Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

ОДА АЛЛЕ ЩИПАКИНОЙ (После просмотра телефильма "Мода для народа")



ОДА АЛЛЕ ЩИПАКИНОЙ
(После просмотра телефильма "Мода для народа")



Алла Щипакина притягивает мужской взгляд, как будто в эросе зачатого существа Слово может превратить в какого угодно человека, пока тот не осознает свою центральность и божественность. А в этом, в Алле Щипакиной - логос воспитанности и таланта. Её невероятная интеллигентность. Увидев Аллу Щипакину, хочется уйти от мира и писать книгу. В 60-годы вдруг все интеллигентные москвичи полезли в горы, бросились в тайгу, мальчики со вторых-третьих курсов обрастали бородами, Высоцкий гремел на гитаре про горную опасную тропу… Алла Щипакина в Доме моделей всё выше поднимала планку красоты, до высот Парижа и Нью-Йорка. Как только увидишь Аллу Щипакину, так сразу восхитишься, как будто вернёшься лет на шестьдесят назад, в детство, когда почти все женщины из интеллигентной московской среды становились модницами под диктовку Кузнецкого моста. Как будто дальше слышу я: «И веют древними поверьями её упругие шелка, и шляпа с траурными перьями, и в кольцах узкая рука…» Писателями становятся те, которые сразу пишут из одной любви к буквам, как любви к женщине своего сердца. Сольются буквы в поцелуях. И в новорожденных словах возникнет свет. Счастье моё в буквах трепещет, как в нежной душе обожаемой женщины. И не просто счастье, а счастье в любви, полной любви, и той, и этой. Любовь, любовью, о любви. Всё под звёздным небом движется любовью. И совершенствование мужчины полностью находится во власти любящей, нежной, понимающей, талантливой, интеллигентной, самой красивой на свете женщины, каковой является Алла Щипакина. Пусть всё идёт так, как идёт, не стоит тревожить судьбу, она к тебе благосклонна и посылает как священный дар внезапную любовь. Женственность и любовь неразлучны. Слава Алле Щипакиной!



Юрий КУВАЛДИН

18 АПРЕЛЯ РОДИЛАСЬ ЛАНА ГАРОН ЮБИЛЕЙ



18 АПРЕЛЯ РОДИЛАСЬ ЛАНА ГАРОН ЮБИЛЕЙ


Если говорить о литературном мастерстве Ланы Гарон, то прежде всего нужно вспомнить о театре и о драматурге Александре Володине, о котором Лана Гарон всегда говорит с восхищением. И это понятно, поскольку она мыслит сценически, даже кинематографически, являясь актрисой и режиссёром своих произведений, где каждый эпизод, превратившийся в звук, приковывает моё внимание, а для подобного превращения необходима прямо-таки стоическая непринужденность, ведущая прямо в детство, когда я как бы впервые услышал смех Ланы Гарон, ведь жизнь так устроена, что просто обязана сохранять прекрасные черты, и даже обещать нечто большее.


Юрий КУВАЛДИН

ВЕЩЕСТВО

Вещество сохраняют века и перековывают в существо многочисленных существ, истиной которых становится поддержание массы и дальнейшее распространение существ, в сферу же инобытия устремлены только тексты, в которых живут единицы, те индивиды, для каждого из которых собственного процветания в связи с исчезновения тела не углядеть, в смысле не быть свидетелем установки памятника на берегах рек, намного больше стараний для памятников при жизни, для получения почётных грамот, орденов и медалей у смертных, прежде всего желающих еще раз пожить, все образы этого ряда в обычной жизни восприняты современниками как вещество, занимающегося собственным благополучием, нерасторжимо связанным с перетеканием вещества в вещество, отчётливо явленом фильмом Алексея Германа «Трудно быть Богом».

Юрий КУВАЛДИН

ИЗ ВОД РОЖДЁННАЯ



На снимке (слева направо): Маргарита Прошина и Александр Люсый на съёмках телефильма "Вода" 21 июля 2014 года.



ИЗ ВОД РОЖДЁННАЯ



Вода мне подарила счастье быть среди рыб морских и птиц небесных, паря средь них в полётах наяву и во сне, вторя Максу Волошину: «Дрожало море вечной дрожью // Из тьмы пришедший синий вал // Победной пеной потрясал, // Ложась к гранитному подножью, // Звенели звезды, пели сны… // Мой дух прозрел под шум волны!» - ведь все мы вскормлены водой материнской земли, и многое дано нам, стоит лишь верить и стремиться проникнуть в тайны вод земных, которые хранят всё, что было создано в слове предшественниками, ведь память воды неисчерпаема, стоит только проникнуть в её тайны и творить, не задумываясь




Маргарита ПРОШИНА

ЛЁГКОСТЬ

Пятидесятые годы, после выноса тела, в разные стороны закипела жизнь, туда или сюда, в центре витрины, огни, пытался попасть всюду, смотреть, восхищаться, достать билет, и потом страстно обсуждать, не допуская мысли, что сам всю жизнь является потребителем, ничего сам не создав, стол на службе, правда, есть, вот именно стол за него и работает, редко приходил в плохом настроении, потому что оно после кино, театра, картинной галереи, ресторана было не просто приподнятым, а искрящимся, поэтому не просто  стал центром своей компании, а её восторженным предводителем, замечательной чертой которого была невероятная лёгкость исполнения желаний, верный, всегда говорил красиво, украсил жизнь, ведь и не уснешь с таким, уверяли, даже в могиле, простили, исчезли, с лёгкостью забыли.

Юрий КУВАЛДИН

К СВЕТУ ТЯНУТСЯ ЦВЕТЫ



К СВЕТУ ТЯНУТСЯ ЦВЕТЫ



Композиция кадра. Дед и внучка. Свет и тень достаточны для того, чтобы получилось изображение. Феллини говорил, что кино есть искусство света и тени. Мы с Лизой на контровом снежном свете 21 февраля 2021 года. К твоей точке зрения должны добровольно тянуться люди, попадающие в зависимость от твоего таланта, который подобен свету, к которому тянутся цветы.



Юрий КУВАЛДИН

ПОД ГИПНОЗОМ ВАЛЕРИЯ ТОДОРОВСКОГО



ПОД ГИПНОЗОМ ВАЛЕРИЯ ТОДОРОВСКОГО



Когда впадаешь в состояние восторженного ошеломления под пронзительным взглядом психоаналитика Максима Суханова из философского по собственной идее полотна Валерия Тодоровского «Гипноз» (сценарий Любови Мульменко), где, кажется нет никакого движения, где абсолютно неважен сюжет, как можно медленнее, чтобы всем вдруг стало скучно, кроме… пластика письма, создающего гипнотическое поле, попав в которое, ты окончательно вовлечён в высшие сферы духа, вспоминая Канта, во всевластный сон, который развивается по своим художественным законам, отдаляющим от мнимостей жизни, ведущий во вторую бессмертную реальность к Мандельштаму, к Бергману, к Данте, к Алексею Герману (особенно «Трудно быть Богом»), к Андрею Платонову с его «Чевенгуром», к Андрею Тарковскому («Зеркало») и, конечно, к Федерико Феллини с «8 ½», с фильма которого, помню, в 1963 году на кинофестивале уходили, как уйдут с этого фильма Тодоровского потребители «попсы», вот где водораздел, вот где отсечение ширпотреба, поскольку смотреть будут психически устойчивые ценители высокого киноискусства (производство Россия-Финляндия, оператор Жан-Ноэль Мустонен), а мнения временщиков, которых в «искусстве» привлекают только «бабки», исчезнет под постоянным вращением колеса вечности бесследно с лица земли, а от тебя каждый новый день требует новый текст, он без тебя скучает и постоянно желает быть продолженным, потому что текст живее тебя, ибо устремлен в будущее, которое для него не исчерпывается границами жизни якобы твоего организма, который он буквально гипнотизирует, погружая в сон искусства.



Юрий КУВАЛДИН

ПОВТОРЯЕМСЯ

Забыл, ничего особенного, загляни в листочек с планом дня, на каждый день обязательный, причём, планы совпадают с удивительной повторяемостью, как и всё вокруг повторяется, в этом состоит прекрасная закономерность творчества, основанного на повторении с известными изменениями по мере роста мастерства, а повторять необходимо, а тот, кто этого не понимает, ничего не добивается, если в первой главе твой персонаж беседует с Маргаритой, а глав в романе 21, то эту беседу надобно три раза, заветное число, повторить, причём, беседа идёт об одном и том же, скажем, о новом языке Мандельштама, но передается беседа другими словами, их очень много, в том числе синонимов, да и сам Феллини, хотя кино есть слабая тень великой литературы, и тот говорил, что одно и то же, минимум, три раза нужно вдалбливать нерадивым зрителям, да и «радивым» полезно, так что мы не живём, а повторяемся.

Юрий КУВАЛДИН

ИТАК, СЧАСТЬЕ



Художник Александр Трифонов с женой Татьяной.



ИТАК, СЧАСТЬЕ



Итак, что на сегодняшний день изменилось в определении счастья? Да ничего. Как хотят, так и чувствуют себя счастливыми. Один счастлив, что устроился в подвале под трубой парового отопления, а другой - в Кремле. Лев Толстой писал о счастье. Николай Гоголь писал о счастье. Федор Достоевский писал о счастье. Юрий Кувалдин писал в повести "Счастье": "Свет в кинотеатре медленно гаснет. На экране знакомая заставка: рабочий и колхозница. "Мосфильм". Идут титры под симфоническую музыку государственного оркестра кинематографии. Первые кадры: утопающее в снегу село, дымы из печных труб. Звучит закадровый мужской вкрадчивый низкий голос: "Что же такое счастье? Отвечаем. Это - ощущение полноты своих духовных и физических сил в их общественном применении. Оно, прежде всего, покоится в координатах общественной нравственности. Счастье личности вне общества невозможно, как невозможна жизнь растения, выдернутого из земли и брошенного на бесплодный песок. Тот или иной общественный строй или дает, или не дает личности полноту развития всех сил, стремится или обогатить у каждого эту полноту, или похищает у него естественные запасы сил. Счастье достается тому, кто много трудится. Только во всеобщем счастье можно найти свое личное счастье. Самый счастливый человек тот, кто дает счастье наибольшему числу людей".
Понимание счастья приходит после первого написанного абзаца, когда так называемая жизнь исчезает за поворотом. Счастье - это жизнь в тексте.




Юрий КУВАЛДИН

ДОЙТИ ДО ПОВОРОТА РЕКИ

Надо бы дойти до поворота реки, подумал я, увидев себя со стороны, как видят меня посторонние, вернее, не замечают, как одного из представителей толпы, особенно в метро, когда я стою в сторонке и думаю о том, чтобы дойти до поворота реки, конечно, каждый человек преувеличивает своё значение в жизни среди других бесчисленных людей, и даже среди старых друзей, но с этим преувеличением приходится мириться, особенно с теми людьми, которые всех ставят на место, постоянно высказывая обо всём и обо всех негативное суждение, особенно это касается тех людей, находящихся в состоянии неудовлетворённого положения между родиной и чужбиной, потому что у них одна нога в лодке, а другая на берегу.

Юрий КУВАЛДИН