Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Второстепенные, казалось бы, впечатления намного важнее прямых и очевидных, поскольку прямые впечатления действуют на большинство людей, не участвующих в творческом переосмыслении жизни для её объективации в художественном произведении, в котором первейшее значение имеют как раз второстепенные впечатления, или детали, даже самые неприметные, из которых состоит любое классическое литературное произведение, которому вредят те самые общие прямые впечатления, доступные большинству.

Юрий КУВАЛДИН

ВНЕШНИЙ ПРИЗНАК

Любые характеристики имеют внешний признак в своих неожиданных проявлениях, когда последствия невозможно предсказать, помогали в этом лишь те моменты, которые исключали всевозможные метаморфозы, когда с течением неумолимого времени меняются черты привычного, и когда вследствие этого они обретают неузнаваемый вид, если вы на улице встречаете человека, с которым не виделись лет 50, тогда и сама возможность узнавания ограничена, но если она всё-таки по тем или иным причинам состоялась, то может вызвать непредсказуемое отчуждение, поскольку за эти десятилетия вы оказались в совершенно различных социо-культурных слоях.

Юрий КУВАЛДИН

КОПИЛКА

Надо быть чрезвычайно внимательным и серьёзным человеком, говорю я, разумеется, с улыбкой, тем более, если собрался посмотреть на реку, иными словами, погрузиться в неуловимую текучесть всего на свете, не из простого любопытства, а для пополнения писательской памяти, к примеру, попавшийся мне на глаза рыбак под мостом наводит на мысли о ловцах, и не только во ржи в прекрасный день, когда я проявлял бы интерес к детям, а к ловцам слов, собственно, чем занимаюсь всю жизнь я, а ведь было время когда я впервые стал ловить слова и складывать их у копилку текста, те самые слова, благодаря которым создается общее впечатление обо мне.

Юрий КУВАЛДИН

ТОГДА И СЕЙЧАС

В то время я ощущал себя таким же, как и ныне, не в физиологическом понимании, а в чувственном, и если бы не заглядывал в зеркало, то казался бы себе не то что молодым или старым, а некой постоянной единицей сущего, как воздух, но куда более серьёзные размышления подталкивают на анализ этого сущего, различить которое, да, в среднем роде, не представляется возможным, и от него отличные существа, отдававшие необычайной новизной, являются неотъемлемой частью в том далеком прошлом, из которого стартовал и я, без основания выделить себя из общего потока существ, но более значительное размышление опять приводило меня к Книге, в которой происходили те процессы, которые и сформировали моё «Я».

Юрий КУВАЛДИН

НОВОЕ СТАРОЕ ИМЯ

В поисках вариантов имени новорожденного особого разнообразия не существовало, имя должно нравиться жене и мужу, бабушкам и дедушкам, тёткам и дядькам, братьям и сёстрам, не выбиваться из общей колеи, но и не быть затасканным, вот вся родня старалась подсказать, соответствовать привычкам рода, чтобы казаться не то что общепринятым, а своим и добрым, спасающим от печалей, и дать его надо сразу, чтобы потом не пытаться исправить, хотя фантазия не знала меры, но должен был наступить конец мучениям, отличающихся удивительным несходством с муками других молодых родителей, да и чтобы те, в свою очередь, не застыли от имени в изумлении, и тут пришла гениальная идея вообще не называть новорожденного, пусть тело живёт боз слова, инкогнито…

Юрий КУВАЛДИН

БЕЗОСТАНОВОЧНЫЕ РАЗГОВОРЫ

Удачный стилистический этап, когда на одном дыхании написанная фраза, не произнесённая, а именно написанная, поскольку говорят устно безостановочно, портя настроение друг другу и тихо уезжая в безвестном направлении на эскалаторе устной жизни, речь идёт о написанном, когда твоя жизнь именовалась «текстом», вот поэтому записанное занимает исключительное положение, хотя современники на тебя посматривали с настороженностью, а потом удивились, увидев за стеклом книжного магазина «Москва» на Тверской твою книгу, потому что они все те годы, что ты сидел на одном месте за столом и писал, бегали туда-сюда, сотрясая воздух безостановочными разговорами.

Юрий КУВАЛДИН

НОВИНКА

Не хочешь новинки, так тебя никто не спрашивает, потому что и без твоего согласия будет тебе новинка, новый день придёт без согласования с тобой, потому что ты устроился в телеге жизни, и она катит тебя туда, куда Макар не гонял телят, но твой взгляд повернут вспять, и ты весь откатившийся, закуклившийся в прошлых днях, в которых ты тоже не ждал новинок, отмахивался от них, потому что был погружён по уши в себя, считая себя оригиналом, последней инстанцией в богочеловечестве, о которой неустанно писал философ Владимир Соловьев, принимая новинку как возможность бисерным почерком ещё исписать страницу: «Если допускать безусловное средоточие, то все точки жизненного круга должны соединяться с ним равными лучами».

Юрий КУВАЛДИН

СИИ МЕСТА ДЛЯ НОСТАЛЬГИИ

Давно там не был, лет тридцать, и вот опять попал на то место, но оно лишь отчасти напоминало то, которое знал прежде, теперь обнаружил перемену во всём, даже в людях, чья непринужденность в любых обстоятельствах вызывает даже некоторую зависть, ведь они не стремятся в те места, где их не было много лет, поэтому чувствовалось, что они довольны одним местом жительства, где их дом в современных архитектурных решениях достойным образом привязал их здесь, а противоположным чувством они не заражены, и в этом есть определенные преимущества, поскольку основания для ностальгии у них нет, ведь тоска рождается не сама по себе, и предпочитавший её давно покинул сии места.

Юрий КУВАЛДИН

ПРИНЦИПЫ

Понятно, что он любит то, что не люблю я, при этом бы можно добавить, что у него противоположный вкус, и можно бы было сказать, что он вообще лишен вкуса, но это лишь с моей точки зрения, потому что у него есть свой вкус, но он не совпадает с твоим, и что же из-за этого нужно спорить, а в спор вступают как раз те, у которых противоположный вкус, и спорят до тех пор, пока не понимают, что им нужно найти человека с подобным вкусом, и тогда они не будут спорить, я бы добавил, что они получат возможность излить душу, но мне это лишь пригрезилось, да и тот скажет, что даже близкому не принесет в жертву свои принципы, но сама жизнь доказала, что чем меньше споришь, тем спокойнее на душе.

Юрий КУВАЛДИН

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ О ЕДИНСТВЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Владимир Соловьёв из работы «Первый шаг к
положительной эстетике»


«Местная история показывает, как здесь или там тяжелыми, запутанными и нередко кривыми путями собиралась земля вокруг народных вождей, и как мало-помалу росло и развивалось национальное сознание. Но и всеобщая история также показывает нам, как еще более трудными и сложными путями собирается вся земля, целое человечество вокруг невидимого, но могучего центра христианской культуры и как, несмотря ни на какие препятствия, все растет и крепнет сознание всемирного единства и солидарности. Эту аналогию между национальным и всемирным "собиранием земли" можно было бы провести еще дальше, но я ограничиваюсь только очевидными и бесспорными чертами. Итак, у истории (а следовательно, и у всего мирового процесса) есть цель, которую мы несомненно знаем, - цель всеобъемлющая и вместе с тем достаточно определенная для того, чтобы мы могли сознательно участвовать в её достижении; ибо относительно всякой идеи, всякого чувства и всякого дела человеческого всегда можно по разуму и совести решить, согласно ли оно с идеалом всеобщей солидарности или противоречит ему, направлено ли оно к осуществлению истинного всеединства или противоречит ему. А если так, то где же право для какой-нибудь человеческой деятельности отделяться от общего движения, замыкаться в себе, объявлять себя своею собственною и единственною целью? И в частности, где права эстетического сепаратизма? Нет: искусство не для искусства, а для осуществления той полноты жизни, которая необходимо включает в себя и особый элемент искусства - красоту, но включает не как что-нибудь отдельное и самодовлеющее, а в существенной и внутренней связи со всем остальным содержанием жизни».


Владимир Соловьёв из работы «Первый шаг к положительной эстетике»