Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

ОСЕНЁННОЕ

Дней осенённое золото, солнца закатного медь, кофе под Вагнера молотый с недомоганием впредь, старый осанится молодо, сердца чеканная трель, улице траурной холодно, в гроб заколочен апрель, встанет и падает - всё одно, мёрзлая кашляет твердь, и ощущает рождений дно над погребением сквер.

Юрий КУВАЛДИН

ВОПРЕКИ

Трудно что-то делать вопреки, но постоянно приходится, и главная сложность идти плохому настроению вопреки, вот  уж это настроение, когда глаза ни на что бы не смотрели, когда я не могу, вот уж, действительно, это всесильное «не могу», с которым мозг просит согласиться, ведь ты по-настоящему устал, даже не просто устал, а заболел, именно в эти минуты заставь себя вставать и подчинять усталость работе, хотя бы такой, казалось бы, незначительной, как изучение букв, ну, ты даёшь, чего там изучать-то, а вот есть что, оказывается, и плохое настроение вопреки всему пройдёт от букв, скрывающих все тайны мира, в том числе, твою болезнь, которая в процессе сочленений буквы с буквой родит твоё здоровье, как впервые ты вдруг увидел сонную луну, клонит ко сну, но это славно, вся жизнь есть сон, особенно во сне священных букв.

Юрий КУВАЛДИН

РАДУЕТ

Вчера были голые ветки, сегодня всё зелено, и в этом представлении картины сменяются столь стремительно, что уже не ощущаешь своего возраста, и старики, помню, все время говорили, что мозги как у молодого, а вот ходить трудно, покачивает, как в лодке без вёсел, теперь сам качаюсь из детства в старость, малость непривычно, но ничего, говорят бывалые деды, привыкнешь, кажется, потихоньку-полегоньку привыкаю, но вот каждая весна всё равно является новой, хоть ты кол на голове тиши, ведь убеждаешь себя, что это всего лишь «навсего» повторение пройденного, но какое очаровательное вкусное повторение, как любовное озарение, насытился, а потом снова и снова, весна, будь здорова, в серёжках берёзы предчувствую первые майские грозы, которые люблю, не буду уж уточнять, что в начале мая.

Юрий КУВАЛДИН

ВЕСЕННЕЕ

Две ноты Метерлинка, два слова между строчек, я понял, промолчал, сначала был я нотой, потом родился буквой, стеклянно лёд крошится, весна веснит красу, роса замёрзла почкой, «Где сонм больных на зимний сад // Глядит, в дверях цветы срывая!», - тревожит флейта молодая, лаская нежных наугад, рассвет подкрасил губы, глаза небесной сини, едва вступили трубы, засеребрился иней, и так с утра до ночи звенят капелью строчки, как будто бы нарочно, запали в сердце прочно: «Коснись лица в заветный час! // Твоя рука - как ангел снежный! // Омой росой усталость глаз, // Траву сухую этих глаз, // Где овцы дремлют безмятежно!», - на цыпочках за птицей, губами ищем лица, смываются страницы весеннею водицей.

Юрий КУВАЛДИН

ЯВЛЕНИЯ ПРИРОДЫ

Передавать явления природы свойственно человеку впечатлительному, записывающему в дневник о положении луны и солнца, или об отсутствии таковых, что характерно для трехсот дней в году в наших палестинах, настроение меняется даже от сводки погоды, передадут ему, что день будет солнечным, морозным, со снежком, тогда и он становится солнечным, в шубке и валенках, в ненастье падает духом настолько, что даже не в состоянии позвонить правнуку, чтобы пожаловаться на боли в сердце, потому что в непогоду, которая испытывает нас на выносливость круглогодично, все помыслы о больном сердце, вот истинная игрушка для удовольствия - слушать тиканье своего сердца, доедет ли оно колесом до Казани или не доедет, да в такую слякоть и морось разве доедешь, когда хороший хозяин даже собаку во двор не выгонит.

Юрий КУВАЛДИН

КАК В НАЧАЛЕ ТЕХ ДНЕЙ

Человек устаёт от повторений, одно и то же каждый день, причём, как заведённые идут утра, дни, вечера, ночи, ладно бы на этом тормознуть, так нет же, снова здорова на другой день, подниматься лень, нужно хоть как-то наводить тень на плетень, как учились мы работать в научных институтах, в госкомитетах, в управлениях, не качеством, но количеством, ибо все должны быть при своём рабочем месте, для виду, и утро нам опять преподнесло лучи сквозь дождевые тучи, не потревожив при этом минорные струны души, да и мажорные тона молчали, всё было как в начале тех дней, когда ты видел, но не понимал, поскольку пониманье всего сущего намного наглядней проявляется именно в непонимании, как будто суть души твоей отдельна от тебя, живёт как хочется ей, сама по себе, полностью отделена от тела, и поразительно во всём этом то, что подобное состояние не вызывает удивления.

Юрий КУВАЛДИН

ДИКТАТ

Требуются постоянные усилия для поддержания жизни тела, которое постоянно диктует душе свои условия для хорошего самочувствия, вот именно поэтому приказываю телу помолчать, но оно возражает и говорит мне в лоб, что голова с мозгами тоже всецело принадлежит телу, на что я сразу покидаю тело, не дав ему даже малюсенького завтрака в виде бутербродика с одной рыбкой золотистой на тоненьком слое масла на тончайшем ломтике белого хлеба, а поверх рыбки кружочек прозрачного лимона, а в другой руке держу шоколадную из коробочки конфетку с ликёром, чтобы продолжить жизнь в тексте, потому что я, говорю своему телу, есть книга.

Юрий КУВАЛДИН

ВО СНЕ ВЕСНА

Легко, когда печаль ясна, но трудно думать о печали, вначале видится весна, но на поверку на причале стоит дождливая зима, есть основания сполна понять, что жизнь собой сама довольна, как волной волна, так и певец живёт во сне среднеязычного пространства, когда свершается извне душевное непостоянство, что делать здесь, кого винить, что Чехов весь больной и грустный судьбы вытягивает нить, гуляя с дамой равнодушной, у переезда по весне под стук колёс проходит с некой, свободы ищущей во сне в толпе компьютерного века, пришла в Сокольники весна, как с «Чайкой» Чехов в Камергерский, размыта пьеса, не ясна, не выражает дух имперский, иди, Антон, смирён и тих, к любви, сливающейся в гущу, нет сил проникнуть в облик их, как опротивел смысл насущный, отдай частичку мыслей им, или пейзажам Левитана, он тоже в роще был любим случайной дамой неустанной, тем и хорош весенний день, что греет душу непогодой, ну, продвигайся поскорей своей душою к небосводу, там очень тихо, там легко, там длится жизнь без остановки, туда идти недалеко с Мещанской к роще Маленковской.

Юрий КУВАЛДИН

ЗЕЛЁНЫЙ СНЕГ, БЕЛАЯ ТРАВА

Трава белая, самый подходящий цвет для травы, а то все время говорят «трава зелёная», «снег белый» и даже ещё ухитряются так тавтологию вкручивать, что глазам больно: «скатерть белоснежная», и всё это говорит о том, что люди не видят слов, не чувствуют их многозначности, не знают, на какой фундамент слова опираются, впрочем, ладно, пойдём дальше, ведь если посмотреть внимательно на траву, то слово «зелёная» само по себе сидит крепко в слове «трава», что уж говорить о снеге, конечно, для меня он всегда какой-нибудь «не снежный», а, скажем, чёрный, или синий, или зелёный, чаще всего снег и бывает чёрным, как у Булгакова, особенно в Москве, и вот белая трава в зелёном снегу.

Юрий КУВАЛДИН

ВЫЗДОРОВЕЛ

Прошедший час содействовал моим удовольствиям, я просто тихо сидел в углу и читал, пребывал не в разговорах о литературе, а был в литературе, в последующие часы перейдя к работе над новым произведением, и так, в сущности, изо дня в день в течение всей моей жизни, а когда меня кто-то вдруг в периоды моих обязательных дневных прогулок встретит, то спрашивает, проявляя при этом настойчивый интерес к моей персоне, не заболел ли я, на что всегда тою же монетой отвечаю, что я выздоровел.

Юрий КУВАЛДИН