kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ТОЧКА БЛАЖЕНСТВА

Просматривал статьи Иосифа Бродского. С удивлением обнаружил то же, что и у меня рассуждение о точке. Вчера я написал: "В сущности, мечта о лучшей жизни, мечта о счастье, это мечта об остановленном мгновеньи, о некоей точке блаженства, мечта о рае. Мечта о точке. А нужна - мечта о постоянном движении! Ибо точка - смерть, ничто". 
Поэт Иосиф Бродский о "Котловане" пишет: "Идея Рая есть логический конец человеческой мысли в том отношении, что дальше она, мысль, не идет; ибо за Раем больше ничего нет, ничего не происходит. И поэтому можно сказать, что Рай - тупик; это последнее видение пространства, конец вещи, вершина горы, пик, с которого шагнуть некуда, только в Хронос - в связи с чем и вводится понятие вечной жизни. То же относится и к Аду". 
Хотя я могу и поспорить с Бродским насчет того, что за раем ничего не идет. Идет, да еще сколько идет! Рай - это слово, которое образует любое другое слово, например, са-рай. Значит сама точка, рай есть некая лексическая условность. А писатель Андрей Платонов нам говорит, что любую условность можно прострочить из пулемета. Итак, ни точки, ни остановки нет. Есть мечта о точке и о Рае. Остановка возможна толко в мечте, но не в движении букв. Текст бессмертен и метафизически замкнут знаком бесконечности.
"Большевик должен иметь пустое сердце, чтобы туды все могло поместиться…" - говорил устами Захара Павловича писатель Андрей Платонов в "Чевенгуре". То есть большевик должен быть животным, в котором нет ни одного текста в душе, как, поэтому, нет самой души. Душа вся состоит из текста, иными словами душа есть Бог.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ТОЧКА ЗРЕНИЯ

    Если точка зрения есть основа твоего мировоззрения, то переноси эту точку в каждую строчку, как Достоевский, поначалу его ругали, к примеру, за…

  • ШАТРОВ (1932-2010)

    ШАТРОВ (1932-2010) На снимке: Михаил Шатров и Юрий Кувалдин (2005). Я довольно хорошо знал Михаила Филипповича, частенько пересекался…

  • СМЕХ МУЗ

    Усмехнулся, ако буки ведал с детства, кто-то сверху наблюдал за мною, да столь внимательно, что до сих пор живу под этим взглядом, но тогда не мог…

Comments for this post were disabled by the author