Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ЛЕКЦИИ

Когда-то в тесном кругу тому приятелю, который распространялся довольно красиво, говорили: «Лекцию не заказывали!», - он по-детски улыбался и умолкал на некоторое время, чтобы каждый имел возможность порассуждать о книгах, о другом в нашем литературном кругу и не говорили, и на корню гасили в зародыше высказывания на бытовые темы, мол, не для того мы здесь собрались, чтобы опускаться до пошлости, и все смотрели друг на друга глазами ребенка, в восхищении внимающим взрослым, в этом было символическое возвышение над прозой жизни, и даже, по другим причинам, обучение риторике, напрочь исключённой из советского образования, да и вполне могли самостоятельно читать лекции, что удивляло некоторых косноязычных профессоров «творческих» вузов, справлявшихся с этим посредственно, нам же закатить лекцию на соответствующем уровне было в порядке вещей.

Юрий КУВАЛДИН

ВЫСОЦКИЙ



ВЫСОЦКИЙ

Владимир Высоцкий и Геннадий Ялович исполняют этюд «Беспризорник» в школе-студии МХАТ. 30 мая 1957 года.


На рубеже 50-60 годов в каждом клубе были свои драмкружки. До всякого театра, до фильмов, до известности, будучи студентами Школы-студии МХАТ Ялович с Высоцким подрабатывали руководителями театральных кружков в клубах. Иду, помню, по улице Дзержинского, у клуба милиции, дом номер 13, вижу объявление о приёме в театральную студию, захожу и прямо попадаю к Высоцкому с Яловичем, имена которых тогда мне ничего не говорили, ну, читай, говорят они, читаю про первопечатника Фёдорова, своё стихотворение, ну они меня сразу и приняли. Записался тогда в студию и симпатичный толстячок Саша Чутко.
Высоцкий категорически запрещал нам называть его на «вы», только на «ты» и по имени. Говорил, не в этом дело. Мы поначалу не знали, что он поэт, сочинитель, что автор потрясающих, энергичных, странных и сумасшедших, ярких, резких и агрессивных сочинений. Однажды он одну песню нам спел, потом ещё и ещё. Да, это блатные песни, мода на которые тогда была ошеломляющей. «В меня влюблялася вся улица и весь Савёловский вокзал…», «Я здоров, чего скрывать, я пятаки могу ломать, а недавно головой быка убил...», «Ты уехала на короткий срок, снова свидеться нам не дай бог, а меня в товарный и на восток, и на прииски в Бодайбо...», «Зека Васильев и Петров зека… и вот - по тундре мы, как сиротиночки, - не по дороге все, а по тропиночке. куда мы шли - в Москву или в Монголию, - он знать не знал, паскуда, я - тем более...», «Что же ты, зараза, бровь себе подбрила, ну для чего надела, падла, синий свой берет, и куда ты, стерва, лыжи навострила - от меня не скроешь ты в наш клуб второй билет!..»
Высоцкий пел абсолютно в духе лагерной послесталинщины блатным голосом. Однажды на втором курсе их педагог Андрей Донатович Синявский (он же Абрам Терц) и его жена Мария Розанова пригласили почти весь курс к себе домой, после застолья пошли в какой-то подвал вместе с Яловичем и Высоцким, и те пели им песни, а хозяева записывали на магнитофон.



Юрий КУВАЛДИН

ВЫБОР

Подойди к деревьям летом, приглядись к листве зелёной, подойди к деревьям осенью, приглядись к листве жёлтой, поищи зимой листву, кроме ёлок не найдёшь, да и на тех, которые вечнозелёные, как пятиклассники в школе, но осенью  красок, конечно, больше, и перепады оттенков тоньше, но всё равно подойди к деревьям, чтобы проанализировать свою деревянную сущность, свойства памяти в полную меру гарантируют напоминания о твоём растительном происхождении, да уж, точно, как нарочно приходится пшеницу сеять и самому становится колоском с его голоском, подобные изменения непривычно в самом себе наблюдать, невозможно себя изъять из мира деревьев, выбор сделан, был дубом и остался дубом, прояви излишнюю смелость, постучись лбом о дубовый ствол, близкий звон разольётся колокольный, извольте, нередко видел себя колоколом, хоть кол на голове теши.

Юрий КУВАЛДИН

ЧИСТОЕ

Чистая критика чистого разума в чистое утро прекрасны, как дождик после палящего зноя столицы, лица чудесны все в критике разума, самого чистого, Кантом омытого, разум разумного милого личика, лучиком света сияет от критики, сущность которой в приветствии нового, ясного, умного, сплошь позитивного, снега страничного чистописание, без препинания до осознания чистого знания сердца привычного, но необычного, осуществляет себя междометие, охи и ахи для чувства развития в чистой воде с глубиной поднебесною, где серебрятся по донышку чистые рыбки с колючими иглами ежиков, мир стал прозрачным от чистого разума, ибо как прежде находит спасение в трансцендентальном развитии разума для оживления каждого смертного.

Юрий КУВАЛДИН

ПО СЕБЕ

Универсальное свойство человека обо всём судить по себе, это и понятно, поскольку правило вправлено в тебя эмбрионально, когда зародышевое твоё развитие через образование зиготы выходит из яйцевой оболочки, чтобы не распространяться далее и популярно, по кому же ещё познавать все хитрости окружающей действительности как не по самому себе, правило аксиоматично, когда открытие идёт за открытием, хотя под вопросом остается многочисленное сокрытие, вот и тем же манером раз в неделю отмечается воскресение, нужда побуждает сильней выражать удивление, и достаток приходит сам собою согласно предписаниям свыше.

Юрий КУВАЛДИН

КУВАЛДИН ПРЕПОДАЛ СТУДЕНТАМ ЛИТИНСТИТУТА




КУВАЛДИН ПРЕПОДАЛ СТУДЕНТАМ ЛИТИНСТИТУТА

Юрий КУВАЛДИН, Илья КОЧЕРГИН, Александр РЕКЕМЧУК, Роман СЕНЧИН (2003)



Как-то пригласил меня Рекемчук на свои занятия со студентами в Литинститут. Я выступил, сказал, что мнений столько тебе выскажут по поводу твоего мнения в коллективе, что впадёшь в глубочайшее сомнение о собственном мнении, сличая его со мнениями, высказанными коллегами и просто случайными людьми, коих вокруг тебя столько, что падёшь ниц от собственной ничтожности и малозначимости, что и происходит всюду и повсеместно с теми, кто эти мнения выслушивает и старается подладиться под них. Чтобы не было сомнений, необходимо отстранится с юных дней от людей, переселиться в мир умных книг и письменно вырабатывать своё единственное и неповторимое мнение о мире и человеке. Для этого и придумано писательство. Но литературой занимаются от рождения до смерти, и только потом будет ясно, состоялся писатель, или нет, потому что все побочные дела уйдут в сторону и останутся только тексты, и добавил свою формулу: писательство дело загробное. И, разумеется, возникла мхатовская пауза, лица студентов выражали полнейшую растерянность. Александр Евсеевич воскликнул: «Юрий Александрович, вы тут всех моих студентов запугаете, они перестанут учиться!»



Юрий КУВАЛДИН

ВОЗДУХ ВРЕМЕНИ ИОНА СТРОЕ



ВОЗДУХ ВРЕМЕНИ ИОНА СТРОЕ

Ион Строе пишет о «Воздухе времени», размышляет о том, как тает воздух времени, исчезают подробности, но остаются свидетельства: из «кладовых памяти прошлого» на этой ткани выткались и сохранились… Только текст сохраняет нашу жизнь, но его надо написать, прожить заново свою жизнь, прочувствовать все сладости и горести… Но как писал Осип Мандельштам: «О, нашей жизни скудная основа, // Куда как беден радости язык! // Все было встарь, все повторится снова, // И сладок нам лишь узнаванья миг». И мы узнаем прозу Иона Строе…
Строе Ион Василе родился 3 марта 1944 года в Констанце. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа, работал в Гипротеатре, в театральной лаборатории и др.

Юрий КУВАЛДИН

ОБРАЗ ЖИЗНИ

Человек не замечает, как складывается его образ жизни, если в молодости было в большой чести чтение самиздата, и кто вращался в подобном кругу единомышленников, тот вкусил прелесть обсуждений потаённых вещей, вроде «Котлована», «Факультета ненужных вещей», «Доктора Живаго», «Лолиты», «В круге первом», «Мы», «Перед восходом солнца», «Повести непогашенной луны», поэзии Мандельштама, Волошина, Гумилёва, Ахматовой, Цветаевой и так далее и тому подобное, ещё одним действием стало регулярное на пишущей машинке изложение своих мыслей в собственных вещах, так постепенно сложился образ жизни, в последующие годы, практически, не изменявшийся, правда приходилось немного связывать себя учёбой, работой в непыльных местах с явкой три раза в неделю, поскольку остальное время уходило на писательство, так что изначальное, с младых ногтей знание, что тебе нужно делать ежедневно, и создаёт образ жизни.

Юрий КУВАЛДИН

С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Бурят землю до древних пород, раскопы, мумии, монеты, иные предметы, и даже вскрывают гробы, там, где мы давным-давно зарыты, каждый был фараоном, каждый был наполеоном, с маленькой буквы, потому что с большой только Бог, которого вообще не было при торжестве ископаемых, а там, где попадался, писали с маленькой в учебнике научного атеизма, бурят, качают нефть, а как она кончается, падает власть ископаемых, тело стандартно, серийно и изготавливается Господом под копирку по своему образу и подобию, копать нужно не землю, а тексты, Слово, ибо только через Слово млекопитающий примат становится человеком, сразу после этого слушаем «Кан-кан» Жака Оффенбаха из оперетты «Орфей в аду».

Юрий КУВАЛДИН

ЯСНОСТЬ

По звонку бегущие вспять дети, чтобы крепче уснуть на рассвете, могучими тучами всех накрыл сон, когда ритм всех сердец застучал в унисон, и яснее ясного ясность наступает во сне, и когда я во сне, то ясно, что снюсь самому себе, сонно ступая осторожно, перемещаюсь в параллельный сон, ведь, по сути, это ясно каждому спящему, что демонстрируется сон против его воли, вот в чём сна соль, он сам по себе изволяет явиться, чтобы выявить ясность жизни, которая снится всем нам с мнимой реальностью пополам, где язвительные сцены торопят встать на колени, биться лбом о мрамор пола, и это диктует сна школа.

Юрий КУВАЛДИН