kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

"ЗАВЕРШАЮЩАЯ" ИРИНА РОДНЯНСКАЯ


Литературный критик Ирина Бенционовна Роднянская

Как-то Юрий Лотман сказал, что "Только полностью перейдя "во власть ничего", вещь приобретает свою подлинную индивидуальность, становится личностью". Неодолимое желание проникнуть в вечность ведет в книги, которых много, очень много, сверхмного, а хотелось бы прочитать такую книгу, в которой бы всё и сразу открывалось о жизни и становилось понятным раз и навсегда. Такое чувство остается после чтения работ Ирины Роднянской. Самое занятное то, что ее стиль завинченной филологии распространяется и на ее учениц. Поставь над работами Ирины Сурат или Валерии Пустовой имя Ирины Роднянской, ничего не изменится, как будто все написала она сама. Ирина Сурат и Валерия Пустовая только еще набирают очки, завоевывают себе имя. Им очень трудно освободиться от влияния Ирины Бенционовны Роднянской. У самой же Ирины Роднянской лицо резко очерчено, имя блестит широкой известностью в узких кругах, ибо в ней есть неутолимая жажда окончательной истины, положения сверху, без оппонентов, завершение истории с окончательной точкой. Аркадий Белинков в книге "Сдача и гибель советского интеллигента. Юрий Олеша" писал: "Пришло время людей настойчивых, холодных, не брезгающих ничем. Абстрактный конфликт человека и общества, существующий во все времена, в реальных условиях диктатуры приобретает точное выражение: победа отбирается у значительного человека и отдается бездарному. Это происходит в послереволюционном государстве, и кажется особенно отвратительным потому, что самую серьезную переоценку ценностей совершает именно революция. Но реставрация - и одно из важнейших ее проявлений - невозможность полного самораскрытия человека - к революции отношения не имеет. Она имеет отношение к послереволюционному государству, которое неминуемо возникнет в результате неизбежного перерождения революции. Это неопровержимый закон всех революций, связанный с тем, что они должны создавать мощное государство для того, чтобы защитить себя". Конечно, писатель Юрий Кувалдин не собирается опять атаковать "Новый мир", призывая его к закрытию, но то, что говорил гениальный и трагичный Аркадий Викторович Белинков о реставрации, то полностью относится к сегодняшнему "Новому миру". Критик Владимир Лакшин о других атаках писал в своем дневнике: "В журн/ала/х психич/еская/ атака против "Н/ового/ м/ира/". Никогда, пожалуй, не было еще такого количества поносных статей: в "Огоньке", "Москве", "Знамени", "Лит. России" - будто по заказу, а может быть, по заказу и есть". История колеблется, кто был справа - встал слева, и наоборот. Таким образом, ход постперестроечного развития был дан задолго до самого хода. Но при Твардовском наступало государство, а теперь сам "Новый мир" государственный лежит на обломках империи зла. Там же покоится и "Континент" Игоря Виноградова, поскольку, это ясно каждому свободному писателю, "Континент" был один, в Париже, Владимира Максимова. Это ли не знать шестидесятнику и новомировцу Игорю Ивановичу Виноградову?! А всё оттого, что смелости не хватает новый брэнд создать. Зоркий и остроумный Андрей Немзер прямо изрек: "ХХ веком история не кончается". Да, мир после точки самовольно продолжает двигаться, прибегают из каких-то углов угланы, типа писателя Юрия Кувалдина, которые нарушают принятые "правила литературы" советскими журналами "Новый мир" и "Знамя", пишут черт знает что и, главное, без согласования с "редколлегиями", и как хотят, ортогонально нормам. Бывшая работница "Литературной газеты" Алла Латынина добросовестно проштудировала дневник свободного художника Андрея Тарковского и очень точно написала: "Дневник показывает, что Тарковский не творил миф о себе, но жил внутри него. Нервный, резкий, ранимый, он искренне страдал, считая все свои неурядицы, без которых не обходился ни один фильм, травлей и преследованием. Он ни разу не дал себе труда подумать о своих злоключениях с тем веселым цинизмом, с каким Ахматова высказалась о процессе над Бродским: “Какую биографию делают нашему рыжему!” Ведь теперь нам ясно, что Ермаши и Демичевы тоже делали Тарковскому биографию". Хорошо. Но на мой взгляд, никто никому не делает биографию. Биография - это произведения писателя, живущие свободно и уверенно после смерти автора. Критик Ирина Роднянская хотела стать завершающей, окончательной, но процесс обошел, и понесся туда, куда одному Богу известно. Литература - дело не государственное, не редакционное, литература - есть личное дело свободного писателя.

Юрий КУВАЛДИН

 

http://kuvaldinur.narod.ru/kuvaldin-ru/tvorchestvo/Rodnyanskaya-Kuvaldin.htm
Subscribe

  • БЕССОЗНАТЕЛЬНО

    Бессознательность свойственна молодым, можно даже назвать бессознательность природным качеством, я бы даже добавил сюда ещё стёртое, но точное…

  • РАССЕЯННОСТЬ

    Глубоко задумался и не заметил как проскочил свою станцию, едва успел сообразить это, как двери и на другой станции закрылись, а третью станцию…

  • АНДРЕЙ ЯХОНТОВ 70 НАСТУПИТ ТВОЁ ВРЕМЯ

    Есть обоснование того, почему не следует метаться - ни в жизни, ни в литературе. (Возможно, однако, это одно из тех красивых построений,…

Comments for this post were disabled by the author