Category: город

ШЕЛЕСТ

В метро, в автобусе, в трамвае, в лифте, на ходу на улице, повсюду люди шелестят бумагой или пластиковыми магазинными пакетами, или ещё чем-нибудь шелестящим, и этот неприятный шелест довольно сильно раздражает, но есть другой шелест, который успокаивает, ублажает, вроде неспешного шелеста набегающей на гальку пляжа морской волны, или даже речной волны, едва слышимой, после того как теплоход ушел уже далеко, а волны продолжают тихо шелестеть у парапета в камышах, но есть довольно громкий шелест, который поднимает настроение, шелест под ногами опавших осенних сухих листьев.

Юрий КУВАЛДИН

Художник Александр Трифонов «День и ночь»

Художник Александр Трифонов «День и ночь» («Объята Севилья и мраком и сном...»). Холст, масло, акрил, 80х100. 2019


СЕВИЛЬЯ ПАВЕЛЕЦКОГО ВОКЗАЛА


Цыганки в цветастых юбках табором выходят на перрон. Звенит гитара, стучат каблуки. Из-за угла выглядывает огромный чёрный бык с красными глазами. Светит бледная луна над шахматной ладьей нового высокого дома на той стороне Валовой улицы у Павелецкого вокзала. Иду, скандируя под стук колёс стихи:


Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

Исполнен отвагой,
Окутан плащом,
С гитарой и шпагой
Я здесь под окном.

Ты спишь ли? Гитарой
Тебя разбужу.
Проснется ли старый,
Мечом уложу.

Шелковые петли
К окошку привесь...
Что медлишь?.. Уж нет ли
Соперника здесь?..

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

Должно быть, сочинение Пушкина, говорю я голосом Поприщина. А рельсы серебрятся, притушевываясь иногда в тот момент, когда облака наплывают на луну. Свет льется над Москвой, но не так как днем, а по-особенному, как будто и в Москве стоят белые ночи, очень благоприятные для «Записок сумасшедшего»!


Юрий КУВАЛДИН.

МЫСЛЬ НЕ ИДЁТ

Подумают, подумают ещё раз, но дальше «подумают» мысль не идёт, конечно, тело идёт дальше, особенно, когда вот, смотрите, толпа идёт оттуда, и толпа плотными рядами идёт туда, ясно без света, что тут рядом станция метро, а то идёшь в сторону от магистрали и не попадается ни души, там где нет толпы, стало быть, нет ни магазинов, ни метро, поэтому тела передвигаются, а мысль стоит стоймя на месте.

Юрий КУВАЛДИН

К СВОЕЙ СУТИ

Там стучат в барабан, здесь играют на баяне, толпы идут оттуда, а другие им навстречу, не обращая друг на друга ни малейшего внимания, как и в метро всегда проскакивают мимо друг друга, правда, изредка кто-то одинокий останавливался, скорее всего, человек с приветом, и нерешительно подбирал вопрос, чтобы его кому-нибудь из бегущих задать, но все двигались так энергично и определенно, что ни у кого из них не вызывал сомнения вопрос о правильности своего передвижения, а остановившийся всем этим был немало удивлен, поскольку путь у него проходил в другой параллельной реальности, в которой он всю жизнь следовал к своей сути.

Юрий КУВАЛДИН