kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

КАФКА ПРЕВРАТИЛСЯ В КУВАЛДИНА НА ГЛАЗАХ ШИРОКОВА


Виктор Широков

Главный специалист Союза писателей России по написанию любых текстов, даже рифмованных и даже в виде треугольников и трапеций, Виктор Александрович Широков (Пермь), не путать с начальником УВД Сухого Лога Виктором Широковым, сел в вечном полумраке (экономия платы за свет) в угол писательского подвала и налил себе фужер водки, несколько подумал, несколько осмотрелся, закусил килечкой пряного посола, и затем уж в один присест выпил.
"Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.
Над столом, где были разложены распакованные образцы сукон - Замза был коммивояжером, - висел портрет, который он недавно вырезал из иллюстрированного...
- Господин Замза! - крикнул средний жилец отцу и, не тратя больше слов, указал пальцем на медленно продвигавшегося вперед Грегора.
Восприняв же его, господин и госпожа Замза, каждый со своего края, поспешно встали с постели, господин Замза накинул на плечи одеяло, госпожа Замза..."
Всё вокруг как-то сразу стало голубым и зеленым. Некоторые завсегдатаи подвала подумали, что Виктор Широков запьянеет моментально, но не тут-то было. Он подошел к Францу Кафке и бодро, кашлянув, демонстрируя трезвость, спросил:
- А Грегор Замза не является полностью Францем Кафкой? "Превращение" не признание, хотя оно и бестактно... Разве прилично говорить о клопах, которые завелись в собственной семье?
Кафка из Праги, маленький, черненький, меньше Широкова из Перми в два раза, робко ответил:
- Разумеется, в приличном обществе это не принято.
Широков широколице рассмеялся, затем, смахнув слезы с широких глаз, сказал:
- Видите, насколько я неприличен.
Из маленького Кафки на глазах у испуганного окулиста Виктора Широкова вырос писатель Юрий Кувалдин и запросто обронил:
- Виктор Александрович, я думаю, определения "прилично" или "неприлично" здесь неточны. "Превращение" есть дурной сон, трансцендентное видение. Сон срывает маску с жизни, с которой не может сравниться никакой фантазм, переходящий в маразм. В этом убожество физической жизни - и могущество метафизической литературы. Кувалдин Точка Ру

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • РАССЕЯННОСТЬ

    Глубоко задумался и не заметил как проскочил свою станцию, едва успел сообразить это, как двери и на другой станции закрылись, а третью станцию…

  • АНДРЕЙ ЯХОНТОВ 70 НАСТУПИТ ТВОЁ ВРЕМЯ

    Есть обоснование того, почему не следует метаться - ни в жизни, ни в литературе. (Возможно, однако, это одно из тех красивых построений,…

  • 70 ЯХОНТОВ ДЕНЬ ПЕЧАТИ

    На снимке: Андрей Яхонтов и Юрий Кувалдин в Гагаринском переулке. Вот я о чём думаю 5 мая, вспоминая, что в советское время, когда я…

Comments for this post were disabled by the author