kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ВОЛНЕНИЕ ПЕРЕД НЕИЗВЕСТНОСТЬЮ


Катокъ гимнастического общества на Патрiаршемъ пруду.

Волнуешься. Предстоящее событие, которому ты придаешь большое значение, способно вызвать нешуточный страх. Большинство людей говорят, что причиной волнения является неизвестность. И это действительно так. Как побороть страх перед неизвестностью? В борьбе со своим собственным страхом нужно помнить правило: всегда твои возможности должны соответствовать предъявляемым требованиям. Иначе есть большая вероятность недовольства самим собой, что еще больше способствует усугублению и так напряженной ситуации. Накапливайте уверенность в своих силах. Волнение возникает от чувства неизвестности. А может, и запретности. То, что тебе не показывают, сладко. И то до тех пор, пока не показывают. Тут у меня есть самый красноречивый пример из литературы конца XX века. Я тогда печатался в журнале "Континент", и в нем же печатался тот автор, о котором я сейчас в качестве примера по избранной теме скажу. Бесстрашный и неутомимый Дмитрий Галковский давно понял, что плетение лексической паутины есть не что иное как "Бесконечный тупик", выхода из которого не было и нет, потому что текст вылезает из текста против воли автора: "Итак, начало "Бесконечного тупика", повторяю, классическое. Зато продолжение - экстравагантное. В процессе изложения выясняется, что автор постоянно рвёт "паутину розановщины", но всё же не вырывается из неё, а, чувствуя пустоту "отстранения", сразу же испуганно зарывается в обрывки розановских мыслей, их лоскутки, и в них как-то теряется, запутывается, "растворяется"… Тут Мандельштам совершенно прав. Он точно уловил слабинку. У каждой нации должна быть рациональная сказка, охватывающая плотным кольцом все стороны быта и изгибающая их по направлению к центральному мифу. Именно у евреев, при первобытной наивности центральной мифологемы, есть очень прочная, крепкая сказка - талмудическая ограда. У русских никакой ограды не было. Отсюда ущербная беззащитность русской культуры…" И, представьте себе, это не сам текст Дмитрия Галковского, а примечания к нему. Иными словами гений Дмитрия Галковского заключается в том, что он пишет километры примечаний к некоему тексту, который где-то существует, но мы до него никак добраться не можем, но он есть, этот текст живет и процветает, иначе зачем бы нужно было писать к нему примечания, столь затягивающие читателя, что забывается сама мысль о существовании текста, к которому эти примечания пишутся, страстно, энциклопедично, артистично, логично, критично, публицистично… Итак, начиная каждое новое произведение, писатель Юрий Кувалдин находится в состоянии, которое удивительно просто выразил Осип Мандельштам:

Шестого чувства крохотный придаток
Иль ящерицы теменной глазок,
Монастыри улиток и створчаток,
Мерцающих ресничек говорок.

Недостижимое, как это близко -
Ни развязать нельзя, ни посмотреть, -
Как будто в руку вложена записка
И на нее немедленно ответь...

Тонкого соображения детали, сокрытые для простого взгляда. Помните, в "Покровских воротах" катаются персонажи под песенку "На катке" в гениальном исполнении Зои Рождественской (1906-1958), катаются на катке Патриарших прудов, на Патриках, как мы говорили в юности, когда размножали на ротапринте запрещенный роман Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита", задолго до публикации его в журнале "Москва" (1967), названных в фильме Чистыми прудами? Так и в жизни: говорим одно - подразумеваем другое. Главное, чтобы коньки были под рукой. Не для катанья по льду, а для того, чтобы, как артист Леонид Броневой в фильме, воскликнуть: "О, кафе-бар! Вы идите, я догоню!" Несмотря на десятки сыгранных киноролей, на многолетнее служение театру, на тонкие, изысканные работы на телевидении, Леонида Броневого до сих пор воспринимают как Мюллера. Эта роль стала "визитной карточкой" актера вполне справедливо. Броневой шел к признанию очень долго. Он закончил два театральных вуза - любил учиться. Постигал сцену на многих провинциальных подмостках, а в Москве опять же учился, работая с такими мастерами, как Гончаров, Равенских, Эфрос. И вот Михаил Козаков приглашает Броневого на роль артиста Мосэстрады Велюрова, и происходит рождение новой кинозвезды: "Когда выходишь на эстраду, стремиться надо к одному: всем рассказать немедля надо, кто ты, зачем и почему!" Без всякого вероятия, сохраняясь только в этом дне, оглядываясь назад, предчувствуя будущее, которое строится по аналогии с прошлым, пишешь новые строки, пробиваясь в неизвестность, которая потом становится известностью.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ТОЧКА ЗРЕНИЯ

    Если точка зрения есть основа твоего мировоззрения, то переноси эту точку в каждую строчку, как Достоевский, поначалу его ругали, к примеру, за…

  • ШАТРОВ (1932-2010)

    ШАТРОВ (1932-2010) На снимке: Михаил Шатров и Юрий Кувалдин (2005). Я довольно хорошо знал Михаила Филипповича, частенько пересекался…

  • СМЕХ МУЗ

    Усмехнулся, ако буки ведал с детства, кто-то сверху наблюдал за мною, да столь внимательно, что до сих пор живу под этим взглядом, но тогда не мог…

Comments for this post were disabled by the author