kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

13 НОЯБРЯ 2013 ГОДА - 80 ЛЕТ ПОЭТУ АЛЕКСАНДРУ ТИМОФЕЕВСКОМУ

timofeevskiy-SIMG0007-w

Александр Павлович Тимофеевский родился 13 ноября 1933 года в Москве. Окончил сценарный факультет ВГИКа. Постоянный автор “Нашей улицы”. Первые поэтические публикации в журналах “Юность”, “Новый мир”, “Стрелец”, “Континент”. Автор слов знаменитой застольной песни “Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам...” В Издательстве “Книжный сада в 1998 году вышла книга Александра Тимофеевского “Песня скорбных душой” с послесловием Юрия Кувалдина. В 2003 году в издательстве “Новое литературное обозрение” издана книга “Опоздавший стрелок” с напутствием Евгения Рейна.

КУВАЛДИН: - Конечно, мультфильмы - это целая эпоха в нашем кинематографе. Через мультфильмы иногда удавалось сказать то, чего нельзя было сказать ни в литературе, ни в театре, ни во взрослом кино. На “Союзмультфильме” собрался выдающийся коллектив художников, своего рода, как бы мы сказали теперь, интеллектуальная тусовка. Один Юрий Норштейн чего стоит! Вы работали со многими людьми, и вам, насколько я знаю, довелось и с Хитруком поработать?

ТИМОФЕЕВСКИЙ - Первая моя, как редактора, с ним картина - “Человек в рамке” по сценарию Вольпина. Это фильм о советском бюрократе, история чиновника, который существует в мире людей в рамке. Персонажи - в багетах. В иерархии людей в рамке он поднимается все выше и выше. Кого-то подсиживает, кому-то аплодирует. Альфред Шнитке написал музыку, пародирующую коммунистические марши. И вот под эти марши рамка растет и растет, и в результате от лица ничего не остается. Остается один багет. Сейчас этот сюжет кажется совершенно безобидным. А тогда кончалась Хрущевская эпоха, начиналась Брежневская - и фильм получился плохо проходимым. Меня вызывал директор Михаил Михайлович Вальков и говорил: “Александр Павлович, вы дурно влияете на Хитрука”. Мне казалось это очень странным, мне тогда еще не исполнилось тридцати пяти, и я не мог понять, как это я могу влиять на Хитрука, которому уже пятьдесят, и который является ведущим режиссером. А Хитрук всегда говорил на худсоветах: “Я всегда согласен с Александром Павловичем”. Хитрук меня удивлял тем, что он прислушивался ко всем мнениям. Однажды, вижу, стоит Хитрук у гардероба и выспрашивает мнение гардеробщицы о своем только что вышедшем на экраны мультфильме. Я говорю: “Федор Савельевич, зачем тетю Машу-то спрашивать?!”. А он: “Я выслушиваю все советы”. Режиссер Роман Абелевич Качанов в это время ставил по сценарию Эдуарда Успенского “Чебурашку”. Вообще, Качанов один из лучших наших кукольников. Ему принадлежит знаменитый кукольный мультфильм “Варежка”. Девочка нашла на улице варежку и стала играть с нею, представляя варежку собакой. А у девочки была злая мать. Она запрещала иметь собак... Короче, очень тонкий поэтический фильм. Да и все искусство Качанова отмечено поэтичностью, умением через сказочно-условные персонажи передать реальные человеческие чувства и переживания. По ходу работы над “Чебурашкой” Роману Абелевичу потребовалась песенка для Крокодила Гены. В сценарии этого не предусматривалось, и Успенского не оказалось, он находился в отъезде. Все же отыскали его по телефону. Попросили срочно написать слова к песенке. Он сослался на жуткую занятость и попросил связаться со мной, так как знал, что я мастер экспромтов. Разумеется, я оказался под рукой. Композитором на фильме был Владимир Шаинский. Я быстро написал вариант, Шаинский музыку. Худсовет принял. Но с Шаинским вдруг решили, что оба чем-то недовольны, и сделали еще один, последний вариант, который и прозвучал в фильме:

Пусть бегут неуклюже
Пешеходы по лужам,
А вода по асфальту рекой.
И неясно прохожим
В этот день непогожий,
Почему я веселый такой.
Я играю на гармошке
У прохожих на виду,
К сожаленью, день рожденья -
Только раз в году.
Прилетит к нам волшебник
В голубом вертолете
И бесплатно покажет кино.
С днем рожденья поздравит
И, наверно, оставит
Нам в подарок пятьсот эскимо.
Я играю на гармошке
У прохожих на виду,
К сожаленью, день рожденья -
Только раз в году.

В какой-то мере для меня оказался неожиданным успех песенки и ее отдельное от фильма существование. В титрах фильма значится, что я автор слов песенки. Но мало кто читает титры. Все думали, что автор песни Эдуард Успенский. Я же остался безвестным. Если еще учесть, что я совершенно не печатался. А моя, в сущности, (не считая тоненькой на скрепках брошюрки начала 90-х годов) первая книга “Песня скорбных душой” вышла в издательстве “Книжный сад” к моему 65-летию в 1998 году! Но если бы мне в детстве сказали: “Саша, ты всю жизнь будешь писать стихи, но не увидишь их до 65 лет напечатанными”, - я бы все равно сочинял. Это не моя прихоть. Это как бы заложено в меня помимо моей воли. И помимо моей воли я иногда просто начинаю говорить стихами. Тогда я всех домашних разгоняю, не подхожу к телефону, и записываю то, что мне диктуется свыше. Вот сейчас, спустя много лет со дня написания песенки, я вдумываюсь в содержание ее, и вижу открывающийся в ней глубочайший смысл. День рожденья-то, в самом деле, один раз в году. А еще - после даты рождения следует тире и другая дата, окончательная... Вот чтобы не думать о той, последней дате, я подымаю стопарь, как в моей “Песне восточных славян”, и играю на гармошке у прохожих на виду... Вскоре меня отстранили от редакторской работы, потому что на дирекцию давили из КГБ. Вальков мне говорил прямо: “Александр Павлович, вам надо отсюда уходить”. Я понятия не имел, куда мне уходить? Кончилось это тем, что меня перевели администратором в кинотеатр “Баррикады”, на Красной Пресне, напротив Зоопарка. “Баррикады” стал тогда специализированным мультипликационным кинотеатром. А до этого считался затрапезным кино, где собирались ханыги попить в буфете пиво. Я начал заниматься организацией встреч. И вот “Баррикады” занял 1-е место в СССР по организации творческой работы со зрителями. Все дети стремились попасть на любимые мультфильмы. Здесь проходили премьеры лучших фильмов и встречи с их авторами: режиссерами, художниками, сценаристами, артистами, озвучивавшими роли. Гвоздем программы тогда стали фильмы Котёночкина “Ну, погоди!”. Это бесконечная организация встреч с ним. И не только в “Баррикадах”, но и поездки по различным институтам и организациям. Выезжали в Протвино, в Дубну... Что можно сказать про Славу Котёночкина? Слава запечатлел себя в волке. Они очень похожи. Вообще, это традиция на “Союзмультфильме”, что режиссер, или участники создания фильма - художники, сценаристы, операторы - становятся как бы прототипами персонажей, которые вольно или невольно их шаржируют. Даже я попал в один фильм - там мэр седой и длинноносый, как я. Например, режиссер Дегтярёв, который сделал замечательный фильм “Кто сказал мяу?”, воплотил себя в большой собаке. Там есть маленькая собачка, а большая - это режиссер Дегтярёв. Мы часто ездили выступать с Котёночкиным, и Слава выступал совершенно блистательно, как Цицерон. Несмотря на то, что он по натуре - гуляка, человек простой и не сильно связывающий одно слово с другим. А почему Вячеслав Михайлович Котёночкин выступал, как Цицерон? Потому что затвердил свою речь, поскольку тысячу раз ее говорил. Бывало даже - выступлений в день по нескольку. Прокручиваем фильм, выходим на сцену. Технари хлопают в восторге. “Ну, погоди!” шел на ура. Я старался говорить все время новое. А Котёночкин толкал одну и ту же речь. Как-то поехали мы с Котёночкиным в Молдавию. Крутили “Ну, погоди!”. И там принимала нас мультипликационная режиссерша Наташа Бодюл. А Бодюл был тогда 1-м секретарем ЦК Компартии Молдавской ССР. Поэтому нас принимали соответственно. Тем более слава “Ну, погоди!” бежала впереди паровоза. Помню, повели нас в винные подвалы. А Слава где-то отстал, окруженный толпами поклонников. Дегустатор нам советует отпить просто глоточек одного вина, чтобы не утратить чувства вкуса для следующего... Ну, мы отпивали, а недопитое вино сливали в сливную лохань. Дегустатор каждый раз рассказывал о сорте вина, о его качествах. Где-то уже на семнадцатой бутылке, появился опоздавший Слава Котёночкин и с ходу выпил все вино, которое накопилось в сливной лохани. Я всю жизнь писал, ставил какие-то задачи себе, а жизнь движется с невероятной скоростью, и возникают совершенно иные проблемы, иные ситуации, а я не успеваю на них среагировать. И каждый день - новый! Вчерашний день не имеет никакого значения. Он уже кончился, он не существует. Главное, наверно, это уловить смысл сегодняшнего дня, то есть жизни. Ее услышать и, насколько в тебе хватает творческой любви, ответить на услышанное, быть, как сказал Пушкин, эхом, но не ошибиться ухом. Любви, без которой не может быть поэзии, любви, без которой не может быть творчества, любви художника, о которой Александр Блок говорил: “Вот, я же вижу, что Гоголь любит Чичикова!”. Это заряд творческого добра, которое ты должен выдать. Неважно, хороший персонаж или плохой. Ты должен выдать из себя живое чувство, иначе искусства не будет. Быть поэтом - это как расти, как дышать. Последние годы я часто размышлял о том, что, вероятно, вся наша жизнь - это арена борьбы между пошлостью и любовью.

Из беседы с Юрием Кувалдиным

Subscribe

  • Татьяна Озерова ПОДОЖДАТЬ ДО УТРА рассказ

    Татьяна Озерова ПОДОЖДАТЬ ДО УТРА рассказ Николай Иванович, красивый и крепкий семидесятилетний мужчина десять лет назад потерял…

  • ПРОГРАММА

    Каждый день поглядывал на одну и ту же почку на кусте у подъезда, выявляя малейшие изменения на ней, поначалу она молчала, но потом заинтересовалась…

  • ВАЛЕРИЮ ТОДОРОВСКОМУ 59 ЛЕТ

    Великолепного художника умного кино Валерия Петровича Тодоровского поздравляю с 59-летием (родился 8 мая 1962 года), желая при этом…

Comments for this post were disabled by the author