kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ОТРАЖЕНЬЕ, ИЛИ ИРИНА АНТОНОВА С ЧЕРЕПКАМИ ПУШКИНСКОГО МУЗЕЯ

Так вот ты кто! - сказало отраженье, и в мраморе увидел я себя, но только так, как будто этот образ впервые наблюдал в музее мумий, когда зажгли все свечи к литургии. На сцене появился я случайно, и роль не знал. И видел не себя. Но почему в себе узнал другого? К вопросу подбирается ответ, и не подходит, как это обычно бывает в жизни. Нет ответа. Нет. Стоят вопросы желтых изваяний над зеркалом больным в кулисах чёрных. И задают бессмысленный вопрос о смысле жизни, будто это там - в античной глади озера ночного отобразился бледный лик меня. Где раньше было пиршество искусства, где импрессьон манил цветами грёз, - теперь на всём кладбищенском пространстве - горшки и бюсты, кони и быки. Изящного искусства нет в помине - отправлено в соседние дома. Я в ризах золотых писал рассказ свой на зеркалах подводных пирамид. Луч искривлял пространство фараонов, забитых в примитивные гробы. И воблы мумий вялились от взглядов пустых экскурсий в страшной духоте. Музей гробов и глиняных сосудов, немой и чахлый! Где искусство, где? Старуха-смерть дрожащею рукой срывает Ренуара со стены, и тянется другою к Петербургу, чтоб превратить искусство в черепки.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author