Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

ЗАБЫЛИ

И вот человека забыли, а был ведь всю жизнь на виду, спадая в прозу, дальше не пойду на удовольствие рифмовке, к чему забытого рифмовать, своим мельканьем  при жизни, хотя он всё еще живой, Господи ты Боже мой, и что ты его без конца тащишь по жизни, когда из его мелькавших каждому сыграли по тризне в родимой отчизне, которой он размахивал как дубиной на устрашение всего без исключений подлунного мира, друзей же в отечестве была тьма, и все как на подбор отличники сервильности, ещё бы, он рядового мог сделать маршалом, а подругу прислуги министром, всевластие позвоночного организма, и вот забыли, сидит колхозник колхозником в огороде, вроде умеет выращивать огурцы, но при нашей погоде всё тщетно, буйно развивается лишь крапива, быть бы живу, никто не заходит, лишь дворовый пес, интеллектуально равный забытому, изредка облаивает его из-за забора для разговора, пробегая по дачной улице.

Юрий КУВАЛДИН

НА ДАЧИ

Комары сошлись в Комарово все, Анатолий Ким в Переделкино о Немятово видит сны в стихах, в небесах один-одинёшенек дух святой краской алою красит облако, да, Москва пуста, в лето красное все разъехались на дачи, где яблоки и маленькие ёжики под древним пнём построили свой дом, читаю Пруста, написано густо, впечатление велико, не менее сильно воздействует, чем поэзия Вениамина Элькина, процитирую из него: «Как мне хочется сказать: "Дорогие!", // С тем же чувством, как сказалось впервые, // И обнять вас, словно в первый раз вижу, // И поклясться: "Никогда не обижу!"», - дачные впечатления, отдых и вдохновение, ежики слушают Густава Малера, кушают из блюдца хлебушек белый в молоке, на реке Оке очи синие, развлекается васильками рожь, отобедали в войсковых частях, чем смелее день, тем темнее ночь, в городском саду трубы медные.

Юрий КУВАЛДИН

СКВЕРЫ ВО ДВОРАХ

Посидел на скамейке во дворике в затенённом сквере, потом двинул за угол дома в два этажа, желтые стены, с белой лепниной наличники, кусок деревенского луга с ромашками и лопухами, тоже сквер. и сразу в небо летит кирпичный торец с аркой подворотни по краю, чтобы радушно впустить в следующий дворовый зелёный сквер, знаю тебя. Москва, дальше шагаю почти по дачной местности, обозреваю окрестности, асфальтированный дворик с особняком в три окошка, кажется тупик, но бери правее между домиком справа, этого чуда старинного века, где первый этаж кирпичный, а второй бревенчатый, узкий проход, слева краснокирпичный трёхэтажный не домик, а ларчик, с уступами карнизов и пестрой игрой кирпичных орнаментов, далее разворачивается шеренгой светло-кирпичный двадцатых годов многоэтажный длинный жилой дом, двор со скамейками сквера в тени деревьев, беру правее к арке подворотни, и так, не глядя, на автопилоте, из Подсосенского по диагонали через дворы в Казарменный переулок, минуя трамвайные рельсы Покровского бульвара, углубляюсь в детский тенистый сквер, чтобы через него попасть в книжную лавку в Хохловском переулке с белыми крепостными палатами семнадцатого века.

Юрий КУВАЛДИН

ИЗ ВОДЫ

Короткое лето, они поехали на дачу, в Москве река, на даче пруд. Там и тут вода. С правого фланга на левый фланг. Туда и сюда. Пока голова не закружится. Да. Сами вышли из воды, это надо особо отметить, не из земли, а из воды, в «аш два о» добавили сентиментальность Прозерпины. На даче высокие ели. В Москве во дворе высокая сосна. Лето там и тут. В супермаркете прохладный воздух. Тридцать четыре сорта колбасы. Из рыбы сёмга, лосось, угри, карпы, щуки, сазаны, лини и даже ерши. В просторном зале всего пять человек покупателей. На кассе восемь кассирш. Лето, одним словом. Под тридцать градусов. Благодать. И опять с левого фланга на правый фланг. Кап-кап!

Юрий КУВАЛДИН

ПРОШЕДШЕЕ

Вот уж что наступает мгновенно, так это прошедшее, шедшие ушли за горизонт, и всё оттого, что и ты постоянно шёл куда-то, просто-таки как встал на ноги в полтора года, так и пошёл, сначала от скамейки до бочки, потом от дома к другому дому, потом перешёл поле, да не один раз это самое дачное поле перешёл, и все твои хождения с завидной регулярностью превращались в прошедшее, на что поначалу никакого внимания не обращал, даже мысль подобная в твою головку не закрадывалась, шёл и шёл, как бессмертный, вступая постоянно в будущее, которое тут же становилось прошедшим, но прошлым столь обстоятельным как «Мёртвые души», «Избушка на ёлке», «Братья Карамазовы», «Фортунэта», «Приглашение на казнь», «Архиерей», «Сидел на дереве рыб», что дух захватывало..

Юрий КУВАЛДИН

СТРАСТИ

Об этом мечтали все, только никак конкретно не могли сформулировать предмет своей мечты, поскольку предметов было столько в материальном мире, что сразу остановиться на каком-нибудь конкретном не могли, потому что один предмет тянул другой, а тот третий необходимый предмет, поэтому в подобных случаях нередко ведут себя с невиданной экзальтацией, которая до поры до времени была скрыта внутри, но страсти разогревались по мере потребления, закипали и сбрасывали крышку с кастрюли мечты, причём, каждый в пылу своих страстей был уверен в своей правоте, да именно ему нужны высокие должности, охрана, квартира, дача, машина, экскурсии в Нью-Йорк и прочие заграницы, отчего приходилось вырывать свои мечты из рук других, кусаться, бить копытами, но страсти неимоверно разрастались, чтобы весь материальный мир мог принадлежать ему, ведь охватывает такое невероятное величие, если речь идет о властной должности.

Юрий КУВАЛДИН

ДАЧНАЯ ИДИЛЛИЯ

На даче скрипят ступени, пахнет досками пола, согретых солнцем, трава прорастает сквозь щели, хозяйка босиком идет по дорожке к астрам, впереди семенит серенькая с белыми вставками трясогузка, на заборе сидит вполоборота симпатичная ворона, одним глазом следит за хозяйкой, которая подходит к цветам, красным, синим и разным, срезает ножницами букет, на мгновение поворачивает лицо к солнцу, жмурится, как рыженькая кошечка, примостившаяся на подоконнике у окошечка, в хрустальную вазу наливается прозрачная вода, астры стоят в центре круглого стола, хозяйка почти что гола, на ней детская маечка, подчёркивающая сильную грудь, солнышко, побудь тут со мною, пока я выпью маленькую чашечку кофе, с кошечкой у окошечка.

Юрий КУВАЛДИН

УПУЩЕННЫЙ СЛУЧАЙ

Случай надо ловить в первое мгновение, потому что второго мгновенья не будет, на то он и случай, чтобы разок промелькнуть перед вами и исчезнуть, конечно, будут и другие случаи, но совершенно отличные от того случая, который вам сулил счастливый поворот всей вашей уныло жизни между семьёй, работой и дачей, да, слишком поздно говорить о том случае, потому что и говорить нечего, ведь вы его проморгали, даже не зная об этом, не было, не было того случая, вы уже после того остались на той же точке, где и были, а боязнь показаться несчастным вызывает неловкую улыбку, дабы вас считали счастливым, которым вы бы стали по тем же причинам накануне, когда являлся счастливый случай, но и сам случай сразу этого не понял.

Юрий КУВАЛДИН

КАКТУС

Плохое настроенье исправляется мгновенно, когда даешь себе задание на день, ведь человек склонен к плохому настроению постоянно, как цветок в засохшем горшке на подоконнике, хозяева уехали на дачу, забыв про цветы, но наиболее творческие из этих цветов переживают разлуку с водой мужественно, совершенно не показывая, что у них испортилось настроение, колючки востры, зелень ярче зелени поблескивает, благодаря меня за то, что я люблю и выращиваю только кактусы.

Юрий КУВАЛДИН

ОБОДРЯЮЩЕЕ

Холодный ветер ободряет, а солнце ослепляет взор, когда искрятся слёзы счастья от сна арктических широт, и вот случайный поворот в замысловатый переулок, где ветер с ходу умолкает под аркой стареньких ворот, в уюте древнего пространства, где городили огород и с мезонином в три окошка стоит себе особнячок.

Юрий КУВАЛДИН