Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

СТРОЙНОСТЬ

Всё время что-то строится вокруг, да и в тебе самом неостановимо тоже что-то возводится, для этого, разумеется, необходимо предельно перестроиться и настроиться, а то и для мужественного воспитания построиться, вскочив в строй с койки за пятьдесят секунд в полном обмундировании, чтобы в дальнейшей жизни быть стройным, как Эмпайр-стейт-билдинг, впрочем, и у нас ныне есть свои стройные постройки, вертикальные новостройки, упирающиеся в небо, хорошо различимые с другого края Москвы, но значительно стройнее всех прочих построек - золотокупольный Иван Великий, сияющий над миром во весь рост, сотворённый по образу и подобию Всевышнего Отца нашего

Юрий КУВАЛДИН

ПОД ВЕСЕННИМ СОНЫШКОМ

От Курского вокзала по сухому асфальту перешёл подземным переходом на Воронцово поле, и сразу свернул в Подсосенский переулок, с хорошем настроением не спеша, останавливаясь, разглядывая карнизы и наличники, миновал особняк с атлантами, тут развилка, в Лялин переулок не пошёл, а из Подсосенского свернул налево во дворы, где кое-где ещё лежал снег, но земля оглушала прелостью начала жизни, весенним духом, постоял среди старых разновысоких домов, затем под аркой подворотни вышел в Казарменный переулок, зашёл в маленький магазинчик, купил на кассе пару пачек «винстона», пересёк Покровский бульвар, прошел через детский парк, и двором к Хохловскому переулку, из которого вышел через Подкопаевский к Малому Трёхсвятительскому переулку, и спустился по Хитровскому переулку к обновлённой Хитровской площади, сел на скамейку, закурил, здравствуй, Хитровка, и стало хорошо под весенним солнышком.

Юрий КУВАЛДИН

ПЕЙЗАЖНЫЙ РУЧЕЙ

Золотое вращение листьев на поверхности пруда перегороженного ручья перед нырком в трубу, каждое препятствие рождает вдохновение для обновления пейзажа, золото листьев в воронке вращения, перевоплощение в круги красивого ада, предназначенного для художественного взгляда, белые колонны дворца отражаются в зеркале пруда, разлившегося из ручья, которому не дали воли, и так в неволе ручей создал парковые пейзажи, а человек перегородил переулки пассажами под стеклянными крышами, каждое препятствие увеличивает влечение к украшениям.

Юрий КУВАЛДИН

ОТБЛЕСК ЗАКАТА

Над высокими домами за рекой ещё более высокие, а за ними почти на горизонте куст шпилей небоскрёбов в осеннем сиянии золотом пурпурного заката, когда слева бьёт алый луч в шпили, то звонко отражается от них и летит свистящей стрелой мне в окно, пронизывает стекло, и ударяет в циферблат настенных больших часов с боем, которые отбивают семь ударов, во время последнего из которых отражённый от бронзового маятника луч устремляется в обратном направлении, но траектория его полета идёт ниже, прямо в золотые буквы идущего по реке белого теплохода «Сергей Есенин», конечно, в Константиново, увозя туда московское солнце.

Юрий КУВАЛДИН

ИЗ ОСТОРОЖНОСТИ

Глаза становятся очами, чтобы нести вам очарование, чтобы взоры осеняли, вдохновляли, возвышали, уводили от печали, не молчали, не встречали безразличной вас улыбкой, называемой дежурной, вот в чём заключена их сила, в этих единственных для вас очах, которые мы наделяем глубокой чувственностью, которая выше всяческих логических рассуждений о пользе мгновений эмоционального подъёма, естественно, каждый человек испытывал подобные состояния очей небесных, но каждый в своём небывалом эйфорическом чувстве стоял особняком, никому не приписывая такой возможности, потому что ему казалось, что способность очаровываться всецело принадлежит только ему, поэтому не выбалтывал своих переживаний исключительно из осторожности не нарушить собственное очей очарованье.

Юрий КУВАЛДИН

ВНУЧКЕ ЛИЗЕ 9 ЛЕТ (родилась 10 июня 2011 года) Юрий Кувалдин с внучкой Лизой

ВНУЧКЕ ЛИЗЕ 9 ЛЕТ

(родилась 10 июня 2011 года)

На снимке: Юрий Кувалдин с внучкой Лизой.

От 8 до 9 лет год для Лизы прошёл в ежедневной работе по русскому языку, а именно - овладение сложными синтаксическими конструкциями построения архитектуры текста; по литературе - беглое чтение серьёзных литературных произведений: Достоевский «Преступление и наказание», Кант «Критика чистого разума», Булгаков «Мастер и Маргарита» и, естественно, к этому нужно присовокупить школьную программу 2-го класса, который она окончила с отличными оценками.

ЦЕЛЕБНОЕ

Свой ангельский полёт ты совершил в тиши по выгнутой воде к амфитеатру неба, в прозрачной вышине не видно ни души, партера пустота торжественно целебна, пусть короток твой век, сердечко бьётся птицей, и глаз не разберёт, где небо, где вода, ты отвечаешь «да» тому, что на странице, что будет впереди, тогда, уже, всегда.

Юрий КУВАЛДИН

Я ЕСТЬ Я НЬЮ-ЙОРК МОСКВЫ АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА

Художник Александр Трифонов "Большой Каменный мост". 2018 (С выставки «Москва» в галерее «Открытый клуб»)


Большое, каменное и квадратное, всё как в Нью-Йорке, по могучей архитектуре которого кроилась Москва, а сама Америка конструировалась по лекалам русского авангарда, где главный архитектор Казимир Малевич, а продюсер Иван Великий, «его бы за границу, чтоб доучился, да куда там, стыдно…» И в этом есть зерно манеры Александра Трифонова, все линии которого ведут к основам мира и к ясному понятью: «Я есть Я».



Юрий КУВАЛДИН

НОЧЬ ОТДАЁТСЯ СВЕТУ

Доныне помнит ночь лишь силуэт, не облик в представляемой картине, подобных впечатлений канул след, другое начинается отныне, ночные поднимаются цветы в особняке старинном на балконе, свидетельство ушедшей красоты, всегда стоящей трепетно на склоне, всю правду говорят цветные сны, безропотное лёгкое творенье, ещё лишь предвкушение весны, когда не началось стихотворенье, какая идеальная мечта, черты какие видятся поэту, картина без возврата ночи та, отдавшаяся без остатка свету.

Юрий КУВАЛДИН

ДВЕРИ

Только появятся двери, как тут же начинают хлопать ими, ходят туда-сюда, не так, как прежде сидели на ветвях и грызли орехи, но ведь на дереве сидеть скучно и утомительно, вот и пошли ставить двери, еще только-только кладка стен началась, так уже ставят двери, ну ещё окна, чтобы стены не сплошняком шли, а сразу с окнами и дверями, чтобы ходили непрерывно то на улицу, то домой, хлоп-хлоп, и ещё раз хлоп, но не просто хлоп, а с железным щелчком. Захлопнулся английский замок, а ключи там, за дверью.

Юрий КУВАЛДИН