Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

СЛУЧАЙ

Всему основа мир библиотеки, поскольку тот случай больше был похож на фарс, постепенно переходящий в трагедию, так считал я, и декламировал заслуживающим внимания публики голосом, чтобы привести её в состояние экзальтации, и гнул свою линию до последнего акта, так-то, и никак иначе, первыми попавшимися словами описываю тот случай, по своей невероятности могучий, когда на меня прямо из грозовой тучи явилась новая Венера, молнией пронзившая моё сердце, и я воодушевленный небесной стихией, не успев познакомиться, прекрасно был перенесён в иные времена, и даже в лютый холод, как показалось мне, когда невольно речь заходит о мехах, точнее о «Венере в мехах», исполненной Леопольдом фон Захером-Мазохом, и счастие моё оказалось делом решенным.

Юрий КУВАЛДИН

ДОХОДИТ МЕДЛЕННО

Волна за волной волну поглощает, человек тает, накрываемый человеком, занимающим его место, тем человеком, который ещё в прошлом веке написал нечто, что спустя век доходит до нового человека, и этого волна накрывает, не давая времени высказать своё мнение по поводу ушедшего поколения, затмение собственной персоны внутри своего времени доводит до ошеломления собственными достижениями, а тут из прошлого времени выплывают гении, перекрывая кислород современному поколению, от которого с течением времени источается только тление, останавливается волнообразное вращение только в произведениях гения, вне всякого сомнения, переживающего все предшествующие и будущие поколения, прихожу в изумление.

Юрий КУВАЛДИН

ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ

Глаз делает предмет преувеличенным, он как бы наплывает на тебя, чтобы поведать все свои секреты, открыть свою бескрайнюю структуру, свой звёздный космос, атом расщеплённый до новых атомов в нём же с блошками снующих электронов, букашки, мошки, запятые, точки, объём строенья предложенья, которое пишется без отдыха с утра до вечера, а также ночью, когда все спят, без начала и конца, туда-сюда, к огромному как будто, но слишком измельчавшему до точки, придется тотчас понять своё значенье по отношенью к миру вещества, всё нам дано для преувеличения, в работе с представлением о мире, насквозь пропитанным новым ощущением с рождением другого существа, подтверждаемое самим тобою, предчувствием создания себя на белых простынях осуществления.

Юрий КУВАЛДИН

ВЕТЕР

Наотмашь справа по щеке, потом в затылок, из переулка резко в лоб, так отовсюду, ни направленья, ни прямой, из всех щелей, ни северный, ни восточный, ни южный, ни западный, отовсюдный, колесом, вращающимся экватором, успением рождества, женские крики вроде покохай меня мой ветротеос, со свистом уносясь ортогонально диагонали, вдоль бульвара и поперёк, воронка вращающаяся золотых листьев на площади восставших и падших, водоворот с переворотом к стальному небу с несущимися свинцовыми облаками, невыносимо давящая неумирающая советская стая, крутой космос, смерч экстаза, коленчатый вал вечного двигателя орбит, вихри враждебные сталкиваются и воздушным фонтаном, вознесением винта добивают до чёрного революционного солнца.

Юрий КУВАЛДИН

УДАЛИВШЕЕСЯ

Писать нужно так сложно, чтобы тебя никто не понимал, кроме любителей литературной формы (которая и есть содержание), вот ведь ясно, что прошло слишком много времени, чтобы самому стать формой, когда даль прошлого приобрела вид хрупкой снежинки, такой хорошенькой, светящейся, орнаментальной, конструктивистской, что и всё это самое ушедшее представилось невероятным счастьем, всё плохое улетело в чёрную дыру бесследно, и вот, глубоко осознанная сущность жизни, на сей раз обращенная в этот ледяной кристаллик, догадался, что, вопреки всему, нужно складывать свою снежинку из воспоминаний, оставшихся в моей памяти, и от этой по-детски наивной мысли удивился бытийной глубине, сталкивающей понятия живого и мёртвого, и отчетливо разглядел в капле от растаявшей снежинки свои старческие и одновременно младенческие черты.

Юрий КУВАЛДИН

НЕПРЕРЫВНОСТЬ СЧАСТЬЯ

Известной формулой счастья в любви собственная жизнь цельно объемлет всё мыслимое и немыслимое, обязательно прибегая при этом к непрерывности познания всего сущего с устойчивостью гравитации, имея в виду при этом достижение определенного удаления от сходных тел, вращающихся по тем же орбитам, ценность которых является общеизвестным фактом заблуждения, исходящего от укоренённых привычек, составляющих непрерывность твоего счастья.

Юрий КУВАЛДИН

ВЕНОЧЕК

Жизнь увенчается чем-нибудь, будет несомненно итог, веночек найдётся, жизнь станет воздушной, не о чём говорить, имело место бытие, опустело, другие совершают то же самое, спорить не приходится, все оказались в равной ситуации, называли это своей судьбой, но годы текли, утекали сквозь пальцы, и что здесь сказать, ведь успел побывать среди прочих других, теперь ты ими же реабилитирован, вот чего мы все страшимся, сотворят ли они себя опять кумира, или сломит их неумолимый циферблат космоса.

Юрий КУВАЛДИН

КРУГЛЫЙ

Проведя некоторое время в задумчивости, вдруг опоминаешься и при этом никак не можешь вспомнить, о чём же ты думал, то ли перебирал какие-то не известно кому принадлежащие строчки о том, что Москва в метель звучит, как ларь, пружиной заведённый, леденящий, то о том летящем на колесе орбиты населении, запутавшемся в двух буквах «C и «J», которые можно понимать, как то и как это, не смотря на девятый день, который, кувыркнувшись, стал шестым в метель, вскружившую моё терпенье, чтобы я стал сам круглым, как Букварь.

Юрий КУВАЛДИН

АНДРЕЙ ЯХОНТОВ СОВЕРШИЛ 65 ОБОРОТОВ ВОКРУГ СОЛНЦА

Да, корабль Андрея Николаевича Яхонтова, Земной шар, проделал 65 оборотов вокруг Солнца, чтобы с высоты орбиты, с немыслимого расстояния разглядеть маленького мальчика с блокнотом в руках во дворе дома между Мансуровским и Еропкинским переулком. 5 мая 1951 года родился этот мальчик, чтобы сразу увидеть в уютном старомосковском переулке калитку и в глубине маленького дворика домик Мастера, а затем с трепетом открыть, как эту чуть скрипнувшую калитку, волшебную книгу «Мастер и Маргарита», чтобы самому стать мастером словесного искусства.

Юрий КУВАЛДИН

Мария Голованивская "Пангея". Из главы "Саломея"

golovanivskaya-8-07-2014-SIMG0004
На снимке: Мария Голованивская. Фото Юрия Кувалдина

Мария Голованивская "Пангея". Из главы "Саломея"



"Гроза - одно из самых опасных для человека природных явлений. Грозовые облака проходят три стадии в своем развитии, в точности как нарыв, из которого вместо гноя вырывается электричество. Первая - стадия кучевых облаков, каждый видел их на небе. На второй стадии кучевые облака превращались в зрелое грозовое облако, а потом - бах! - стадия распада. Самое важное здесь кроется в том, что энергия, которая приводит в действие грозу, спрятана в скрытой теплоте. Она возникает от грозовых капель, которые летают, конденсируются, а потом льются на голову. Обычая гроза вываливает на наши головы порядка ста миллионов киловатт-часов, но бывают грозы и похуже. Некоторые боятся грозы, а некоторые ею восхищаются, особенно те, на чьих глазах никогда молния не убивала человека".