Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

ИМЕННО ОНИ

Именно они идут за водкой, именно они идут за вождём, именно они умно толкуют о том, «Как нам реорганизовать Рабкрин», чтобы у двери каждого несчастного человека звонил не колокольчик, а жал кнопку электрического звонка по всей форме петровского «машкерада» облачённый коллежский регистратор, которому циркуляры указали предназначаться инструментом право-и-левопорядка, когда бы голубем прилетала взятка из-за недосмотра товарища Поприщина, мимо носа которого мзда летает тыщами, вот было бы любопытно узнать, при какой юбке он теперь зять, он же способен всё отобрать под прикрытием женского полу, нешто он должен ходить голым до тех пор, пока столоначальник исследует результаты своего открытия по поводу народонаселения, вечно немытого.

Юрий КУВАЛДИН

ПОМОГАЕТ ПАМЯТЬ

Память помогает твоей творческой направленности, если ты с детства изо дня в день стал писать, хотя бы по одной строчке, потому что ты постоянно находишься в работе, даже тогда, когда спишь, о, сон - это великий подсказчик по борьбе с сюжетом, с информационностью, с журнализмом, потому что проза состоит из каскада деталей, составляющих необыкновенную красочную картину, из фрагментов, казалось бы, на первый взгляд, взаимоисключающих, но в том-то и состоит секрет искусства прозы, чтобы соединить несоединимое, вроде того, как Гоголь превращает Русь в мчащуюся неизвестно куда тройку коней, правит которой отъявленный, изощрённый мошенник Чичиков.

Юрий КУВАЛДИН

ПОДОБНОЕ

Всё подобное подобно подобному, даже из последних впечатлений вчерашнее подобно сегодняшнему, и из этого подобное начинает звучать музыкой, вызывающей облегчение от всего этого накатывающегося снежного кома подобного, хотя сейчас слышится только часть подобного с невозмутимостью оригинального, но и оно лишь следует твердому правилу подобного и, надо сказать, приносит всё-таки кое-какую пользу и, чем дольше продолжается, тем интенсивнее взвихриваются мысли о подобном, даже глаза расширяются от узнавания подобного, но что делать, если холодная вереница подобного время от времени вызывает крик воcхищения.

Юрий КУВАЛДИН

ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ

Два в одном, и они всегда борются. У Достоевского припадки. Он их облагораживает в петербургском Христе. И после Мышкина, подставляющего всем и вся другую щеку, эпилепсией награждает Смердякова. Хороший замес! Достоевский наполняет и разрывает. В «Бесах» в гроте Тимирязевского парка у озера (тогда Петровской академии) Нечаев, которому «всё позволено», убивает студента Иванова. Человек есть одновременно убийца и жертва. Достоевский почти подступил к пониманию человека как бесконечному тиражу тела. Тело - это волк, кошка, курица, амёба. В анатомичке любой студент-медик докажет почти идентичность препарированного трупа человека и свиньи. Слово делает из животного по рождению существа - человека. Причем, во всех его разновидностях: от Мышкина и Алёши Карамазова - до Раскольникова и Смердякова. Более совершенная конструкция божественного компьютера. В эросе зачатого существа Слово может превратить в какого угодно человека, пока тот не осознает свою центральность и божественность. А в этом - логос воспитанности и таланта. Интеллигентность. Уйти от мира и писать книгу.

Юрий КУВАЛДИН

ШОЛОХОВ - ВОР

Оригинал взят у jennyferd в ШОЛОХОВ - ВОР
(c) kuvaldinur
НЕГРАМОТНЫЙ "КЛАССИК"

Шолохов не только не был писателем, но не был даже читателем, не имел малейшей склонности к "чтению - лучшему учению" (Пушкин), был только буквенно-грамотным, не освоил синтаксис и орфографию; чтобы скрыть свою малограмотность, дико невежественный Шолохов никогда прилюдно не писал даже коротких записок; от Шолохова после его смерти не осталось никаких писательских бумаг, пустым был письменный стол, пустые тумбочки, а в "его библиотеке" невозможно было сыскать ни одной книги с его отметками и закладками. Никогда его не видели работающим в библиотеке или в архивах. Таким образом, те "разоблачители", которые говорили или писали, что Шолохов сделал то-то и то-то, обнаружили незнание плагиатора: Шолохов был способен выполнять только курьерские поручения, а плагиат "Тихого Дона" и всего остального т. н. "творчества Шолохова" - все виды плагиата выполняли другие люди, в основном - жена и ее родственники Громославские. Приписывать Шолохову плагиаторскую работу - значит, заниматься созданием мифологии плагиатора, который был во всех отношениях литературно-невменяемой личностью. Оттого его жена Мария и раздувала легенду о том, что у нее с мужем почерки "одинаково красивые", оттого и сфальсифицированный "его архив" написан разными почерками и разными людьми. Истина абсолютная: Шолохова не было ни писателя, ни деятельного плагиатора: его именем, как клеймом, обозначали плагиат других людей. Шолохова писателем можно было называть только один раз в год в качестве первоапрельской шутки. Он и был кровавой шуткой Сталина, преступным продуктом преступного строя, чумовым испражнением революционного Октября и журнала "Октябрь", незаконнорожденным выродком Октября во всех смыслах.


см. мой коммент.

ДРУЗЬЯ НЕГРАМОТНОГО «КЛАССИКА»

Номенклатурные пописывающие люди, делавшие субординационную карьеру в СССР, впечатаны в текущую людскую историю, и от этого их произведения полуправдивы, неярки, убоги. Но некоторые авторы совка балансируют на грани двух историй, смертной и бессмертной. К таким авторам принадлежит Сергей Мнацаканян. Пока он работал в “Московском комсомольце”, я его принимал за своего, но, перейдя к Юрию Полякову в “Литературную газету”, которую они измордовали до партийно-тупого уровня “Правды”, к Полякову, литературному комсомольскому карьеристу, комсомольцу, отставшему от поезда ЦК ВЛКСМ на 15 лет, живущему в эпоху Брежнева, нынешнему главному редактору с подачи никакого бытового поэта, красящего волосы, чтобы вечно быть молодым, Андрея Дементьева, так называемую “Литературную газету”, не имеющую никакого отношения к литературе в связи с чрезвычайно низким интеллектуальным уровнем сотрудников, по сути своей реваншистов-коммунистов, Мнацаканян утратил мое доверия и сошел на нет. И пишет Мнацаканян о каких-то мелких типах, и мельтешат перед глазами: Пышкин, Шишкин, Залупышкин... Главная же причина разрыва в следующем. И Есин, и Поляков, и Мнацаканян отмечали 100-летие со дня рождения “писателя” Шолохова и выступали на его стороне. А я Шолохова считаю преступником, мошенником и аферистом, не написавшим в силу неграмотности ни строчки. За него трудился донской еще больший мошенник Петр Громославский. И Шолохов понадобился Громославскому как живой псевдоним для получения гонораров. Громославский женил тупаря колхозного Шолоха на своей дочери Марии, которая была лет на шесть старше жениха, и через друга наиподлейшего Серафимовича, главаря РАППа, стал публиковать “Тихий Дон” Федора Крюкова под именем новоявленного своего зятька Шолохова... Таким образом Мнацаканян с Поляковым и Есиным стали для меня врагами свободы слова, недобитыми коммуняками, контрреволюционерами.

 

Юрий КУВАЛДИН


ГЕНИЙ - ЭТО ПРЕСТУПНИК


Эхнатон - он же Яхве.

Юрий Нагибин где-то на вопрос, а что, мол, значит эта мысль у такого-то писателя, сокрушенно бросает: да ничего не значит! То есть тут-то писатель Юрий Кувалдин понимает всю глубину сарказма Юрия Нагибина, интерпретируя этот сарказм примерно в такую вот мысль: написанное этим писателем меня не задевает, потому что меня волнует только то, что написал я. Такой здоровый эгоизм, такое возвышение себя очень плодотворны. И совершенно справедливо. Умаляющий себя человек не может быть писателем. Зигмунд Фрейд и Юрий Кувалдин утверждают, что Эхнатон был воспитателем Моисея. А вообще, как читать. Можно имя Эхнатон прочитать как Яхветон, то есть Бог наш единый Яхве. И название страны читаем не как Египет, а как Яхебет. Парные согласные (звонкие и глухие и т.д.) на то и придумали, чтобы плод делать запретным. Далеко видел Фрейд. Еще дальше видит Кувалдин! Так что фараон Эхнатон и есть Бог Яхве, систематизированный Моисеем в Торе! Пора зарубить на носу всем филологам мира: мат - основа языка, мат - в имени Бога и в его делах, мат содержится в замаскированном виде во всех словах и буквах любого языка мира, потому что языки вышли из одного корня, коим занимался Яхве, Мойше и все прочие рабы Господа - мат есть разработка Моисея. Напомню, что Москва (Москов - мечеть), названа тюрками в честь Моисея (Мусы), создателя первоязыка на основе идеи Яхве-Яхуя. Первая трансформация Яхве - превращение (лексическое - ибо лексика и есть настоящая жизнь) Яхве в Херистеоса (Христа), вторая трансформация - превращение его в Алляху. Замена букв движет миром. Писатель является режиссером мирового театра. Я, например, обронил как-то фразу (разумеется, поднял потом и записал, ибо писатель - человек записывающий): "Гений - это преступник, чьи возможности деяний превышают возможности текущего уголовного кодекса".

Юрий КУВАЛДИН