Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

НА ПАРОХОДЕ АФАНАСИЯ МАМЕДОВА БАБеЛОН 9 сентября 2021 года



НА ПАРОХОДЕ АФАНАСИЯ МАМЕДОВА БАБеЛОН
На снимке: Юрий Кувалдин и Афанасий Мамедов. Библиотека им. Чехова, 9 сентября 2021 года.
В «Дружбе народов» я публиковался в 90-х годах. В прошлом веке. Как-то главный редактор Александр Луарсабович Эбаноидзе, сам замечательный прозаик, обратил моё внимание на прозу Афанасия Мамедова. Я спросил почему. Потому что вы умные оба. Все мы дети Бабилона. Что является основой творчества? И я отвечаю: беременность. Постоянная беременность новым произведением. И когда оно, созревшее, выходит из врат Бога, из Бабилона, Вавилона, на свет, то я ощущаю такое опустошение, что жизнь моя повисает на волоске, я готов вот-вот умереть. Но какая-то неведомая сила вновь оплодотворяет меня, и я с какого-то пустяка, с какого-то малюсенького сперматозоида созидаю новую жизнь, новое произведение. Всё в этом мире есть совокупление, беременность и роды. Вспомним Станиславского о месте, времени, и действии. И окрасим своеобразными красками Баку и Москву, наши Бабилоны. Разными путями к одному и тому же - к своей книге, которая встанет на полку вечности.
Почему БабЕлон-то?! А не Бабилон! Господа, тут Афанасий Мамедов отсылает вас к эпиграфу к своему трансцендентному роману. Вчитайтесь: «Знаков наших не увидели мы, нет больше пророка, и не с нами знающий - доколе?» (Теилим, 74:9) Вдумайтесь! Мы живём в знаковой системе, проще - в буквах. Проникая в глубины языка, Афанасий Мамедов меняет лишь огласовку. И возник почти Бабель, по отчеству Афанасия Мамедова «Исаак»! Самый сексуальны рассказчик.
Увлекла Афанасия Мамедова, как и меня, словесность, время службы ей - вся жизнь, до возникновения языка на земле была безвидность, ибо без названий, без слов нет ничего, и вот животное заговорила, и закрепило на камне первые знаки, чтобы по ним другие наши ребята-приматы становились человеками, потому что человек есть Слово, как Бог, он и слеплен по образу и подобию, но не знает об этом, потому что животными остаются и со словами, добавил это, будто показал себя слишком далёким от приматов, нет, я такой же примат, но ставший Книгой, этого упрека не выносят ребята из кэшбека, но возразить им нечего, они крутились под ногами, мешая жить наганами и автоматами, но теперь память о них - в начале любого кладбища огромными монументами, кричащими - был никто и исчез как никто, растроганности человекообразные не вызывают, они веселы, пока в стае, а помянуть их добротой - это уж слишком.

Юрий КУВАЛДИН

НА СКАМЕЙКЕ

Длинная скамейка, хочется присесть, но на ней одиноко сидит худощавая женщина в пестром платье и c невероятным увлечением говорит по мобильнику, я отхожу в сторонку, смотрю на реку, останавливаюсь неподалёку за кустами, слышу продолжающийся разговор сидящей на скамейке женщины, голос которой то набирает высоту, то падает, и так в течении минут двадцати, потому что я уже не стоял, а сидел на пеньке, решив потренировать свою выдержку, дождаться окончания разговора и ухода женщины со скамейки, на которой я обязательно посижу, любуясь закатом над рекой, а пока всё сижу на пеньке, изредка отвлекаясь на проходящие мимо белокрылые теплоходы, ещё более распаляя себя соревновательным азартом переждать говорящую по мобильнику женщину, но когда минул час непрестанной болтовни говоруньи, я признал своё полнейшее фиаско, и тихонько ретировался.

Юрий КУВАЛДИН

БРИЗ

В жаркий день в приоткрытое окно шумит море, то усиливая звук, то смягчая, потому что машинам на проспекте приходится тормозить на светофоре красного цвета, но идёт лето, и волны накатывают на меня от рассвета до заката, когда дверь на балкон открыта, и легкий бриз нежно шевелит занавески синего цвета, такого же точно, как цвет моря, пробуждающего меня и укачивающего, как на борту теплохода, которому нет исхода, кроме как дожидаться зелёного цвета, привет из московского лета всем поэтам.

Юрий КУВАЛДИН

ВСЁ ХОРОШО

Не просто для красивого словца, а всё на самом деле хорошо, если учесть, что попал под проливной дождь, споткнулся и упал, но не в лужу, а в детство, и как это было хорошо почувствовать себя маленьким мальчиком в луже под проливным дождём, под струями которого рядом со мной купались звонкие воробьи, две кособоких огромных утки, одна ворона, несколько золото-чёрных проворных скворцов, и одна, конечно, белокрылая чайка, которая смело подлетела морской волной с Москвы-реки, по которой в это время проходил белый с золотой отделкой трёхпалубный теплоход, гудками приветствуя меня в детской луже, где всё было так хорошо, что не хотелось возвращаться во взрослое состояние.

Юрий КУВАЛДИН

УЛУЧШЕНИЕ ОКРУЖЕНИЯ

С годами хорошие люди встречаются гораздо чаще, поскольку действует не подлежащий сомнению закон - на ловца и зверь бежит, и это имеет определяющее значение, поскольку они живут подобным тебе образом, в своих углах, занимаясь творчеством, вот и спешат ко мне приобщиться посредством письменной переписки, игнорируя пустопорожний телефон, вот подобным литературным осуществлением создаётся интеллигентное окружение, не то что в младые годы, когда круг был настолько широк, что не успевал каждый повидаться с каждым, а потом крейсер жизни отщелкивал моторные лодки, исчезнувшие навсегда за кильватером, и на какое-то время ты внезапно оказался один, весьма несхожим с прежними современниками, а вокруг твоего крейсера собралась целая эскадра новых, подобных тебе кораблей, и стало веселей от замечательного обновления, которое прежде видеть не доводилось.

Юрий КУВАЛДИН

Художник Александр Трифонов с дочерью Елизаветой в галере «АртПлей»



Художник Александр Трифонов с дочерью Елизаветой в галере «АртПлей» накануне открытия выставки "Лабиринты наива", зал лаборатория, куратор Галина Мажейкина, 17 октября 2020 года.


Почти каждый на земле человек живет в наивной уверенности, что окружающие люди понимают его душу, думают о нем, поддерживают. Он молчит, а другие люди видят его насквозь, читают его мысли, если таковые есть, постигают всего его без остатка. Но пока он не откроет рот или не напишет даже своё имя, он для других людей остается пустым звуком. Ведь сам он, выясняется, для них ничего не значит. Стало быть, о себе нужно думать самому, выразить себя через рецептувльно-красочные формы, превращая себя в любого человека, который, прочитав: «Художник Александр Трифонов...», вытянет всю цепь картин этого художника. Вся соль, весь трансцендентный смысл в Слове (именах, названиях, формулах, генетике, арифметики… etc).


Юрий КУВАЛДИН

ОТБЛЕСК ЗАКАТА

Над высокими домами за рекой ещё более высокие, а за ними почти на горизонте куст шпилей небоскрёбов в осеннем сиянии золотом пурпурного заката, когда слева бьёт алый луч в шпили, то звонко отражается от них и летит свистящей стрелой мне в окно, пронизывает стекло, и ударяет в циферблат настенных больших часов с боем, которые отбивают семь ударов, во время последнего из которых отражённый от бронзового маятника луч устремляется в обратном направлении, но траектория его полета идёт ниже, прямо в золотые буквы идущего по реке белого теплохода «Сергей Есенин», конечно, в Константиново, увозя туда московское солнце.

Юрий КУВАЛДИН

ВСЕМОГУЩИЙ АЛЕКСАНДР ЕРЁМЕНКО

ВСЕМОГУЩИЙ АЛЕКСАНДР ЕРЁМЕНКО

***
Туда, где роща корабельная
лежит и смотрит, как живая,
выходит девочка дебильная,
по желтой насыпи гуляет.

Ее, для глаза незаметная,
непреднамеренно хипповая,
свисает сумка с инструментами,
в которой дрель, уже не новая.

И вот, как будто полоумная
(хотя вообще она дебильная),
она по болтикам поломанным
проводит стершимся напильником.

Чего ты ищешь в окружающем
металлоломе, как приматая,
ключи вытаскиваешь ржавые,
лопатой бьешь по трансформатору?

Ей очень трудно нагибаться.
Она к болту на 28
подносит ключ на 18,
хотя ее никто не просит.

Ее такое время косит,
в нее вошли такие бесы...
Она обед с собой приносит,
а то и вовсе без обеда.

Вокруг нее свистит природа
и электрические приводы.
Она имеет два привода
за кражу дросселя и провода.

Ее один грызет вопрос,
она не хочет раздвоиться:
то в стрелку может превратиться,
то в маневровый паровоз.

Её мы видим здесь и там.
И, никакая не лазутчица,
она шагает по путям,
она всю жизнь готова мучиться,

но не допустит, чтоб навек
в осадок выпали, как сода,
непросвещенная природа
и возмущенный человек!

"НАША УЛИЦА", № 9-2000

ПАРУСНИК

Справедливости ради надо сказать о предупредительности наших людей, поскольку куда бы я ни шёл, всюду меня приветствуют, некоторые даже приподнимают шляпу, тактично сторонятся, дабы не задеть меня, и я в свою очередь, завидя вдалеке человека, идущего по тротуару навстречу, останавливаюсь, прижимаюсь к стене и смиренно жду, когда он минует меня, кивнув мне приветливо, на что и я добродушно киваю, трогаюсь трамваем с места, даю звоночек, чтобы меня увидели женщины с колясками, перегородившие дорогу, конечно, женщины сразу же оборачиваются, улыбаются, расходятся в стороны, как волны за кормой теплохода, и я свободолюбивым парусником плавно проплываю между ними.

Юрий КУВАЛДИН