Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Маргарита Прошина ХУДО рассказ


Маргарита Прошина

ХУДО

рассказ

«Ведь как бы ни было в семье худо - всё отец с матерью, а не враги, не чужие…»
Фёдор Достоевский «Записки из подполья» (часть вторая «По поводу мокрого снега»)

Татьяна дрожащим голосом спрашивает:
- Егор, что происходит? Я никак понять не могу… Наша любовь ведь никуда не исчезла…
Муж закуривает. Сидит в позе мыслителя, положив одну ногу на другую и покачивая ею.
Молчание длится почти вечность, уместившуюся в минуту.
Татьяна сжимает руки на груди.
Всё-таки потаённые свойства характера рано или поздно проявляются у каждого человека. Немногие позволяют себе роскошь быть, а не казаться. В общественных местах, на работе люди, как правило, скрывают свой истинный характер. Его распознает только близкий человек, да и то далеко не всегда. На собственном опыте Татьяна убедилась в том, что, порой, в критической ситуации изумлялась поступкам мужа, открывала в нём такие черты характера, о наличии которых прежде не догадывалась. Тайные особенности характера не всегда проявляются в течение жизни. Всё зависит от ситуации.
Слышно тиканье настенных электрических часов.
Татьяна вопросительно и тревожно смотрит на него, в её глазах страх и тревога, а его взгляд устремлён вверх, он как будто подбирает слова, чтобы ответить как можно мягче:
- Лет двадцать ты была мне родная и близкая, нас связывает много общих воспоминаний, но мы изменились оба, сыновья живут своей жизнью и просят только об одном, чтобы мы не мешали им жить так, как считают нужным они. Я отпустил их. Мы общаемся изредка по телефону и встречаемся, когда кто-то из них выражает желание, а ты, по-прежнему, не отпускаешь их, пытаясь ими руководить, навязываешь свои взгляды, всегда уверена, что сама лучше знаешь, как им будет лучше.
Егор нервно гасит недокуренную сигарету, встаёт и начинает ходить из угла в угол. Татьяна же, стараясь говорить как можно спокойнее, пытается объяснить свои чувства:
- Егор, всё чаще я воспринимаю тебя как чужого и непонятного мне человека. Все, что связано с нашей прошлой жизнью, вспоминается мною с особой нежностью. Мы не молодеем, обрастаем новыми знакомыми и приятелями, наши взгляды и мнения постепенно изменились, мы перестали понимать друг друга...
Не успеешь родиться, как старость подходит.
Никто не слышит скрипа земной оси.
В сущности, опыт есть умение распознавать сразу плохое и хорошее. Чувство стиля, вкус появляются незаметно в каждодневной тренировке. Обычный человек без опыта часто тянется к плохому, потому что оно крикливо, широко распространено, блестит и сверкает. Хорошее сидит где-то мышкой в норке…
Молодость - прекрасная пора очарований, надежд. И Татьяна летела навстречу жизни, как мотылёк, на свет. А там - печь, в которой можно сгореть. Раз - и сгорела! Поэтому теперь к слову «очарование» Татьяна ставит приставку «раз». Разочарование. Разочарований в жизни во много раз больше, чем очарований. Татьяна повезло, крылышки свои она опалила, но не сгорела. Разочарование вызывает невероятную бурю страсти, которая рисует всё мрачными красками, но по мере отдаления от событий смягчаются оттенки, и разочарование вспоминается с грустной благодарностью…
Порыв ветра подхватил шелковистые каштановые пряди Тани, мгновенно превратив их в миловидный беспорядок.
Прохожий застыл на миг, любуясь тем, как прекрасная женщина, почти бессознательными движениями стремится привести причёску в порядок.
На мгновенье взгляды их встретились.
Татьяна прочитала в его взгляде восторг, смешанный с вопросом, но вздёрнула подбородок и прибавила шаг.
Она спешила на электричку на 17.10 до Павловского Посада, городка в котором она родилась и выросла с мечтой стать москвичкой, что ей удалось, а это является убедительной иллюстрацией того, что если четко следовать своей мечте, не сворачивать с намеченного пути, то непременно добьёшься её осуществления.
Женское поведение для мужчин - фантастическое представление, которое она пишет спонтанно, под влиянием сиюминутно меняющегося настроения. Мужчины же должны его разгадать, а те, которых пленил вихрь чар женских, должны проявить готовность принять участие в игре чувств. Каждая женщина - уникальна, и её притяжение, демонстрируемые окружающему миру знаки, неповторимы, как узор снежинок.
Если в погоде полный штиль, можно самой «поиграть» с волосами.
Тане ещё в подростковом возрасте эти премудрости объяснила бабушка, которая до последнего земного дня сохраняла игривость и кокетство, общаясь с противоположным полом, вне всякой зависимости от разницы лет.
Эти странные существа, мужчины, почему-то не видят ничего волнующего в волосах, убранных под заколку, а вот падение волос каскадом из причёски, притягивает и беспокоит их невероятно, на подобные движения они всегда обращают внимание.
В чём тут загадка?
Татьяна даже не пыталась понять этого, она просто умело пользовалась подобными жестами, которые не раз успешно проверяла на своём муже Егоре. Неважно, длинные волосы или короткие - можно аккуратно пропустить через них пальцы, будто поправляя, наблюдая за реакцией проходящих мимо мужчин.
Взгляд прохожего, выражающий желание, вызвал у неё на мгновение мысль подмигнуть ему, но она тут же одёрнула себя, ускорив шаг, чтобы не опоздать на электричку.
В прежние времена, прогуливаясь летом или тёплой осенью в парке с мужем, она часто играла на его чувствах, имеющих чуть ли не инстинктивное происхождение, невинно спрашивая: «Егорушка, посмотри, у меня листок в причёске не запутался?». В подобных случаях он всегда останавливался, притягивал её к себе, запускал пальцы в её волосы, страстно прижимал к себе, шепча на ушко: «Я хочу тебя немедленно! Здесь и сей же час!»
Они понимали друг друга не только с полуслова, а даже с полувзгляда, при этом она научилась чувствовать его настроение на расстоянии. Как недавно всё это было…
Вот она роняет перчатку, наклоняется и чудом избегает столкновения с мужчиной в такой же позе.
- Ой! Простите! - восклицает она.
- Прошу прощения, - произносит он одновременно с ней и протягивает перчатку со словами, - это вы уронили?
- Да, спасибо, я хотела…
- И я хотел…
Они рассмеялись, затем молодой человек представился:
- Егор!
- Татьяна!
Глаза их отражали свет вечерних фонарей.
Они больше не расставались, через год поженились, сняли комнату, через полгода родился старший сын.
- Как любишь ты меня? – спрашивала она его каждый раз после упоительной близости, ожидая восторженных слов любви.
- Ты же знаешь, - отвечал он, раньше пылко, а с годами спокойно, даже несколько утомлённо.
- Я хочу услышать это ещё, - говорила она то игриво, то капризно.
- Люблю тебя всю, всегда… Когда еду готовишь у плиты… В кино… В машине… В туфлях и босую… Вчера и завтра… Днём и ночной порой…
Сначала их было двое. Он и она. Потом их стало трое. Третий смотрел на них круглыми глазами и ничего не говорил, но смотрел так внимательно, впитывая слова и восторги родителей, что, казалось, заговорит сам.
Они полюбили прогулки по вечерней и ночной Москве, особое внимание привлекали редкие окна, которые светились поздними вечерами, ведь в каждом окне чьи-то жизни. Они придумывали свои истории, например, что мягкий, ровный свет струится из окон, за которыми живут любовь, нежность и счастье, а холодный, тревожный свет сигнализирует о трагедиях или беде, тусклый - о бессмысленном существовании. Они всматривались в светящиеся окна, обсуждая несчастные семьи, в которых супруги живут вместе, но отдельно, но у них даже на мгновение не возникала мысль о том, что когда-то они будут томиться так же там, за своими окнами, не в состоянии ничего изменить.
С той поры минуло почти четверть века, теперь Татьяна нередко бродит по улочкам в одиночестве, пытаясь понять, когда и куда исчезло их счастье, кто его спугнул или погубил своей завистью?
Татьяна стремилась построить семью в соответствии с девичьими мечтами: муж, дети, дом - полная чаша. О том, чем чашу это наполнить, чтобы в доме была любовь и гармония, она вообще не задумывалась.
Конечно, семья - это счастье! Мысль о том, что семья - это ежедневный взаимный путь уступок, терпения, умения слышать, промолчать, прощать поначалу ей в голову не приходила, ведь у них с мужем был умопомрачительный секс.
Но пришло время, когда она почувствовала, что в чаше этой появились трещины, которые стали увеличиваться, а потом и страх того, что её полная чаша разбивается.
Отчего?
Конечно же, не только о быт она разбивается. О том, что причина кроется в том, что не хватает воздуха свободы и доверия, она даже не думала, ей пришло в голову, что семью её сглазили или порчу напустили, возможно даже, что виноваты спутницы её сыновей.
Рождение сыновей одного за другим, с разницей в три года, в период жизни в коммунальной квартире, повлекло столько проблем, что успевай только их разматывать, но они были счастливы, уставали, но справлялись. Да, мальчики росли в пятидневках и продлёнках, но когда они забирали их домой, то старались окружить любовью и заботой. Родители строили планы, что их сыновья непременно реализуют то, чего им самим не удалось добиться.
А дети один за другим сообщали, что вскоре у них будут свои семьи.
Дети росли, но они сумели купить трёхкомнатный кооператив до того, как старший сын пошёл в первый класс. У мальчиков появилась своя комната. Затем приобрели «Жигули». Сколько было радости!
Они с мужем всячески поддерживали увлечения сыновей, покупали развивающие игрушки, записывали в кружи в соответствии с их интересами. Старший сын стал программистом, а младший увлёкся баскетболом, стал играть профессионально, но они убедили его обязательно получить диплом института физкультуры заочно, и теперь он работает успешным тренером. Сыновья выросли так быстро, что стали даже слишком самостоятельными, с отцом у них сложились дружеские отношения.
Татьяна своими попытками уберечь сыновей от нежелательных связей, а также своей запоздалой материнской заботой, чтобы они одевались теплее зимой и приходили домой пораньше, добилась противоположных результатов.
Она всячески пыталась уберечь сыновей от нежелательных связей с взрослыми женщинами, которые так падки на молодых наивных юнцов. Пытаясь объяснить им, что современная косметика творит чудеса,  что все девушки вокруг, как на подбор - с фарфоровыми личиками, фарфоровые профили, фарфоровые глазки, прелестны, но вот беда - в фарфоровых головках их нет мыслей, кроме той - найти скорее мужа, богатого, чтобы всю жизнь только совершенствовать красоту свою фарфоровую и покупать постоянно всё, что душе угодно на зависть окружающим, похожим друг на друга так, что голова идёт кругом, когда именно на такие грабли наступил её младший сын, влюбившись в женщину буквально на десять лет моложе её, его матери! Сколько сил она потратила на то, чтобы убедить его в том, что у юности нет опыта, но страсти разъедают младое тело, всё кипит, бунтует, мчится смутное осознание себя как нового человека, не такого, как все, оригинального, единственного и неповторимого, и это затмевает мир вокруг настолько, что ты совершаешь одну ошибку за другой, не желая задумываться и принимать очевидное, ведь юные страсти ослепляют, захватывают в манящий плен, убеждая сына в том, что он ещё не в состоянии это осмысливать, столь сильны и всеобъемлющи, что он погружается в них полностью, не задумываясь о последствиях, которые часто приводят к разочарованию, но он не слышал её.
Мало этого, он женился на этой «даме», как её упорно называла Татьяна, несмотря на все попытки удержать его от этого шага. После этого он ушёл жить к жене, и стал всячески избегать любых попыток матери общаться с ним.
Запреты, как известно, логике не поддаются, да и логика у каждого своя, она меняется в соответствии с планами достижения задуманного наперекор здравому смыслу, который молодость не желает ни принимать, ни понимать, вот и действует наперекор ему, самое удивительное, что это приносит свои плоды!
Старший сын просто снял квартиру со своей сверстницей, но не торопится знакомить её с родителями, объясняя это тем, что они ещё не готовы создавать семью, ни один из них не торопится порадовать её внуками, а ей так хочется, чтобы на даче были слышны детские голоса.
«Что случилось? Как и когда он охладел к ней? Перестал видеть в ней женщину? - мысли эти не давали покоя Татьяне, не было никакой возможности от них избавиться. Она ведь настолько доверилась мужу. Можно сказать, растворилась, уверенная в том, что только она сможет дать ему по-настоящему всё то, что ему нужно и даже больше, и никогда об этом не пожалеет.
Сколько раз, распахнув окно, она вдыхала полной грудью, наблюдая свежий малиновый рассвет, а потом, прошептав мужу на ухо: «Доброе утро!», - налетала с объятиями на сонного своего избранника, или когда заставший их на улице дождь едва закончился, она со смехом тащила из-под навеса упирающегося мужа, чтобы ловить последние крупные капли и топтать отражение облаков в лужах, или за просмотром триллера дрожащим зайчонком ныряла под руку своего защитника, а он чувствовал в такие моменты себя величайшим героем.
- Ведь всё это было, было…
Когда женщина желанна, не важно, как она выглядит, в этом Татьяна не раз убеждалась на протяжение более двадцати лет замужества, она никогда не слышала упрёков Егора о том, что не так одета или причёсана, он всегда замечал, когда она меняла причёску или цвет волос, говорил комплименты, но теперь он совершенно не реагирует ни на какие изменения её внешности, просто не замечает их и всё, а сколько раз она, пытаясь выяснить причины изменения в их отношениях, натыкалась на невозмутимое спокойствие с его стороны или же он просто находил предлог, чтобы исчезнуть якобы по неотложному делу.
У них была, можно сказать, дружная семья, правда, они с мужем много работали, чтобы обеспечить сыновей всем необходимым, дать им возможность заниматься в спортивных секциях, иметь соответствующее снаряжение, покупали современную технику, старались проводить хотя бы два выходных дня в месяц всей семьёй, потому что приходилось подрабатывать то на то, чтобы выплатить кооператив, то на машину, то на приобретение дачи, о которой так мечтала Татьяна, убеждая своих мужчин, что уж там-то они будут встречаться в выходные дни всей семьёй, дружно и весело проводить время, при этом получая витамины, выращенные своими руками, приобщать внуков к природе, но дача её мужчинам оказалась не нужна, они туда практически не приезжали.
Семья! Люди счастливые похожи - они вечно молоды, улыбчивы и добры и, как правило, всегда влюблены: в дымку рассвета, в улыбки любимых, в старые книги, в успехи друзей, суетливость соседей, в шум детворы, в жужжанье пчелы, в каплю росы, в свои увлечения...
К сожалению, многие теряют счастье своё по глупости или неосторожности... Счастье - оно ни "капризное" и ни "обидчивое", как думают некоторые, оно может исчезнуть и не вернуться.
Несчастливые люди все чем-то похожи: одиноки, печальны, больны и, как правило, обижаются беспричинно на себя и на окружающих. А каждый счастливый - счастлив сегодня! В непрерывном "сегодня" длиною в жизнь, в его жизни нет "случайных людей" и "потерянных лет".
Счастливые люди избавляются от лишнего груза, чтобы со счастьем своим легче было по жизни идти.
В электричке Татьяна пыталась подготовиться к предстоящему разговору с мужем, возлагая надежды на примирение и преодоления взаимных разногласий, он обещал приехать сегодня вечером не позднее девяти.
Она вновь и вновь прокручивала в голове их неудачные попытки разобраться в происходящем.
Постепенно ответы Егора становились всё короче, а она вновь и вновь повторяла свой вопрос, пытаясь оживить его интерес к ней. Ветер гладит по коленям, но не он, неужели они обречены... Как вернуть страсть, жажду обладания… его прикосновения… ожиданье, ожиданье... где же миг, когда рук виток вновь обовьет её? Татьяна вглядывается в огромный лунный диск, с надеждой увидеть ответ, что там, вдруг, распахнётся «окно», освещённое удивительно мягким, ласкающим светом, а затем появиться подсказка, которая даст возможность вернуть ускользнувшее счастье.
Егор сидит рядом, пристально с легким прищуром молча смотрит на неё.
- Я - эгоист, - говорит он несколько вызывающе, - мне нравится это слово! Оно рождает у меня исключительно положительные эмоции.
- А я люблю тебя, люблю своих сыновей, свой дом, уют и тепло, мир и лад в нём.
- У нас с тобой имеется общее прошлое, но я не вижу общего будущего, - ответил он.
- Нет, я так не думаю! Да, в последние годы мы не общаемся с тобой подолгу, не обмениваемся новостями. Мы почти не общаемся друг с другом, но мы должны постараться это исправить.
- Может быть, лучше попытаться не мешать каждому из нас жить так, как нравиться?
- О боже, столько всего случилось! Не перечислить. И вот мы сидим, смотрим друг на друга, что-то говорим, говорим и не понимаем, куда исчезла любовь...  Ведь она была, Егор?
Он молча курил, а она всё ещё надеялась получить от него ответ, который позволит возродить прежние чувства и отношения, хотя бы частично. Но он молчал. По всему было видно, что ему было худо в семье.
- Почему так вышло, что спустя долгие годы нашей совместной жизни, нам с тобой не о чем говорить?.. Мы ведь как-то общались все эти годы?..
- Ключевое слово «как-то», - после длительной паузы сказал он.
Обида перехватила у Татьяны дыхание. Она почти десять лет терпела полное отсутствие секса с собственным мужем, стараясь не задавать вопросов, надеясь, что он сам объяснит причину происходящего. Конечно, она предпринимала попытки привлечь его внимание, покупая яркое, вызывающее бельё, даже парфюм в секс-шопе, но он ничего не замечал. Так и жили последние лет десять как сестра с братом, никакого секса. Она, конечно, пыталась выяснить, не изменяет ли он ей, но ничего не сумела в этом вопросе добиться. Он увлекался рыбалкой всегда, и ездил на неё по выходным с проверенными друзьями, которых она знала всю их жизнь, как и их жён. Ничто не давало повода подозревать его в измене. Так и жили, как брат с сестрой, при этом при посторонних демонстрировали дружных супругов.
- Ты, последние годы часто упрекал меня в эмоциональности, а я удивлялась твоей холодности и сдержанности. Ты был всегда самым близким для меня человеком, - сказала Татьяна.
- Ты была мне любимой, а стала как сестра… - сказал Егор.
- Но почему?!.. - вырвалось у Татьяны.
Помолчав немного, Егор сказал:
- Трудно объяснить, я не могу тебе сегодня сказать, что ты важна для меня.
Татьяна замахала руками и воскликнула:
- Это не так!
- Ты постепенно стала частью моего прошлого. Мои жизненные ценности и убеждения ничего для тебя теперь не значат. И это, в общем-то, нормально. Время не стоит на месте, - проговорил довольно сухо Егор.
- Но я никогда не знаю, как мне жить без тебя… Словно тебя и не было… - всхлипнула Татьяна.
- Мы не сойдемся с тобой уже никогда… Слишком разные для этого, - сказал Егор.
- Мы и прежде были разные, это не мешало нам любить… - сказала Татьяна.
- Теперь мы живем с тобой в совершенно разных мирах, каждый на своей частоте. Мыслим на разных волнах. Тебе не интересен мой мир, а мне - твой. Просто так случилось... Прости.
Егор резко поднялся и торопливо удалился, можно сказать, сбежал.
А у Татьяны не было сил остановить его, от обиды и нежелания его попытаться понять её, пожалеть, у неё даже голос пропал, а так хотелось закричать:
- Да это всё неважно! Мы можем всё начать сначала, если ты готов всё начать сначала!
Задумываясь над смыслом жизни и в школе, и в институте, и потом много-много раз, у неё всё сводилось к устройству жизни - любовь, семья, дети, друзья и дальше по списку, всё, что прилагается к комфортному времяпрепровождению, пониманию благополучной жизни. Постепенно всё складывалось удачно, жизнь щедро одаривала её, она была уверена, что так будет всегда.
На мир Татьяна смотрела всю жизнь, как и подавляющее большинство людей, только из себя, единственной и неповторимой. Вот так устроен человек. Сначала он младенцем был. Смотрел на мир незамутнённым взглядом. Потом подрос. И стал строителем своей судьбы. Что в молодости главное? Вопрос вопросов. Для большинства это желание устроится на хорошо оплачиваемую работу, приобрести полезные знакомства, создать семью, конечно же в хорошей, просторной квартире, родить детей, которые превзойдут их успехи по всем направлениям жизни, а то, что на душе пусто, наступает момент, когда близкие становятся более дальними, чем чужие, им в голову не приходит. Спасает уверенность в том, что у них всё будет так, как задумано.
«Почему я осталась совершенна одна, за что мои любимые мужчины не ценят мои достоинства?» Мысли эти не давали покоя ей, она спустилась с крылечка, на степенях которого просидела всю ночь вся в слезах от жалости к себе и обиды на жизнь, прошла по дачной улице и вышла в поле.
Лучи восходящего солнца вернули Татьяну в новый день. Стояла такая тишина вокруг, что она слышала биенье сердца, сопровождаемое тихим пеньем птиц и шелестом травы на поляне, освещённой мягким светом солнечных лучей, и от этой картины, созданной природой, комок подступил к горлу:
- Что ждёт меня сегодня, какие сюрпризы преподнесёт судьба? - произнесла она, едва сдерживая слёзы. - Каким будет этот день?

"Наша улица” №258 (5) май 2021

ПЕРЕЖИВАТЬ

Что за страсть, не жить, а переживать, день прошёл и слава Богу, причем, приходится переживать всё подряд, добродушное и строгое, мрак и маразм, белое и красное, важное и напрасное, в общем клубке переживаний оказываемся в ликовании или страдании, кому что нравится, и вовсе не исправиться от перехода из одного состояния в другое в поисках, разумеется, покоя без переживаний, стенокардийных стенаний, чтение вслух Александра Блока, вот морока-то, слёз и всхлипов на грани разлуки, с мукой любви в руках, попусту обретённой на десять минут, влюблённых, разводящихся сразу, как только в глазу у друга замечена пылинка, ворота даны для того, чтобы в них упираться рогами, без полива завяла на подоконнике в горшке былинка, горе-горюшко, мыкаться, тискаться, дурь и одурь, переползать изо дня в день, тень наводя на плетень.

Юрий КУВАЛДИН

ПРЯМОЙ ДОРОГОЙ

Прямой дорогой к счастью шагают новосёлы, прямой дорогой к счастью шагают дамы в сером, прямой дорогой к счастью шагают кавалеры, прямой дорогой к счастью шагают протоколы, прямой дорогой к счастью шагают неофиты, прямой дорогой к счастью шагают банкоматы, прямой дорогой к счастью шагает твоя свита, прямой дорогой к счастью поэты и солдаты, прямой дорогой к счастью с враждой неистребимой, прямой дорогой к счастью с изменой безупречной, прямой дорогой к счастью разводятся с любимой, прямой дорогой к счастью ложатся с первым встречным.

Юрий КУВАЛДИН

ЗА РУЧКУ

Прожить с любимым человеком год, это уже много, а если прожить два года, то по нынешним временам и нравам почти рекорд, что уж говорить о трех годах, о четырёх, когда не смолкая сплошь и рядом повторяется, как молитва, слово «развод», а вот, скажем, девять лет ходить по старинным московским улицам за ручку, как ходили на большой перемене в первом классе парами мальчики в серых гимнастёрках, как солдаты, с девочками в чёрных фартуках, то это уже целая вечность…

Юрий КУВАЛДИН

СИИ МЕСТА ДЛЯ НОСТАЛЬГИИ

Давно там не был, лет тридцать, и вот опять попал на то место, но оно лишь отчасти напоминало то, которое знал прежде, теперь обнаружил перемену во всём, даже в людях, чья непринужденность в любых обстоятельствах вызывает даже некоторую зависть, ведь они не стремятся в те места, где их не было много лет, поэтому чувствовалось, что они довольны одним местом жительства, где их дом в современных архитектурных решениях достойным образом привязал их здесь, а противоположным чувством они не заражены, и в этом есть определенные преимущества, поскольку основания для ностальгии у них нет, ведь тоска рождается не сама по себе, и предпочитавший её давно покинул сии места.

Юрий КУВАЛДИН

ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ

Не будучи замечен среди толпящихся на улице людей, как будто я шёл в темноте, я вдруг догадался, что человеческий организм устроен так, чтобы заведомо игнорировать свои копии, идущие туда-сюда, повторяющие изо дня в день одни и те же машинальные действия, но желающие всё проделывать инкогнито, в потёмках ясного дня, смотрите, идут навстречу друг другу, но не признаются в любви, конечно, я это констатирую не без претензии, но тому встречному не высказываю желание долгой жизни, поскольку эта сентенция может пониматься как прямо противоположная.

Юрий КУВАЛДИН

Маргарита Прошина "Невзрачная девчонка"

Маргарита Васильевна Прошина родилась 20 ноября 1950 года в Таллине. Окончила институт культуры. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Долгое время работала заведующей отделом Государственной научной педагогической библиотеки им. К. Д. Ушинского, затем была заместителем директора библиотеки им. И. А. Бунина. Автор многочисленных поэтических заметок под общим заглавием "Задумчивая грусть", и рассказов. Печаталась в альманахе “Эолова арфа”, в "Независимой газете". Постоянно публикуется в журнале “Наша улица". Автор книг "Задумчивая грусть" (2013), "Мечта" (2013), "Фортунэта" (2015) и "Голубка" (2017), издательство "Книжный сад", Москва. В "Нашей улице" публикуется с №149 (4) апрель 2012.

Маргарита Прошина

НЕВЗРАЧНАЯ ДЕВЧОНКА

рассказ

- Никак не пойму, Светка, это ты, что ли?! Каким ветром? - раздался вроде бы знакомый голос у неё за спиной.
Лаврова замерла на мгновение от неожиданности, а в голове пронеслось: «Не может быть! Мне показалось!»
До этого у неё в жизни пронеслась какая-то буря. Но по порядку.
Желание вновь любить и быть любимым пришло к мужу Лавровой на его пятьдесят седьмой весне. Весной, когда всё чаще стало пригревать солнце, и разные птицы громкими голосами заглушали шум машин, а женщины в самых невероятных головных уборах с экстравагантными причёсками всем своим видом демонстрировали несдержанность чувств, внимание мужа Лавровой привлекла молодая женщина, маникюрша в парикмахерской, где он постоянно брился перед важными заседаниями на работе.
Он записался к ней.
В его жизни это был первый и последний маникюр, в общем неудачный.
Когда он уже отшлифованным пальцем попытался дотронуться до её щёчки, она от неожиданности опрокинула миску с мыльной водой. Он объяснил ей, что никак не хотел её обидеть, а рука его невольно потянулась к её очаровательному личику, что он просто хотел пригласить её на прогулку в такой прекрасный весенний вечер, женщина же спокойно привела его ногти в порядок и ответила отказом в неоскорбительной форме…
Но что же показалось Светлане Лавровой в магазине? А вот что. Когда она медленно повернулась, то не поверила своим глазам - перед ней стоял Тихомиров, её первая и безответная любовь.
- Не узнаёшь? Чего у тебя глаза такие сердитые?
И тут она вспыхнула:
- Вадик!.. Как ты тут?.. Откуда?..
- Что значит откуда?! Я уже лет десять здесь живу, - сказал Тихомиров.
- Ничего себе! - буквально оторопела она.
Но мысли Лавровой были всё там же и о том же.
По роковому совпадению, буквально через пару дней после неудачной попытки привлечь внимание понравившейся ему маникюрши, мужа окликнула у метро весьма симпатичная женщина с полоской черных усиков над окровавленными помадой губами.
Он не сразу узнал в ней приятельницу жены, которая в последние несколько лет иногда заходила к ним под незначительными предлогами.
Она выглядела ослепительно в модном пальто цвета экрю, то есть белом с едва заметной примесью приглушенной желтизны, и изящной шляпке цвета горького шоколада, при этом так выразительно продемонстрировала радость от столь приятной встречи, что он галантно взял её мягкую ладошку и поцеловал.
Они пошли рядом, оживлённо беседуя о ранней весне.
Оба жаждали любви, и отдались своим чувствам самозабвенно.
За всю свою жизнь муж Лавровой не слышал и малой части комплиментов и восторгов, которыми неустанно осыпала его подруга жены, всячески демонстрируя своё бескорыстие и искренность чувств.
Вообще все это произошло с невероятной скоростью, чему способствовала весна, изящная шляпка и её усики.
Муж Лавровой собрал свои вещи и поспешно покинул дом, избегая каких-либо объяснений, но заверил разъярённую супругу, что ни на что из нажитого непосильным трудом добра он не претендует.
Коварный предатель!
Лаврова металась по квартире одна. Некоторое время она никак понять не могла, почему муж, за которым она ухаживала, можно сказать, всю жизнь, предал её, да ещё и унизил, променяв на подругу!
Мысли её путались.
- Как! Когда это произошло!? Как я могла ничего не заметить!? - повторяла она вновь и вновь!..
Тут она вспомнила одну из неопровержимых улик его коварной измены, которою, по ошибке, сочла сигналом о его нездоровье - он этой весной заметно похудел:
- Что это ты так осунулся? - спросила она. - Давай, я запишу тебя к врачу?
- Не стоит, - ответил он, - я чувствую себя отлично.
- Не понимаю! Я, что плохо стала готовить или у нас в доме еды недостаточно? - спросила она.
- Что-то аппетит пропал, - ответил он, и скрылся в кабинете.
«Почему я тогда не догадалась, что он завел себе любовницу! А эта «подруга» тоже хороша! Тихоня! Пробралась ко мне в дом, присмотрелась к моему мужу и увела его! Вот змея! Не получит из моего дома ни лоскутка, ни вилки, ни ложки - всё, что нажито, я лучше уничтожу, но ей ничего не отдам! А этот, пусть берёт свои личные вещи и уматывает!»
Лаврова от ярости прикусила губу до крови.
Казалось, что старые тополя за окном едва заметно наклонили ветви, словно прислушиваясь к непонятным для них словам. Но не слушали и не слышали. У них было свое. Стояли, безучастные к людям, бесстрастные, бездумные, со своею жизнью и тайною, а с темных ветвей их падала, как роса, отрясаемая ветром, прозрачная грусть.
Мысли о смерти, после коварного предательства мужа всё чаще не давали уснуть Лавровой. Стоило ей выключить верхний свет, оставив только лампу на столе, как её охватывал страх, что из полумрака вот-вот появятся чьи-то тени, или к груди подкатывала волна небывалого по странности ощущения: стены комнаты то приближались к ней, то отступали и пол шевелился. Она то ложилась, пытаясь уснуть, то вставала, шла в гостиную, включала свет и телевизор, садилась в кресло у стола и начинала щёлкать пультом, то ходила по комнате, останавливалась у зеркала, в котором очень растерянный и кого-то напоминающий человек пытался изобразить улыбку. Она то пристально смотрела на себя, то отходила, то опять возвращалась с приветливой улыбкой, постепенно успокаиваясь, но верхнего света все-таки не гасила, чтобы не нарушить состояние, казалось, обретённого покоя.
Мягкий ковер заглушал шаги.
Так ходить, бросая беглый взгляд в зеркало, можно было долго, только бы не сделать резкого движения, которое изменит ровный строй мыслей.
Она ходила до тех пор, пока не ощутила слабости в ногах и легкого головокружения.
Всю ночь по карнизам стучал дождь. Под утро потянуло ледяной стужей. Ветер сотрясал рамы окон, пытаясь ворваться внутрь.
Лаврова прилегла.
Ей  приснился диковинный сон, будто она идёт по лесу, в котором на небольших полянках разбиты изящные скверики, она восторженно любуется искусной стрижкой деревьев и кустов, как вдруг посреди одного из них видит большой камень, а на нём написано её имя, год рождения и прочерк…
Наутро она поспешила в платную поликлинику на приём к кардиологу, поскольку к бесплатной медицине относилась недоверчиво.
Врач Лаврову выслушала, смерила давление, направила на электрокардиограмму, посмотрела результаты анализов и, удовлетворенно кивнув головой, успокоила, что повода для беспокойства нет, посоветовала прогулки на свежем воздухе и найти себе занятие по душе.
Лаврова заплатила за этот «совет» более десяти тысяч рублей, и поняла, что только она сама сможет себе помочь.
Но как!?
- Для начала пойду-ка я в магазин и куплю себе что-нибудь вкусненькое, - сказала она.
- Купи себе не что-нибудь, а всё, что твоей душе угодно, - ответила вторая Лаврова, которая всегда успокаивала, оправдывала и утешала первую, - мало ты экономила, выгадывала, чтобы накормить мужа, и денег скопить и на машину для него и на путёвки в санаторий, чтобы его драгоценное здоровье поправить!? Получила!? Всё! Теперь думай только о себе! Ни в чём себе не отказывай!
Лаврова собиралась в магазин с особенной тщательностью - румяна, пудра, помада, тени и контурный карандаш преобразили лицо, глаза заблестели, любимый аромат духов поднял настроение, а небрежно брошенный пушистый шарф кораллового цвета придал образу женственности.
Обручальное кольцо она положила в шкатулку, но украсила пальцы несколькими перстнями.
Послав любящий взгляд своему отражению, она отправилась в универсам, как на поле биты, в надежде встретить предателей с видом не побеждённой, а победительницы.
Но ни у подъезда, ни по пути в магазин она не встретила никого из знакомых.
Покупки Лаврова делала основательно, внимательно изучала состав продуктов, срок годности, особенно на товарах по акции. Можно сказать, что она была профессиональным покупателем, глаз её мгновенно выхватывал подозрительные наклейки, обнаружив которые она всегда добивалась вразумительных ответов на свои вопросы. В этом магазине, рядом с домом, её знали почти все продавцы, поэтому ответы она получала исчерпывающие.
Лаврова методично изучила ассортимент овощей, фруктов, молочные и колбасные продукты, и погрузилась в изучение вин. Со словами: «Вечно на наклейках пишут так, чтобы нормальный человек не мог ничего разобрать», - она достала из сумочки лупу и стала изучать надписи на бутылках.
И тут этот голос из-за спины. Тихомиров. Лет десять рядом живёт. Ничего себе!
- Как!? А я уже больше двадцати лет, в пятнадцатом доме, - выпалила она.
У Тихомирова расширились глаза.
- А я в двадцатом, - с удивлением сказал он.
- Да, как же это может быть?!
- Что «это»? - пожал Вадик плечами, - Я не понял, что тебя так удивило?
- Как же мы с тобой ни разу не встретились?
- Почему не встретились? Вот сейчас…
Лаврова жила в довольстве, но довольство её было каким-то холодным, ненужным, оно не сделало счастливыми ни её, ни мужа. В доме их было много ненужных вещей, стояла лишняя мебель, не делавшая уюта. Во всём чувствовалось равнодушие хозяев друг к другу. В столовой стоял длинный стол для гостей, но они никого не приглашали. Пианино фабрики «Красный Октябрь» было покрыто чехлом, который она стирала раз в год, а папки с нотами вообще пылились годами в тумбочке под телевизором. В квартире не было ни комнатных растений, ни кошки, ни собаки.
Лаврова воскликнула:
- С ума можно сойти… Какой ты…
- Какой?
- Солидный, представительный…
- Ты, Светка, тоже изменилась…
Лаврова вышла замуж не потому, что испытывала чувства к избраннику, а потому, что мать постоянно твердила, что нужно спешить, поскольку ей уже через три года будет тридцать, а это уже статус старой девы, поэтому на предложение Лаврова стать его женой, она, не раздумывая, дала согласие. Буквально через год после замужества Лаврова расцвела, и стала не просто видной, а даже вполне интересной женщиной. Сотрудницы её считали франтихой, хотя она уверяла их, что на свою одежду тратит совсем немного денег. Одевалась она вначале действительно ярко и даже несколько вызывающе. У нее была своя портниха, подруга её матери, которая шила и переделывала ей платья и костюмы. Лаврова ухитрялась бантом или цветным шарфом делать из простого платья или костюма эффектный наряд. Она никогда не стремилась слепо следовать моде, но хорошо знала, что ей идёт. Хозяйство вела экономно и просто так, на пустяки, деньги не тратила, чем вызывала уважение мужа.
- Так ведь мы не виделись лет двадцать пять, - сказала она, отмечая добротное пальто и шапку из норки на Тихомирове, по которому пролила так много слёз, но он об этом ничего не знал.
Тихомиров тоже отметил про себя, что некогда невзрачная девчонка, которая постоянно крутилась у него под ногами, превратилась в привлекательную живописно раскрашенную женщину лет сорока, одетую богато, но на его взгляд слишком пёстро.
- Москва тесная, вот и встретились, но ты ничего себе, очень даже… Замужем? Дети?
- В свободном поиске, - с некоторым вызовом ответила Лаврова, - а ты?
- У нас с супругой кризис. Живём в одной квартире, а питаемся отдельно.
Повисла обычная пауза, но быстро кончилась.
- Что так? - машинально спросила Лаврова.
- Ой, не спрашивай, разве вас поймёшь? То всё хорошо, спокойно, то вдруг, когда приходишь домой вечером, тебя не замечают, всем видом показывают, что ты виноват.
- Бедный! А дети у тебя есть?
- Дочка, у неё своя семья, мальчишек двое, - ответил Тихомиров.
Вступив в возраст зрелости, Лаврова перестала корить себя за то, что съела лишнее печенье, что не убрала постель, что купила смешную шляпку, которая приглянулась ей своей несуразностью. Каждый раз, примеряя эту шляпку перед зеркалом, она повторяла себе, что имеет право на необдуманный поступок, хотя она так и не решилась ни разу надеть её, даже не показала мужу, но оставаясь одна, любила повертеться в этой забавной шляпке перед зеркалом, повторяя: «Могу я себе позволить быть экстравагантной хотя бы перед зеркалом!»
В юности Лаврова даже мысли не допускала о том, что когда-то и она, ОНА, будет старой. Когда ей впервые уступила в метро место девочка лет четырнадцати со словами: «Садитесь, пожалуйста, бабушка», - она оглянулась, но, не обнаружив среди окружавших её пассажиров никого на эту роль, недоумённо пожала плечами, потому что даже предположить не могла, что это относится к ней. Увидев её реакцию, юное создание страшно смутилось.
Я была свидетелем того, как многие дорогие мне люди слишком рано покинули этот мир, еще не поняв, не испытав великую свободу, которую дарует возраст. Кому какое дело, что возраст даёт мне возможность смотреть телевизор до четырех часов утра и спать хоть до полудня? Да, я порой танцую сама с собой, слушая замечательные мелодии, и, если мне иногда хочется поплакать над ушедшей любовью или упущенными возможностями, то я плачу. Иногда я бываю забывчивой, это правда. Впрочем, не все в жизни достойно запоминания, а о том, что мне дорого, я помню. Конечно, за эти годы мое сердце было разбито не раз. Как может не разбиться сердце, если ты потерял любимого, или когда умирает любимая собака? Но разбитые сердца и есть источник нашей силы, мудрости, нашего понимания, нашего сострадания. Сердце, которое никогда не было разбито, никогда не познает радости несовершенства. Год от года мне всё легче быть естественной. Меня не заботит то, что другие думают обо мне, но сомнения всё чаще не дают покоя. Мне нравится мой возраст, мой опыт, они освободили меня. Мне нравится тот человек, которым я стала. Я не буду жить вечно, но пока я здесь, я не стану терять времени на переживания по поводу того, что могло случиться, но не случилось, я не стану переживать по поводу того, что может еще случиться. И я буду каждый день пить любимый кофе и есть шоколад!
Размышляя о том, как долго я пребывала в заблуждении, что впереди еще целая жизнь, невольно откладывая всё наиболее сложное и неприятное на завтра. И вот это далекое завтра наступило. Я же оказалась в полной растерянности перед целой горой того, что когда-то не доделала. Лихорадочно хватаясь то за одно, то за другое, но стоит мне вспомнить чьё-то мудрое утверждение, что следует делать ежедневно одно дело в день, как всё встаёт на свои места.
Я пришла к выводу, что возраст - это дар. Наконец, я стала тем человеком, которым всегда хотела быть. Нет, речь не о моем теле, конечно! Иногда это тело вызывает у меня отчаяние - морщины, мешки под глазами, пятна на коже. Часто меня шокирует отражение незнакомки, которая обосновалась в моем зеркале, но переживаю я недолго. Я бы никогда не согласилась обменять мой бесценный опыт, мои ошибки и раскаяния, моих любимых людей, мою жизнь на меньшее количество седых волос и на плоский подтянутый живот.
Как часто я слышала в свой адрес слова: «У неё натура такая. Её не исправишь». Звучит как приговор. Были желающие «исправить» или перевоспитать неподдающуюся натуру, а она не поддаётся даже мне. Не хочет быть как все. У этой натуры есть свой взгляд на всё, что происходит вокруг, своё прочтение, своё отличное от общепринятых взглядов мнение и своя личная жизнь. Она не мешает никому. Её не волнуют награды и сиюминутный успех. Натура моя делает то, без чего жить не может.
Лаврова относилась к числу скорее чувствительных, чем глубоко чувствующих людей. Она прожила значительную часть своей жизни, так и не соприкоснувшись непосредственно с жестокостью, предательством и насилием, но не всегда могла удержаться от желания посмаковать чужую жизнь. Мысли о смерти против её воли тоже посещали её время от времени.
Так случается рано или поздно с каждым человеком: в какой-то час он задумывается о смерти. Особенно, когда ему уже много лет. Ну, пожить бы еще пять, десять, двенадцать лет, а там все равно... Конечно, проще, когда уже не сознаешь ничего от старости или слабости. Не может быть, чтобы люди перед смертью не сходили с ума. Но раз она неминуема, как же не думать об этом, все равно в старости или в молодые годы. Мы просто только обманываем себя и отмахиваемся от ужасных мыслей, убеждая себя, что к нам это не относится.
При словах о внуках лицо Тихомирова озарила счастливая улыбка, глаза заблестели.
- Два парня… - повторил он.
- Они не с вами живут? - спросила Лаврова.
- Отдельно. Там всё как надо.
- Ну, и слава Богу! - очень серьёзно, даже мрачновато сказала Лаврова.
Опустив глаза в пол, Тихомиров как-то протяжно вздохнул и спросил:
- А ты чего такая невесёлая?
Лаврова смерила его изучающим взглядом.
- Есть причина, - сказала она, - но я не хочу об этом распространяться. Предлагаю отметить нашу неожиданную встречу у меня дома, ведь, согласись, нам есть, что вспомнить! Ты как?
Тихомиров усилием воли сбросил с себя напряжение.
- Готов! Отчего не отметить.
Они посмотрели друг другу в глаза.
- Ты не спешишь домой, к жене? - вкрадчиво спросила Лаврова.
- Сказал же, что мы живём под одной крышей, но отдельно!
По дороге Лаврова строила грандиозные планы по осуществлению своей юной мечты: «Господи, благодарю тебя за эту встречу! - думала она. - Так вот для чего мне было послано предательство мужа и так называемой «подруги», чтобы освободить меня перед встречей с любовью всей моей жизни». Буря эмоций, жажда страсти, и нереализованные фантазии вспыхнули с такой силой, что Лаврова буквально потеряла голову.
Тихомиров же предвкушал вкусный обильный ужин и короткое приключение с давней знакомой, которая не давала ему прохода в молодости, но не вызывала прежде у него никакого интереса, но через много лет превратилась в весьма привлекательную женщину, жаждущую приключений.
Дома Лаврова мгновенно поставила на стол стопки, рюмки, подала солёные огурчики, красную рыбу, открыла банки селёдки, оливок, ананасов и предложила выпить за встречу.
Тихомиров с удовольствием её поддержал.
После нескольких рюмок Лаврова выдала ему тайну о своей восторженной любви к нему.
- Если бы ты только знал, как я тебя ревновала! Я ведь была в тебя по уши влюблена!
- Да, брось, Светка, к кому было ревновать-то?
- Ко всем девчонкам, которые так и вились, Вадик, вокруг тебя.
- Это твои фантазии, тебе лет-то сколько было?
- Почти пятнадцать!
- Ерунда! Причуды!
Тут Лаврова вспомнила, что поставила варить картошку и метнулась на кухню.
Лавровой несвойственно было страдать в одиночестве, при малейшей неприятности она обычно находила собеседницу, чтобы «убить» время. Проводить время в пустых разговорах, о сериалах, соседях, сослуживцах было её любимым занятием. Она обо всём судила уверенно, сомнения были ей несвойственны. Она любила рассказывать о своих удачах, давать советы о том, как надо жить, но свои неудачи и потери держала при себе.
Лаврова идёт босая по сыроватому песку дорожки сада. Она ёжится от утреннего холода, обхватывает плечи руками, пытаясь согреться. Золотой край солнца медленно поднимается из-за синей линии горизонта. Она поднимается на вершину обрыва, из-за прозрачного розовато-млечного тумана, который исчезает на глазах, открываются захватывающие дух дали. По телу разливается странная холодная, и в тоже время бодрая радость, а на душе пронзительная грусть. Мечты и думы мелькают, как орнаменты в калейдоскопе.
Пока Лаврова копалась на кухне, Тихомиров вышел на балкон, увидел пепельницу и закурил.
Страстное признание и напор Лавровой озадачили его, он рассчитывал на лёгкую интригу, но никак не на страстные выяснения отношений, которых ему хватало дома.
«Что нам делать вместе? Она жаждет жизни, страстей, а я не знаю, куда от них скрыться», - думал он.
Энергичный блеск её глаз, яркий внезапный румянец грели и лелеяли сердце, но стоило ему на мгновение представить Лаврову женою, как очарование её меркло.
- Куда ты пропал? - спросила Лаврова, войдя в комнату.
- Я здесь, на балконе обнаружил пепельницу, решил покурить.
- А я думала, что ты меня пойдёшь искать, - кокетливо сказала Лаврова, демонстрируя прозрачный пеньюар.
Глаза её светились знойным блеском.
- Да как-то… - неопределённо вымолвил Тихомиров.
- Горячее подавать, или отдохнём? - многозначительно спросила она.
- От горячего не откажусь, - ответил он в тон ей.
Лаврова включила какую-то музыку, играли что-то неопределённое между танцевальным и серьёзным.
Тихомиров, приободряя самого себя, сыпал тосты один за другим, а потом, когда она варила кофе, уснул.
Накрыв его клетчатым шерстяным пледом, она убрала со стола, и прилегла на кровать, а когда очнулась, то обнаружила, что Тихомиров ушёл, не оставив даже номера телефона.
К подобному поступку с его стороны она никак не была готова. Ведь, казалось, что счастье нашло её!..

"Наша улица” №232 (3) март 2019



ОДИНОКИЕ

Одинокие мужчины хороши тем, что они одиноки, как столь же прекрасны одинокие женщины, по той же самой причине одиночества, причём не какого-то выдуманного, или случившегося по определённым жизненным обстоятельствам, а потому что одиночество необходимо для творчества, без которого существование человека невозможно, так что, чем больше творческих личностей, тем больше одиночеств, которые видны даже невооруженным глазом, когда одинокие мужчины не обращают никакого внимания на одиноких женщин.

Юрий КУВАЛДИН

ВОДА В ВОДЕ

Что я живу, виной всему вода, и мне попались люди в том же смысле, быть из воды, и лить умело воду, чтобы ласкать любовницу природу, ведь от воды она поёт цветочком, боль утешая глупого сердечка, известно это милое словечко, когда плывёт корабль и ужас рвёт покой, а мы с тобой одно, вода в воде, которая возвыситься способна.

Юрий КУВАЛДИН

ОТ И ДО трагикомедия в двух действиях Маргариты Прошиной


Маргарита Прошина
ОТ И ДО
трагикомедия в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Наташа.
Нина.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Занавес открывается.
На сцене в центре стоит столб. Слева от столба - стол, стул. Задник - чёрный. Кулисы чёрные.
Из правой кулисы появляется высокая худая Наташа.


Наташа. Да, где же этот проклятый договор? Недавно же крутила в руках!

Наташа проходит от правой кулисы к столбу. Останавливается. Затем обходит столб вокруг. Из противоположной кулисы появляется Нина.

Нина. Что ты кричишь?
Наташа. Дьяконов потребовал срочно договор. А я не знаю, куда его сунула.
Нина. Какой договор?
Наташа. Ну, тот, где Дьяконов расценки в семь раз завысил…
Нина. Тише. Тише… Услышат… Может, в столовой оставила?
Наташа. Точно!

Выходят на середину сцены. Столб за их спинами.

Нина. Мне кажется, что Дьяконов на тебя глаз положил…
Наташа. Тебе кажется…
Нина. Нет… Он постоянно ищет повод, чтобы дать тебе очередное задание… Вызывает тебя постоянно… Поручения даёт… Кроме тебя никого из девчонок не замечает…

Подходят к письменному столу. Наташа садится. Нина стоит в профиль перед столом.

Наташа (перебирая стопку бумаг). Внимание любого мужчины не только приятно, но и полезно женщине!
Нина. Чем же это, интересно?
Наташа. Тем, что привлекает внимание других мужчин…
Нина. Может быть и так, но внимание женатых мужчин я всячески избегаю, чтобы не создавать проблем…

Наташа выходит из-за стола. Идёт к левой кулисе. Нина остаётся стоять у стола.

Наташа (оглядываясь). Нина, ты склонна всё усложнять…
Нина. А я просто стараюсь избегать неприятностей…
Наташа (останавливается). Я не флирт имею в виду, а банальное внимание… Мужчины любят выстраиваться в очередь…
Нина. Дьяконов нравится тебе?

Наташа возвращается к столу, но не садится. Смотрит на Нину почти в упор.

Наташа. Нина, почему это тебя так волнует? Он меня нисколько не интересует… Если ты об этом…
Нина. Но ты с ним встречаешься?
Наташа. Несколько ни к чему не обязывающих встреч, не более того…

Пауза. Обе расходятся по краям сцены, затем медленно сходятся.

Нина. Если он тебе не нужен. Зачем же ты ему даёшь надежду?
Наташа. Наивная ты… О какой надежде речь? Просто два взрослых приятных друг другу человека проводят хорошо время…
Нина. Но у тебя ведь есть уже поклонник…
Наташа. И что же?
Нина. Просто я не представляю, как можно одновременно встречаться с несколькими мужчинами?
Наташа. А ты лучше, чем представлять, сама попробуй…
Нина. Нет, я серьёзно… Даже чисто технически не понимаю…
Наташа (рыдая от смеха). О какой технике речь? Ниночка, девочка. Чем твоя милая головка забита?
Нина. А если оба поклонника узнают правду?
Наташа. Вот тогда и станет понятно, кому из них я действительно нужна…
Нина. Это ты сейчас так говоришь…

Наташа выходит на авансцену. Свет рампы делает её ярче.

Наташа (в зал). Я знаю, что мир чувств настолько тонок, настолько богат, что чем больше судьба меня испытывает, тем больше в жизни красок, оттенков я вижу…

Свет на сцене гаснет.
Начало новой недели.


Нина. Как провела выходные?
Наташа. Промчались, как один миг! Надеюсь, ты тоже хорошо отдохнула.
Нина. Дома отдохнёшь, как же! Приехала младшая сестра с мужем и ребёнком в субботу. Мы с мамой крутились вокруг них… вечером они уехали, а Петеньку оставили нам на три дня…
Наташа. Сочувствую…
Нина. Нет, я малыша очень люблю… Но поспать не удалось… Зубки у него… Маме надо помочь… Отец себе подушку на голову положил и спит, а мы всю ночь на руках его качали…
Наташа. Совсем не спали обе?
Нина. А что делать… Маму жалко…
Наташа. Понятно, но себя тоже пожалеть нужно… Вон у тебя круги под глазами какие…
Нина. Да я не жалуюсь, просто мама все уши мне прожужжала, что давно пора мне своих детей   иметь…Вот я и не сомкнула глаз…
Наташа. Что же ты так зациклилась на замужестве этом!? Как будто семейная жизнь мёдом намазана…
Нина. Потому что в этом есть цель и смысл каждой нормальной женщины!
Наташа. Неужели мы, такие умные и красивые, не достойны большего?!
Нина. Наташа, нам с тобой уже давно пора замуж.
Наташа. Почему это «нам»!?
Нина. Да потому, что рожать пора, а то в старые первородящие попадём…
Наташа. Глупости! Меня не волнует, кто скажет и что… Я своей жизнью довольна…
Нина. А я хочу выйти замуж!
Наташа. Родная, если тебе так хочется, то – вперёд!
Нина. Легко сказать, вперёд… а где они, женихи!?.. Где найти приличного человека?
Наташа. Что значит найти? Он же не бумажник, чтобы на дороге валяться…
Нина. Опять ты всё в шутку переводишь. Я тебя, как подругу спрашиваю, что во мне не так?.. Почему со мной знакомятся, а потом исчезают?
Наташа. Исчезают, и хорошо! Значит, это не твои мужчины!

Обе, взглянув друг на друга, смеются.  Пауза.

Нина. Наташа, я серьёзно… Во мне что-то не так…
Наташа. Ниночка… В тебе не хватает лёгкости…Мужчины не любят проблем… Ты как-то напряжена, что ли…
Нина. Мне замуж пора. Я буду заботливой женой. Хорошей матерью… Не понимаю, что им ещё надо?! Своей сдержанностью я даю понять, что ищу серьёзных отношений, а не флирта!
Наташа (опирается вытянутой рукой о столб). Тебе нужен муж надёжный, спокойный, молчаливый, как этот столб!
Нина. Это ты слишком уж…
Наташа. Прости, если глупость сказала…
Нина. Да ладно…
Наташа. Моя мама три раза замуж выходила. Женихи были один лучше другого. Стоило расписаться, как они превращались в ненавистных невыносимых оборотней.
Нина. Прямо все трое?
Наташа. Представь себе! Все оказались ревнивыми собственниками!
Нина. У меня такого не будет.
Наташа. Ты уверена?
Нина. Как тебе сказать…
Наташа. Скажи прямо…
Нина. Почти…
Наташа. Что «почти»?
Нина. Значит, что всё зависит от женщины… И потом… Я не буду подавать повода для ревности!
Наташа. Тоже мне открытие! Ревнивцам поводы не нужны! Они их на пустом месте находят!
Нина. Знаешь, не надо меня подкалывать… Если ты сама без мужа счастлива, то я так не могу…
Наташа. Не вижу связи… У меня нет мужа, но я вполне счастлива!
Нина. Посмотрим, что ты скажешь лет так через десять. Если останешься одна…
Наташа. Одиночество и замужество, по-моему, никак не связаны между собой…
Нина. Связаны, связаны! Ещё как! Замужней женщине некогда скучать, у неё нет на это времени.
Наташа. Нечего дома сидеть, нужно проявлять активность… Посмотри внимательнее вокруг, может, он рядом…
Нина. Вокруг все женаты. Только Дьяконов разведён, но он на меня никакого внимания не обращает… Всё тебя ищет… зво’нит... Просил сегодня зайти к нему сразу, как ты появишься…
Наташа (поморщившись). Ниночка, пожалуйста, умоляю, говори «звони’т», а то у меня зубы сводит, когда делают ударение на первый слог…
Нина. Извини, вырвалось, я помню, как нужно…
Наташа. Что за срочность… Ты не в курсе?
Нина. Нет… Очень настойчиво просил…
Наташа. Иду…
Нина (оставшись одна, выходит на авансцену, прикладывает ладонь к уху, показывая зрителям, что она говорит по телефону). Мам, ты ещё дома!?..  Только собираешься… А почему так поздно?.. В магазин ходила… Ну, давай… Ехай… Ехай, говорю… Давай…

Возвращается Наташа. Невольно морщиться от речи Нины.

Нина. Не томи… Рассказывай…
Наташа. Нечего рассказывать…
Нина. А что же он так настойчиво тебя искал?
Наташа. Хотел в театр пригласить…
Нина. А ты что?
Наташа. А я сегодня никак не могу… Планы у меня другие… Но ответила, что мне нужно подумать…
Нина. Что никак отложить нельзя… Прямо планы, планы…
Наташа.  Представь себе… Не хочу я ничего менять…
Нина. Так надо же решать…
Наташа. Надо… Подумаю, как мягче ему отказать…
Нина. Кому?
Наташа. Дьяконову…
Нина. Значит, он тебе нравится!
Наташа. Как у тебя всё просто, Нина… Я бы пошла с ним в театр с удовольствием… Но не сегодня… Дьяконов не в моём вкусе. он слишком грузный, рослый, по-моему, несколько хвастлив, хочет казаться добродушным, а сам себе на уме. Да ещё эти сросшиеся густые брови, да лицо вечно потное…
Нина. Так и скажи… А я бы с удовольствием с ним куда угодно пошла, не то, что театр…
Наташа. Слушай! А это - мысль! Я скажу ему, что уже видела этот спектакль, а ты мечтаешь его посмотреть…
Нина. Думаешь, он согласится?
Наташа. А почему нет!?

Наташа стремительно уходит. Нина нервно крутит в руках ручку. Оглядывается.
Звучит «Юмореска № 7 оп. 101» Антонина Дворжака
Нина одна. Слушает музыку.

Нина (негромко). Господи! Но почему одним всё, а мне ничего? Чем я перед тобой провинилась? Такой завидный жених, единственный свободный на всю фирму, на Наталью глаз положил! Она, что, мёдом намазана?!…

АНТРАКТ.




ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Нина, услышав шаги Наташи, замолкает. Бросает с досадой ручку на стол. Ручка падает на пол. Нина наклоняется за ней. Входит Наташа.

Нина. Ну, что?
Наташа. После работы он будет ждать тебя внизу.
Нина. Он так сказал?
Наташа. Удивился… Помолчал… Я ему намекнула, что ты давно мечтаешь посмотреть этот спектакль, но не можешь достать билеты… Он вполне искренне согласился помочь хорошему человеку…
Нина. Тебя долго не было. Вы обо мне говорили?
Наташа. Я тебя умоляю… Совершенно о другом… Так ты хочешь с ним пойти или…
Нина. Хочу! Только мне бы себя в порядок привести…
Наташа. Не выдумывай… Ты в порядке… Вы ведь в театр идёте, а не на твои смотрины… Вечно ты всё усложняешь.
Нина. Молчу… молчу…  Ну, хоть жидкость для снятия лака у тебя есть…
Наташа. Была, вроде…
Нина. Дай, пожалуйста, я хоть ногти в порядок приведу…
Наташа. Бери... Кстати у меня в столе лежат туфли, бежевые, которые тебе так нравятся…
Нина. Ой! Наташ…
Наташа. Возьми, конечно! Когда ты лёгкой походкой от бедра подойдёшь к Дьяконову, он не устоит.  Да, кстати… Он тебя будет у своей машины ждать!
Нина. Здорово!
Наташа. Ты же знаешь его машину?
Нина (рассматривая ногти). Ещё бы! Такая серебристая только у Дьяконова..

Свет на сцене гаснет.
На другой день.


Наташа. Как твой поход с Дьяконовым?
Нина. В смысле?
Наташа. В самом прямом смысле… Соблазнила жениха или как?
Нина. Он такой внимательный… вежливый…
Наташа. Он тебя домой проводил, надеюсь?
Нина. Да, остановился прямо у подъезда! Я пригласила его зайти к нам, выпить чаю, но он отказался.
Наташа. Ты ему сказала, что дома родители?
Нина. Да, ещё в театре, когда он спросил, с кем я живу…
Наташа. Поэтому он и отказался от чая… с какой стати ему знакомиться с родителями…
Нина. Не вижу ничего плохого в этом…
Наташа. Нин, не делай поспешных выводов… Не торопи события…
Нина. Ты боишься, что я его уведу у тебя?
Наташа. Ничуть. Если он тебе так нравится, - вперёд!
Нина. Больше, чем нравится… Я бы взяла, но как?..
Наташа. Каждая женщина действует по-своему, как умеет…
Нина. Наташ, я такая влюбчивая… Ничего не могу с этим поделать…  Знаю, что нужно сдерживаться, но меня захлёстывают так, что я не всегда справляюсь с этим. Мне так Дьяконов понравился. Я себе рядом с ним почувствовала такой защищённой! Я прямо представляю, как мы с ним будем ходить везде вместе, растить детей…
Наташа. Фантазёрка ты! Это всё твоё неуёмное желание выйти замуж. Нужно сдерживаться, я бы на месте Дьяконова испугалась такого напора…
Нина. Надеюсь, ты понимаешь, что я с тобой делюсь самым сокровенным…
Наташа. Конечно! Нина. Всё же постарайся быть сдержаннее. Я желаю тебе счастья, но ты же знаешь, что ожидания и жизнь далеко не всегда совпадают. Откуда ты знаешь, какой он человек?
Нина. Чувствую…
Наташа. Нин, прошу тебя… Только на зацикливайся ты на нём… Смотри по сторонам…
Нина. Дьяконов уж очень хороший вариант…
Наташа. Х-м…
Нина. Ты влюбилась, подруга?
Наташа. А почему бы нет? В этом же нет ничего странного.
Нина. Нет, но ты так убедительно рассказывала о независимости.
Наташа (засмеялась). Одно другому не мешает…
Нина. Вот видишь, я была права…
Наташа. Если это для тебя так важно, думай так, но я не вижу никакого противоречия в своих размышлениях.
Нина. Но ты сегодня какая-то другая…
Наташа. Да! Настроение у меня в эти дни также переменчиво, как и погода. Вместе с солнцем, чистым небом душа наполняется тревожной радостью и предчувствием невероятного счастья. Стоит только солнцу скрыться, как меня охватывает вселенская грусть. Хочется спрятаться от самой себя. Трудно оставаться самой собой, хочется перевоплотиться в совершенно другого человека и познакомиться с собой, чтобы узнать, какой меня видят окружающие.
Нина. Наташа, ты меня пугаешь…

И та и другая уходят. Сцена пуста. Пауза.
На сцене появляется Нина с большим пакетом. Минуту спустя появляется Наташа.


Наташа. Привет!
Нина. Привет, Наташ! Ой! Ты покрасилась!
Наташа. Да! Захотелось изменить цвет волос! Ну, как?
Нина. Мне нравится! Здорово!
Наташа. А что это у нас пахнет вкусненько!? Пирожки?
Нина. Угадала! Испекла для Дьяконова… Мама посоветовала… Известно же, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок!
Наташа. Какая банальность…
Нина. Посмотрим… я ему скажу, что испекла в благодарность за чудесный вечер… Надо же его как-то расшевелить!
Наташа. А что!? Вариант. А мне дашь попробовать?
Нина. Когда это я тебя забывала, Наташ?
Наташа. Как же я люблю твои пирожки! Хорошо, что ты их не часто приносишь, а то я бы уже в дверь не проходила…
Нина. Ой, скажешь то же! Тебе бояться нечего!
Наташа. Не скажи, я один день в неделю голодаю. Стараюсь не есть после семи…
Нина. Делать тебе нечего… Скажи лучше, для кого ты решила волосы покрасить?
Наташа. Тебе его имя ничего не скажет…
Нина. Но намекни хоть, чем он занимается…
Наташа. Он не чиновник и не бизнесмен.
Нина. Ты смеёшься надо мной?
Наташа. Шучу я так!
Нина. Спасибо, что объяснила… А то я твой язычок со вкусом змеиного яда не знаю…
Наташа. Гриша - творческий человек! Больше ничего не скажу…
Нина. Уже кое-что! А цвет волос-то при чём?
Наташа. Ни при чём! Проснулась в субботу, посмотрела на себя в зеркало, а там всё то же лицо. Решила сменить картинку. Внимательно изучила брови и губы, потом причёску, и тут меня осенило, нужно цвет изменить, сделать его более выразительным… Как тебе?
Нина. Здорово! Тебе очень идёт! А что Гриша сказал?
Наташа. А Гриша не заметил, пока я его не спросила…
Нина. Ничего себе!..
Наташа. А когда я его спросила, он выкрутился, сказал, что смотрит в мои необыкновенные глаза!
Нина. Да-а-а! Молодец!
Наташа. А я не обиделась, мужчины видят нас совсем не так, как мы думаем…
Нина. А как?
Наташа. Ой, если бы знать! Я пытаюсь понять, но, видимо, мне не дано…
Нина. Вот, если бы знать…
Наташа. Не заморачивайся. Иди лучше уже к Дьяконову с пирогами…
Нина. Думаешь уже пора?
Наташа. Нечего тут думать, иди! Чего тянуть…
Нина. Сейчас, только губы подкрашу…
Наташа. Хороша! Иди уже… Мне самой интересно, как он отреагирует на твой выход…

Нина берёт пакет и уходит.

Наташа. Вот ведь замуж девушке невтерпёж! Наивная… Впрочем, может быть, она и права… Пойти покурить, что ли…

Уходит.  Возвращается вместе с Ниной, которая возбуждённо говорит.

Нина. Представляешь, он так удивился…
Наташа. Представляю…
Нина. А потом спросил. «По какому поводу?», а я говорю. просто мне захотелось вас угостить в качестве благодарности за чудесный спектакль. А он мне - что вы Нина, мне было приятно… В общем я ему пирожки выложила на салфетку и ушла…
Наташа. Надеюсь, что благодарность его последует…
Нина. Думаешь?
Наташа. Сбегай к нему, узнай.
Нина. Ты считаешь, стоит сбегать?
Наташа. Всё состоит из случаев от рождения до смерти…
Нина. Не пугай…
Наташа (в зрительный зал). Случай… Вот, помню, если бы я тогда не была на месте, то не встретилась бы с ним. Да, у случайностей всегда возникает это «если». В хаотическом ежегодном движении от случая к случаю выстраивается сама жизнь. Но случай можно и пропустить, как пропускают счастье, вовремя на него не отреагировав. Случай нужно ловить!
Нина. Ловлю! Поймаю! Я такая счастливая!
Наташа. Нина, с ума-то не сходи. Подумаешь Дьяконов, ты сама - клад!
Нина. Наташа, я уже забыла, когда в последний раз на свидании была…
Наташа. Только ты ему этого не сболтни, а то…
Нина. Я понимаю…
Наташа. Не выплёскивай сразу на него свои чувства, а то ты от избытка чувств обхватишь его, как ласковая панда так жарко, что ему захочется вырваться и исчезнуть…
Нина. Ну, ты сказала…
Наташа. Нин, не обижайся… Я знаю, что говорю…
Нина. Я и не обижаюсь.

Обе уходят в левую кулису. Свет на сцене гаснет.

Проходит несколько дней.

Сцена резко освещается. Наташа сидит за столом. Вбегает Нина.

Нина (с дрожью в голосе). Дьяконова убили!

Нина останавливается у столба. Наташа вскакивает из-за стола, подбегает к ней.

Наташа. Что ты несёшь?!
Нина. Прямо у подъезда, выстрелами в упор…

Свет на сцене приглушается. Нина и Наташа стоят у столба.
Звучит «Славянский танец № 2, оп. 46» Антонина Дворжака
Наташа выходит на авансцену.

Наташа. Случай, как луч, светит каждому однажды, но кратко. Конечно, случаи бывают разные. Если ты его не уловишь, то и знать о нём не будешь, а если почувствуешь, то можешь совершить головокружительный, невероятный поворот в своей размеренно текущей жизни, но... Всё имеет своё начало. Всё имеет свой конец. От и до…

ЗАНАВЕС.


Слушать Антонин Дворжак "Юмореска № 7 оп. 101"
Слушать Антонин Дворжак "Славянский танец № 2 оп. 46"


“Наша улица” №209 (4) апрель 2017