Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

ПОГЛЯДЫВАЯ ПО СТОРОНАМ

Никуда не иду, хотя на самом деле иду, поглядывая по сторонам и, надо сказать, эти поглядывания составляют суть прогулки, потому что взгляд останавливается на тех неприметных деталях, которые прежде просто ускользали от моего внимания, ну вот, к примеру из Хохловского поднимаюсь вверх по Старосадскому переулку, но не иду прямо а проходным двором следую в сторону Колпачного переулка, там белокаменные палаты Мазепы, здесь лютеранский собор, каково соседство, вздымаю взгляд на освещённую солнцем роскошную розу на фасаде, это такое окошко, круглое, в виде лепестков розы, вот я и начинаю считать лепестки вокруг срединного креста, и насчитываю их ровно десять, нужно ли было заниматься таким буквализмом, не известно, просто это пример моего поглядывания по сторонам, конечно, занятие менее интересное, чем, скажем, стоять на том же самом месте и считать ворон на крыше.

Юрий КУВАЛДИН

СКВЕРЫ ВО ДВОРАХ

Посидел на скамейке во дворике в затенённом сквере, потом двинул за угол дома в два этажа, желтые стены, с белой лепниной наличники, кусок деревенского луга с ромашками и лопухами, тоже сквер. и сразу в небо летит кирпичный торец с аркой подворотни по краю, чтобы радушно впустить в следующий дворовый зелёный сквер, знаю тебя. Москва, дальше шагаю почти по дачной местности, обозреваю окрестности, асфальтированный дворик с особняком в три окошка, кажется тупик, но бери правее между домиком справа, этого чуда старинного века, где первый этаж кирпичный, а второй бревенчатый, узкий проход, слева краснокирпичный трёхэтажный не домик, а ларчик, с уступами карнизов и пестрой игрой кирпичных орнаментов, далее разворачивается шеренгой светло-кирпичный двадцатых годов многоэтажный длинный жилой дом, двор со скамейками сквера в тени деревьев, беру правее к арке подворотни, и так, не глядя, на автопилоте, из Подсосенского по диагонали через дворы в Казарменный переулок, минуя трамвайные рельсы Покровского бульвара, углубляюсь в детский тенистый сквер, чтобы через него попасть в книжную лавку в Хохловском переулке с белыми крепостными палатами семнадцатого века.

Юрий КУВАЛДИН

СТРОЙНОСТЬ

Всё время что-то строится вокруг, да и в тебе самом неостановимо тоже что-то возводится, для этого, разумеется, необходимо предельно перестроиться и настроиться, а то и для мужественного воспитания построиться, вскочив в строй с койки за пятьдесят секунд в полном обмундировании, чтобы в дальнейшей жизни быть стройным, как Эмпайр-стейт-билдинг, впрочем, и у нас ныне есть свои стройные постройки, вертикальные новостройки, упирающиеся в небо, хорошо различимые с другого края Москвы, но значительно стройнее всех прочих построек - золотокупольный Иван Великий, сияющий над миром во весь рост, сотворённый по образу и подобию Всевышнего Отца нашего

Юрий КУВАЛДИН

ПОД ВЕСЕННИМ СОНЫШКОМ

От Курского вокзала по сухому асфальту перешёл подземным переходом на Воронцово поле, и сразу свернул в Подсосенский переулок, с хорошем настроением не спеша, останавливаясь, разглядывая карнизы и наличники, миновал особняк с атлантами, тут развилка, в Лялин переулок не пошёл, а из Подсосенского свернул налево во дворы, где кое-где ещё лежал снег, но земля оглушала прелостью начала жизни, весенним духом, постоял среди старых разновысоких домов, затем под аркой подворотни вышел в Казарменный переулок, зашёл в маленький магазинчик, купил на кассе пару пачек «винстона», пересёк Покровский бульвар, прошел через детский парк, и двором к Хохловскому переулку, из которого вышел через Подкопаевский к Малому Трёхсвятительскому переулку, и спустился по Хитровскому переулку к обновлённой Хитровской площади, сел на скамейку, закурил, здравствуй, Хитровка, и стало хорошо под весенним солнышком.

Юрий КУВАЛДИН

ПЕЙЗАЖНЫЙ РУЧЕЙ

Золотое вращение листьев на поверхности пруда перегороженного ручья перед нырком в трубу, каждое препятствие рождает вдохновение для обновления пейзажа, золото листьев в воронке вращения, перевоплощение в круги красивого ада, предназначенного для художественного взгляда, белые колонны дворца отражаются в зеркале пруда, разлившегося из ручья, которому не дали воли, и так в неволе ручей создал парковые пейзажи, а человек перегородил переулки пассажами под стеклянными крышами, каждое препятствие увеличивает влечение к украшениям.

Юрий КУВАЛДИН

ОТБЛЕСК ЗАКАТА

Над высокими домами за рекой ещё более высокие, а за ними почти на горизонте куст шпилей небоскрёбов в осеннем сиянии золотом пурпурного заката, когда слева бьёт алый луч в шпили, то звонко отражается от них и летит свистящей стрелой мне в окно, пронизывает стекло, и ударяет в циферблат настенных больших часов с боем, которые отбивают семь ударов, во время последнего из которых отражённый от бронзового маятника луч устремляется в обратном направлении, но траектория его полета идёт ниже, прямо в золотые буквы идущего по реке белого теплохода «Сергей Есенин», конечно, в Константиново, увозя туда московское солнце.

Юрий КУВАЛДИН

ИЗ ОСТОРОЖНОСТИ

Глаза становятся очами, чтобы нести вам очарование, чтобы взоры осеняли, вдохновляли, возвышали, уводили от печали, не молчали, не встречали безразличной вас улыбкой, называемой дежурной, вот в чём заключена их сила, в этих единственных для вас очах, которые мы наделяем глубокой чувственностью, которая выше всяческих логических рассуждений о пользе мгновений эмоционального подъёма, естественно, каждый человек испытывал подобные состояния очей небесных, но каждый в своём небывалом эйфорическом чувстве стоял особняком, никому не приписывая такой возможности, потому что ему казалось, что способность очаровываться всецело принадлежит только ему, поэтому не выбалтывал своих переживаний исключительно из осторожности не нарушить собственное очей очарованье.

Юрий КУВАЛДИН

ВНУЧКЕ ЛИЗЕ 9 ЛЕТ (родилась 10 июня 2011 года) Юрий Кувалдин с внучкой Лизой

ВНУЧКЕ ЛИЗЕ 9 ЛЕТ

(родилась 10 июня 2011 года)

На снимке: Юрий Кувалдин с внучкой Лизой.

От 8 до 9 лет год для Лизы прошёл в ежедневной работе по русскому языку, а именно - овладение сложными синтаксическими конструкциями построения архитектуры текста; по литературе - беглое чтение серьёзных литературных произведений: Достоевский «Преступление и наказание», Кант «Критика чистого разума», Булгаков «Мастер и Маргарита» и, естественно, к этому нужно присовокупить школьную программу 2-го класса, который она окончила с отличными оценками.

ЦЕЛЕБНОЕ

Свой ангельский полёт ты совершил в тиши по выгнутой воде к амфитеатру неба, в прозрачной вышине не видно ни души, партера пустота торжественно целебна, пусть короток твой век, сердечко бьётся птицей, и глаз не разберёт, где небо, где вода, ты отвечаешь «да» тому, что на странице, что будет впереди, тогда, уже, всегда.

Юрий КУВАЛДИН

Я ЕСТЬ Я НЬЮ-ЙОРК МОСКВЫ АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА

Художник Александр Трифонов "Большой Каменный мост". 2018 (С выставки «Москва» в галерее «Открытый клуб»)


Большое, каменное и квадратное, всё как в Нью-Йорке, по могучей архитектуре которого кроилась Москва, а сама Америка конструировалась по лекалам русского авангарда, где главный архитектор Казимир Малевич, а продюсер Иван Великий, «его бы за границу, чтоб доучился, да куда там, стыдно…» И в этом есть зерно манеры Александра Трифонова, все линии которого ведут к основам мира и к ясному понятью: «Я есть Я».



Юрий КУВАЛДИН