если направо пойду, в переулок выйду, если прямо пойду на бульвар выйду, если через проходной двор пойду, на площадь выйду, если назад пойду к магазину приду, если по диагонали пойду, до аптеки дойду, полная свобода передвижения от смерти до рождения, как у Льва Николаевича, роман которого «Войну и мир» можно сократить до названия, не взирая на чины и звания, потому что не знался с Фёдором Михайловичем, который пойдет налево, придёт к обеду, чтобы беседу вести с самим собой, как каждый настоящий писатель беседует сам с собой, одну фразу прикрепляя к Наташе Ростовой, другую к Мадам Бовари, третью к рыцарю пролетарской революции Копёнкину, потому что «ребёнками» революцию делают, те вообще на месте не сидят, по прямой редко ходят, всё норовят через забор перелезть, а то и сломать забор, вздор сущий, Всемогущий посмеивается, глядя из своего окошка на всю эту «суматошку», лишь старики знают о жизни всё, ведь она идёт понарошку.

Юрий КУВАЛДИН

К 70-ЛЕТИЮ МАРГАРИТЫ ПРОШИНОЙ Инна Иохвидович «РАЗНООБРАЗИЕ ТИПАЖЕЙ СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ»



К 70-ЛЕТИЮ МАРГАРИТЫ ПРОШИНОЙ


Инна Иохвидович «РАЗНООБРАЗИЕ ТИПАЖЕЙ СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ»

Три рассказа писательницы Маргариты Прошиной


Первый же прочитанный мною рассказ этой писательницы «Одноглазая» меня просто потряс! Его героиня Раиса, крупная некрасивая женщина, буквально «нашла своего суженого» пьяным в снегу, если бы она его не потащила, то он бы совершенно точно умер от переохлаждения! Именно она стала его настоящей Спасительницей!
В России, где женское население превалирует на одиннадцать миллионов человек, найти себе достойную, да и просто п а р у, особенно для   женщины ещё и  искалеченной (Рае, работавшей токарем выбило глаз) потому многие,  часто даже незнакомые люди называли её «одноглазой»!
И вот у неё, не совсем молодой, но ещё совсем нестарой, появляется м у ж ч и н а, притом настоящий, их любовь, сложно назвать сексом! Это было их настоящее единение!  Маргарита Прошина описывает чувства своей героини, откровенно, но деликатно! В этом и проявляется её писательское мастерство!
Её героиня религиозна, но стихийно, как и многие простые люди, не читавшие ни псалтырь, ни писания, но верующие честно и крепко, с рождения до смерти. Потому трогательно, до слёз сновидение героини с ангелами и с покойной матерью, что объясняет дочери, что и и она и ангелы спустились с неба, чтобы быть на её свадьбе...
Но, увы жизнь жестока в своей правде, и рассказ оканчивается настоящей трагедией для героини рассказа. За «суженым» приходит его жена, которую известили соседи Раисы по подъезду...
А сама Раиса, вопрошает: «За что, Господи?», приложив ладони к лицу, она зарыдала».
При такой казалось бы печальной концовке, рассказ у меня не оставляет ощущения безысходности, кажется, что у «одноглазой» есть удивительное «будущее», что возможно   в рождении ребёнка или в ином счастливом случае...

Второй рассказ называется «Проводница», что сразу указывает на профессию главной героини.  Проводница Лариса рассказывает о своей жизни визави, в которой угадывается автор.  Жизнь проводницы мало чем отличается от жизни миллионов женщин в Советском Союзе.  Миллионы женщин, как и она получили профессиональное образование. Она стала фельдшером, вышла замуж, мужа забрали в армию через пять дней после свадьбы, а потом муж погиб на о. Доманском, из фельдшеров пришлось ей уйти, (нищенская зарплата, а ребёнок- сынок растёт) Вот и стала проводницей, денежней, да со своими тяжелейшими моментами, т.к. приходилось собой расплачиваться, собственным телом... Вот такое было женское «счастье»...
Этот рассказ чётко отражал начинавшуюся эпоху «застоя», как назовут её позже...

И третий рассказ, отличающийся от первых двух, «Нелька» об интересном феномене конца двадцатого - начала двадцать первого века - доминантной женщине, или как в двадцать первом веке её назвали - Домина!
Главная героиня рассказа Таисия Павловна с самого начала напомнила мне самку богомола, которая съедает самца после спаривания. Но не будучи столь кровожадной, она поедом, годами и десятилетиями «ела» своего благоверного Ивана Даниловича, совершенно преданного ей... Она и к собственному сыну относилась не лучше! Он, подобно отцу был столь же предан матери. Только сама же Таисия Павловна была убеждена, что она «вечно страдающая» достойна лучшего ухода, чем тот, что предоставляли ей муж с сыном.
Но вот Валерий - сын полюбил иногороднюю, уроженку Читы, работавшую на заводе вместе с ним Нельку!  В ней тоже просматриваются черты домины, но она, естественно не доходила ещё до вершин самодурства, как её свекровь.
Молодые, несмотря на недовольство матери поженились.
И, можно предполагать, что после смерти Таисии они вместе с Катей, дочкой молодых и внучкой «страждущей» - естественно ставшей в старости больной, знаем, что очень скоро исполнится мечта Нельки, она станет обладательницей хором в центре Москвы!
На мой взгляд удались Маргарите Прошиной женские образы в этом рассказе. Сама Нелька, по имени которой назван рассказ, является доминой современного типа, не «страждущая», а молодая женщина, знающая чего она хочет! Это новый женский тип в современном женском рассказе.
Маргарита Прошина своими рассказами женской тематики представляет разнообразие типажей современной женщины... Что редко кому удаётся. 



Штутгарт

ВЕТЕР

Наотмашь справа по щеке, потом в затылок, из переулка резко в лоб, так отовсюду, ни направленья, ни прямой, из всех щелей, ни северный, ни восточный, ни южный, ни западный, отовсюдный, колесом, вращающимся экватором, успением рождества, женские крики вроде покохай меня мой ветротеос, со свистом уносясь ортогонально диагонали, вдоль бульвара и поперёк, воронка вращающаяся золотых листьев на площади восставших и падших, водоворот с переворотом к стальному небу с несущимися свинцовыми облаками, невыносимо давящая неумирающая советская стая, крутой космос, смерч экстаза, коленчатый вал вечного двигателя орбит, вихри враждебные сталкиваются и воздушным фонтаном, вознесением винта добивают до чёрного революционного солнца.

Юрий КУВАЛДИН

КРАСНОЕ

Только не в красных тонах, можно в каких-нибудь серых, усилив чёрным по канту всего периметра, чтобы создалось ощущение невероятной защищённости от возможного появления этого красного, бьёт по темечку и режет глаз, отойди снисходительно в тень ели, которая тоже очень сильно боится красного, вернётся уверенность в сером с дождиком, а лучше с нажимом, ливня, дабы красному не повадно было бы красить всё вокруг красным, полыхая пламенем, оригинальное зелёное, с молоком матери вспоённое, живое, ненаглядное, пусть само по себе под серым небом стареет, помнится, все мы были молодыми, не выносили пожаров в лесах наши души огнеопасные, но при определённых обстоятельствах возникновение красного приобретало несокрушимую уверенность жара Цветаевой: «Белая гвардия, путь твой высок!».

Юрий КУВАЛДИН

УДАЛИВШЕЕСЯ

Писать нужно так сложно, чтобы тебя никто не понимал, кроме любителей литературной формы (которая и есть содержание), вот ведь ясно, что прошло слишком много времени, чтобы самому стать формой, когда даль прошлого приобрела вид хрупкой снежинки, такой хорошенькой, светящейся, орнаментальной, конструктивистской, что и всё это самое ушедшее представилось невероятным счастьем, всё плохое улетело в чёрную дыру бесследно, и вот, глубоко осознанная сущность жизни, на сей раз обращенная в этот ледяной кристаллик, догадался, что, вопреки всему, нужно складывать свою снежинку из воспоминаний, оставшихся в моей памяти, и от этой по-детски наивной мысли удивился бытийной глубине, сталкивающей понятия живого и мёртвого, и отчетливо разглядел в капле от растаявшей снежинки свои старческие и одновременно младенческие черты.

Юрий КУВАЛДИН