Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

В СТОРОНУ

С детства почти все талантливы, но со временем убегают в сторону, нет прямого движения в процессе созидания, с которым постоянно случается рассматривание себя на фоне мастеров, с выводом, куда мне до них, влекущее к торможению, к остановке в одной точке, взгляд застывает, не хватает дыхания смотреть устало в остановленном состоянии на свои «художественные» деяния, не может быть призванием то, что воспринимается сплошным наказанием, когда нужно заниматься одним и тем же всю жизнь, поэтому старое уничтожается как несовершенное, а новое не идёт от тупого рассматривания себя в галерее классиков, и бьёт в сердце катастрофическая потеря интереса к творчеству, кончился, как в механических часах, завод, потому что всё осточертело, для чего всё это дело и, закрыв глаза, бросаются в сторону лёгких путей в штатные расписания учреждений, молодость настроений, капитуляция перед препятствиями, вот почему от века остаются лишь гении, которым хватило терпения творить от рождения до гробового исчезновения.

Юрий КУВАЛДИН

Вера Калмыкова МАТЕРИЯ ТИШИНЫ О творчестве художника Павла Шербаума



Вера Калмыкова


МАТЕРИЯ ТИШИНЫ
О творчестве художника Павла Шербаума



В искусстве XX века тема тишины закреплена за Джорджо Моранди.
Категории художественного времени и пространства организуются сознанием, волей, структурой личности художника, а она определяется характером дарования и опытом его реализации. Дар, помимо прочего, есть способность видеть мир недосотворённым, нащупывать в нём пустоты и заполнять их по мере сил. Порой неоконченность творения мешают ощутить людские шумы, претендующие выглядеть звуком; иногда претензии даже кажутся убедительными, и лишь по прошествии времени становится понятно: нет, только шумело. Чтобы отделить творящую пустоту от пустоты перенасыщенной, требуется тишина.
Не обязательно это «ноль звука». Скорее очень избирательное звучание в высокой концентрации, настолько плотной, что кажется - материя исчезает, уничтожая саму себя.
Моранди годами переставлял на одной и той же плоскости некоторое, очень ограниченное количество предметов, добиваясь именно концентрации. Он знал, что, как и чем должен заполнить, и делал свою работу.
Похоже, Павел Шербаум, углублённо работающий с материей тишины, тоже нашёл свой пробел - или провал - в мироздании. Или эта лакуна нашла его: кто, собственно, скажет точно? Недаром сам художник признаётся: «Бывает, что вы садитесь писать то, что планировали, но в ходе работы задача меняется сама собой».
Очень частый ход Шербаума в графике последнего десятилетия - лишать изображённый предмет части его облика, обрывая привычные в обыденности контуры. Видимо, там, где стиральная доска, натуралистически-узнаваемо решённая ближе к центральной части листа, вдруг растворилась на бумаге, упала в молоко листа, словно утратив по забывчивости правый край, - и проходит граница той области, которую художник интуитивно ощущает своей: там он может что-то добавить к существующему, в действительный мир, а на шаг в сторону - уже нет, там бытие в наличии. Подробности для Шербаума и будут тем самым шумом. Но он не рвёт абрис, не искажает очертаний: они просто растворяются, не оставляя ощущения нужности, и даже не домысливаются зрителем - зачем?
При этом на натюрморте всегда есть предмет, обычно маленький, воссозданный едва ли не иллюзионистически. Полномочный представитель действительности, он воспринимался бы натуралистически, но незанятая изображением часть листа выводит его с поля, закреплённого за обманкой (тромплеем).
К этой манере Шербаум двигался постепенно, доступными художнику способами нащупывая свою среду обитания. Графические работы 2000-х годов ещё совершенно пространственны: плоскости заполнены, бумаге отведена служебная роль. Но прошло сколько-то лет, и лист стал тем, чем и должен быть - изобразительным средством, активным компонентом произведения. Художник говорит: «Хочу сохранить плоскость листа, а не создать иллюзию настоящего пространства».
Присмотримся, однако, к колористическому решению произведений, созданных в 2000-е. Оно приближается к... цвету бумаги: акварельной, торшона или крафта, не так важно. Важнее, что пейзаж с лодками или деревьями тяготеет к фактуре графических средств куда в большей степени, чем к натуре.
Чего здесь нет - так это человеческого действия и уж тем более воздействия. Мир явлений и предметов пребывает в покое, сам по себе, в лёгкой дремоте, забвении своего утилитарного назначения. Его время - бесконечно длящееся сейчас, безусловно недостижимое в практическом плане и открытое на листах.
Приглашённое к пребыванию «сейчас» у Шербаума длится и длится, пространство выходит из него, как некогда Вселенная из мизерабельного сгустка материи.

ВРЕМЯ ВЗЛЁТА

В 1989-м году я выстреливаю 100-тысячным тиражом свою книгу «Улица Мандельштама» с предисловием Фазиля Искандера, тележки подвозят штабеля к прилавку, очередь в «Дом книги» на проспекте Калинина, ныне Новом Арбате, змеёй льётся с улицы, тираж разлетается, так происходило с теми, кто искусство ставил впереди паровоза, страна замерла в оцепенении, таланты расцвели, так и в кино, годом ранее в 1988 году выходит шедевр Олега Тепцова «Господин оформитель» с пронзительной музыкой Сергея Курёхина, в стиле модерн Шехтеля, с поэзией Серебряного века, с контргероем Виктором Авиловым и гениальным Михаилом Козаковым, великим художником, писателем, режиссёром, чья роль в истории искусства с течением времени невероятно возрастает.

Юрий КУВАЛДИН

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ФИЛАТОВ 85



СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ФИЛАТОВ 85

Художник Александр Трифонов "Портрет Сергея Филатова", холст, масло 90 х 70 см, 2011.


Сергей Александрович Филатов родился 10 июля 1936 г., в г. Москве. С 1993 по 1996 годы возглавлял Администрацию Президента Российской Федерации Бориса Ельцина.
Человек высокой культуры, эрудиции, тактичный собеседник. Художнику Александру Трифонову он однажды сказал: «Спасибо тебе огромное за портрет, Саша! Меня все на этом портрете угадывают, там мой рот, мои глаза. Все, кто приходит ко мне, сразу узнают меня на нём. Особенно всем нравится шестерня у меня на месте зрачка, на портрете...»
В поисках гармонии представляешь себе картину, контрастирующую с реальным видом, потому что ты так устроен, что постоянно стремишься убежать от реальности к вымыслу, во всех отношениях приятному душе, и это то незыблемое обстоятельство, без которого немыслим Сергей Филатов.
Сергей Александрович Филатова был во власти, но не был временщиком; он стихов не пишет, но скрепил себя с литературой скрепами вечности - Словом. И все время, сколько я его знаю, поддерживает молодых литераторов и художников, вообще поддерживает талантливых людей. Поэту по определению противопоказана власть как таковая - как однозначная жесткая указка, дико упрощающая жизнь, укладывающая ее в прокрустово ложе предписаний, обдирающая ее до скелета: "Власть отвратительна, как руки брадобрея" (Осип Мандельштам). Нечто поразительно близкое заявит в прозе Сергей Есенин: "Мне противны руки большевистской опеки, занесенные над поэтическим горлом" (“Ключи Марии”). Эти сентенции прекрасно усвоил и принял как руководство к действию Сергей Филатов. Эссеистика Сергея Филатова предельно искренна, глубока по форме, а, стало быть, и по содержанию, ибо форма и есть содержание. Я беседовал с Сергеем Филатовым о высоте физической и метафизической. Физика - это жизнь при жизни, для тех, кто не отражает себя на скрижалях истории. Метафизика - это жизнь в Слове, для тех, кто переложил свою душу в знаки, максимально полно запечатлел себя в слове, то есть в Боге.


Юрий КУВАЛДИН

Юрий Кувалдин «Портрет художника Павла Шербаума во дворике галереи «Открытый клуб»



МАТЕРИЯ ТИШИНЫ ХУДОЖНИКА ПАВЛА ШЕРБАУМА
ГАЛЕРЕЯ «ОТКРЫТЫЙ КЛУБ»


Юрий Кувалдин «Портрет художника Павла Шербаума во дворике галереи «Открытый клуб», в стилистике графики Павла Шербаума», 24 июня 2021, Спиридоновка, 9/2.


Проведя простым карандашом чёткую линию на чистом листе, понимаешь, что она психически сильно воздействует на тебя. Больше ничего на лист не наносишь, а лишь смотришь, не отрывая глаз, на линию, которая разделила категорично что-то с чем-то. Это очень интересное занятие наносить линию на бумагу. Сама бумага становится очень выразительной с линией. Когда линия выбегает за края, то она уже не разделяет, а соединяет, как тропинка, что-то с чем-то, или кого-то с кем-то из-за невидимого края.



Юрий КУВАЛДИН

МАТЕРИЯ ТИШИНЫ ХУДОЖНИКА ПАВЛА ШЕРБАУМА ГАЛЕРЕЯ «ОТКРЫТЫЙ КЛУБ» 24 ИЮНЯ 2021 ГОДА



МАТЕРИЯ ТИШИНЫ ХУДОЖНИКА ПАВЛА ШЕРБАУМА
ГАЛЕРЕЯ «ОТКРЫТЫЙ КЛУБ»
24 ИЮНЯ 2021 ГОДА

На снимке: Павел Шербаум и Юрий Кувалдин. Фото Сати.

Ты можешь быть лампадой и водой, ты можешь быть небесной тишиной, и книгой стать живой и невесомой. Так степь звенит и дышит тишиной. Движенье букв бесшумно по бумаге идёт к сердцам в полнейшей тишине, один фрагмент в другой переливая. Ты удивился сам себе во сне. Пространство тишины - оно безмерно! Ты как пиит на сцене перед залом, стихи читая и закрыв глаза, и тишина как следствие упала, как падает сочувствия слеза. Тревожна тишина: Павел Шербаум.


Юрий КУВАЛДИН

МАТЕРИЯ ТИШИНЫ ХУДОЖНИКА ПАВЛА ШЕРБАУМА ГАЛЕРЕЯ «ОТКРЫТЫЙ КЛУБ» 24 ИЮНЯ 2021 ГОДА



МАТЕРИЯ ТИШИНЫ ХУДОЖНИКА ПАВЛА ШЕРБАУМА
ГАЛЕРЕЯ «ОТКРЫТЫЙ КЛУБ»
24 ИЮНЯ 2021 ГОДА


На снимке: художник Павел Шербаум. Фото Юрия Кувалдина.
Настроение графики тишайшего художника Павла Шербаума передаётся зрителю обволакивающими душу симфоническими тонами. Мягко. Задушевно. Стало тихо. Можно передохнуть, не напрягаясь. В жару улицы тихи и светлы. Толпы людей где-то спрятались, как прячутся муравьи в свои жёлтые кучи под ёлками. В пронзительной тишине от восхищения мастерством Павла Шербаума у меня появляется свист в ушах, как будто я - самолёт, идущий на посадку.



Юрий КУВАЛДИН

ВЕНИАМИН ЭЛЬКИН ВРЕМЕНА ГОДА Художник Александр Трифонов "Январский день"



ВЕНИАМИН ЭЛЬКИН
ВРЕМЕНА ГОДА


Художник Александр Трифонов "Январский день". Холст, масло, 80 х 120 см. 2021
Alexander Trifonov January day. Oil on canvas 80 x 120 cm. 2021.



ВЕНИАМИН ЭЛЬКИН
ВРЕМЕНА ГОДА


Зима была ещё зимой лет шестьдесят назад.
Декабрь.
Всё уже в снегах - и дальний лес, и сад.
Умолкли птицы, краток день, медведи сладко спят,
И рыбаки уже на льду - кто чем его бурят.
На горизонте Дед-мороз, румян и бородат,
Готов обрушить на ребят конфетный водопад.
"Добро пожаловать, - Январь Морозу говорит. -
Устал небось твой организм, пусть выпьет и поспит.
Прими же в честь себя чуток - взбодри уставший кровоток".
Но отказался Дед-мороз, "спасибо" буркнул и понёс
Свой градус, 30 - 35, российский гонор поддержать.
И снег, лёд... И правят бал и лыжи, и коньки,
Из труб избушек, что в горах, потянуться дымки.
И люд гадает, что несёт ему в права вступивший год...
И тут как тут Февраль -
Мороз схватил прохожего за нос.
А изо рта клубится пар, и рад Морозу млад и стар.
И Март.
Однако же Мороз ещё ответит на запрос:
Ведь слух прошёл, что семь порток заставит всех надеть "марток".
И мечется по крышам кот и песню брачную поёт -
Он, крышу дома теребя, мяучит кошкам: "Только я!",
И помнят все коварство Ид, когда Гай Юлий был убит.
Да, Древний Рим хоть и далёк, но жив и ныне тот урок:
Кому же можно доверять, когда и Брут готов предать?
Зато реванш берёт Апрель,
Когда апрельская капель,
Когда вокруг бегут ручьи, журча: "А мы ничьи, ничьи!",
И отправляется в поход вчера ещё крепчайший лёд,
И рыб ловивший рыбачок свой литр, налитый в бачок,
Швыряет, раздражён весной, спровадившей его домой,
И птиц оживших звучный хор садится на любой забор,
И реки, что текут в моря, в них будут течь до Декабря.



"Наша улица” №254 (1) январь 2021

ХУДОЖНИК МИЛОШ ПРЕКОП



Milos Prekop. "Marat". Acryl on canvas 140x110. 2008
Милош Прекоп «Марат», холст, акрил, масло, 140х110. 2008.

Художник Милош Прекоп родился 31 января 1967 в Смоленице (Чехословакия).
Живет в Трнаве (Словакия). Окончил Братиславский университет.

Милош Прекоп очень глубокий и интересный художник. Мы познакомились с ним в Хорватии на Арт колонии на острове Раб в июне 2010 года. Посмотрев его каталог, я обратил внимание на художественную близость картин Милоша с моими произведениями. Его большая серия "Remarkes", где он переписывает классические портреты в своей манере, очень понравилась мне, я сам не раз обращался к такому приему, также серия "Иконы" или "Святые" здорово выполнена.
Милош заинтересовался моим творчеством, изучил мою книгу, буклеты, отметил то, что мы созвучны, и что он понимает мои картины.


Александр ТРИФОНОВ

НА СВОЁМ ПУТИ

У меня свой путь, твердил он постоянно, и в поведении не отступал от культуры норм приличных людей, которым, разумеется, себя не противопоставлял, добился некоторого положения, а незадолго до шестидесятилетия стал главным инженером родного завода, многое, конечно, он повидал на своем пути, но вот однажды получил письмо от брата из Америки, куда тот уехал из-за своей жены, балерины, оставшейся там после гастролей, и письмо это отражало почти тот же путь, что и у него, стал тоже главным инженером в своей корпорации, остальное, как говорится, детали, и вроде бы пути разные, но вовсе не так, лишь в поверхностном смысле, месяцем позже брат умер, да и он сам принадлежал к когорте смертных, которые бесследно исчезают с лица земли, поскольку не перевёл свою жизнь в серьёзный художественный текст, что проделал друживший с братом Бродский, о котором он в том письме упоминал.

Юрий КУВАЛДИН