kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

СОБЕСЕДНИКИ НИНЫ КРАСНОВОЙ

Много встреч в жизни с разными людьми, о которых часто даже не помнишь, выпадает каждому человеку. Но бывают встречи не просто запоминающиеся, а судьбоносные. У поэтессы Нины Красновой тоже были разные встречи. И с Владимиром Солоухиным, и с Риммой Казаковой и с Андреем Вознесенским… Разумеется, у неё были и другие собеседники, в разговорах с которыми она сдерживала свои чувства, как и каждый человек скрывает их, дабы выглядеть уверенным в себе и даже, порой, успешным. Так Нина Краснова с волнением, даже в некотором зажиме, как говорят об актёрах, повстречалась с Арсением Тарковским, когда случай свёл их за одним столом в столовой дома-творчества писателей в Переделкино. Она боялась говорить о своих стихах, да и Тарковский больше молчал, или говорил о бытовых пустяках, и, конечно, раскрыться перед ним она была не в силах. Я думаю, именно об этом написаны Ниной Красновой вот эти любимые мною проникновенные строки:

***
Вот они, мои земные блага:
Комнатка с окошками на Русь,
Стол, перо да чистая бумага,
Над которой вволю наревусь,

Да тропа до леса и до луга,
Где гулять привычно мне одной,
Да открытка от милОго друга,
Да письмо от матушки родной.

Вот они, мои земные блага,
Только ими жизнь и хороша.
Рядом с ними все иные блага
Для меня не стоят ни гроша.

6 сентября 1981 г.,
Переделкино, дом творчества

Оказывается, единственный и самый сокровенный собеседник Нины Красновой в течение всей её жизни - чистый лист бумаги, которому она доверяет все свои переживания и мечты, над которым она не просто часто плачет, но рыдает, ревёт.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • КОМНАТА

    Человек входит в комнату спокойно, не волнуясь, что в ней он будет заключён навсегда, то есть в отношении входа и выхода он вполне свободен, как…

  • САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

    Карл Юнг считал основой личности эго, своё собственное я, а Федерико Феллини считал личность метафорой бессознательного, то есть художественным…

  • НАКОРОТКЕ

    Вечером особенно участились в воображении портреты исчезнувших товарищей, наплывают из глубины провалов памяти один за другим, как будто листаю…

Comments for this post were disabled by the author