kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ЛЮБИТЕЛИ ВСТРЕЧ

На конференции ходят поэты. Прозаики этим не интересуются. Они волы, которые делают литературу. Но если прозаик всё-таки устроит вечер и начнет читать по бумажке на нём, то зал можно считать убитым. Так однажды Фазиль Искандер читал целую главу в ЦДЛ из «Сандро из Чегема», который я тогда впервые издал 100-тысячным тиражом, и этим своим чтением, в очках, не отрываясь от текста, не поднимая головы, как дьячок в церкви, чем окончательно добил зал. И это понятно. Так вот, по моим наблюдениям, на вечера созывают публику поэты. Они названивают вам, пишут письма, чтобы набрать публику для убийства бесконечным чтением по бумажке. Они системно не работают. Сочинят на коленке одно стихотворение в месяц, а остальное время уходит на конференции и вечера. Страсть к вечерам у них совершенно необъяснимая. Хотя для меня они - эстрадные артисты. Хотят выступать. Завывать. В бесшумное движение текста своих стихов на бумаге (других носителях) они не верят. Выходят к микрофону и три раза по полчаса читают толстую стопку своих невнятных, вялых стихов, которые на слух вообще не воспринимаются. Одна пишущая дама проводит их каждую неделю, созывая насильно к ней своих знакомых, и всю жизнь выступает для них. Понятно, когда вечер снимается телевидением, пишется подробная стенограмма выступлений, причем не проходных каких-то выступлений, а скажем таких, как выступления Евгения Рейна, Александра Тимофеевского, того же Фазиля Искандера на моих вечерах. Ещё на всякие вечера бегают журналисты, ставшие называть себя почему-то писателями, как, скажем Лев Аннинский, который простейшего художественного рассказа никогда не напишет, но всю жизнь бегает по вечерам и встречам. А уж о мелких журналистах и говорить нечего, но и они называют себя писателями. Писатель создает свой единственный и неповторимый мир. А эти журналисты вышивают по чужой канве. Все их произведения можно назвать одной буквой «О». О Гоголе, о Пушкине, о Байроне…. Но это ещё полбеды. А то ведь пишут о Пышкине, Мартышкине, Замухрышкине…
- Читал, брат, мою книгу о Запятайкине?
- А это кто такой?
- Да он секретарь Союза!
Художник Владимир Опара как-то страстно приглашал меня куда-то на юг, на какую-то конференцию. Я отказался, просто сказав, что писатель на конференции не ездит. Даже не ходит. У писателя ограничено время жизни, чтобы успеть через свои произведения обеспечить себе жизнь вечную, и таким образом стать участником всех конференций по его творчеству. Ну, лет так это через 500.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ОТТЕНКИ

    Пакля вбита в бревенчатый сруб, холод неба бьёт отблеском губ, перламутровый ультрамарин с ржавой охрой коснулся седин, абрикосовой замшевой…

  • В СТРОГОСТИ

    Кто бы что ни исповедовал по поводу творчества, я придерживаюсь воззрения ежедневного занятия по расписанию, в одно и то же время чтения классики и…

  • ВЫСОЦКИЙ

    ВЫСОЦКИЙ Владимир Высоцкий и Геннадий Ялович исполняют этюд «Беспризорник» в школе-студии МХАТ. 30 мая 1957 года. На…

Comments for this post were disabled by the author