kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

БОГ С ГОЛУБЫМИ ГЛАЗАМИ

 
Писатель Сергей Михайлин-Плавский

В толстой книге "Ре-цепт" писатель Сергей Иванович Михайлин-Плавский пишет о прогулках по Москве с писателем Юрием Кувалдиным. Видимо, Сергей Михайлин-Плавский несколько оторопел от детализированного знания Москвы Юрием Кувалдиным, даже не оторопел, а ошалел, потому как, надо полагать, считал до встречи с писателем Юрием Кувалдиным, что Москву нельзя познать, как нельзя познать библиотеку имени России, а это не так, почти каждый дом останавливал его во время прогулок с Юрием Кувалдиным, дававшим поэтическое описание этого дома. 
Сергей Михайлин-Плавский пишет: "Название Гранатного переулка возникло по существовавшему здесь в ХVII веке Гранатному двору, где изготовлялись артиллерийские разрывные снаряды.
А за изящной чугунной решеткой стоит особняк, выстроенный в готических формах, где помещается Центральный Дом Архитектора. Это работа известного московского архитектора А.Э. Эриксона, выполненая в 1896 году. Стены красного кирпича резко контрастируют с белокаменными резными деталями, привлекают внимание островерхие кровли особняка с ажурными украшениями. К старому особняку в 1938-1941 годах пристроено новое здание, над входом которого схематически изображен план Москвы работы художника В.А. Фаворского.
К этим зданиям недавно пристроено третье, в котором находится Союз архитекторов, на этой же стороне (нечетной) переулка есть еще один особняк постройки 1900 года, на месте которого в старом деревянном доме останавливался в 1870 году композитор А.П. Бородин, начавший здесь работу над оперой “Князь Игорь”, а в 1895-1900 годах здесь жил выдающийся режиссер Вл.И. Немирович-Данченко. На фоне Центрального Дома Архитектора мы поочередно фотографируем друг друга, недолгое время рассматриваем установленный здесь в 1980 году памятник архитектору А.В. Щусеву работы скульптора И.М. Рукавишникова и направляемся дальше.
На противоположной стороне переулка в одноэтажном деревянном доме жил в детстве будущий поэт Аполлон Майков, это место связано также с рождением известного писателя К.Г. Паустовского. Пряча фотоаппарат в карман, Кувалдин говорит:
- Я хочу показать вам места действия моего романа “Родина” и дом с магазином “Интим” во дворе, где родилась и жила героиня романа - Людмила Васильевна Щавелева. А вот в этом доме, что за памятником Щусеву, жила, не знаю, может быть еще и сейчас живет, Галина Леонидовна Брежнева, известная своей широкой натурой, под стать родителю... Как любит Кувалдин старую Москву, ее улицы и переулки, перспективу которых он умеет ловить на пленку через видоискатель своего фотоаппарата, как он обожает ее разностильные дома, где когда-то жили знаменитые и незаметные люди. Эти переулки и дома дышат живой историей, и я надеюсь, а, скорее, мне больше хочется, чтобы нашелся писатель или историк не менее чем Кувалдин, любящий эти дома и переулки и написал их историю тепло и живо, воскресив в памяти людей, когда-то живших в этих местах. Подумать только, вот по этому шершавому булыжнику в свое время, возможно, проходил Михаил Булгаков или Марина Цветаева!.. 
Мы сворачиваем во Вспольный переулок, и Кувалдин просит меня посмотреть налево:
- Вон видите серо-зеленый дом? Сюда к Лаврентию Берии привозили чекисты понравившихся ему женщин!..
Господи! Да это же было в мое время, в пятидесятые годы!.. И мне живо вспомнилась смерть Сталина. Тогда я учился на втором курсе Тульского механического техникума имени С.И. Мосина и жил в Туле в общежитии на углу Советской улицы и Студенческого переулка. Утром я вышел из комнаты и встретил на лестнице рыдающую Анечку, студентку с соседнего потока. Она не могла идти и стояла, держась за перила лестницы, ее плечики сотрясались от рыданий, она никого и ничего не видела и рыдала, как обиженный ребенок, со всхлипом. Анечка была предметом моих тайных воздыханий, и я рыцарски бросился к ней на помощь".
Москва для меня является самой интересной книгой, которую я читаю уже более шестидесяти лет и все не начитаюсь, открываю все новые и новые страницы, а книга все не кончается, как не кончается мой альманах "Ре-цепт" толщиной с приличный кирпич, в твердом, как говорят непосвященные в типографскую терминологию книгопродАвцы, которым следует знать, что продукция типографии делится на две крупные категории: на книги и на брошюры, то есть то, что они называют "твердым переплетом" есть книга, а то, что предлагают читателям в "мягком переплете" называется брошюрой. Книгу в камне Юрий Кувалдин переписывает буквами, потому что камень смертен, а в букве сидит Бог и смотрит на каждого из нас бессмертными голубыми глазами.

Юрий КУВАЛДИН


http://www.kuvaldin.ru/re-zept/mihaylin-plavskiy-1.html
Subscribe

  • ОБЫКНОВЕННОЕ

    Скажи другу, чтобы нашёл себе подругу, с которой будет вальсировать по кругу, сопротивляясь недугу в пургу и вьюгу, что одно и то же, и на что это…

  • НАСТОЙЧИВО

    И действовать настойчиво в своей работе необходимо только потому, что сильнее твоего тела его взаимозаменяемость при отсутствии записи на чистом…

  • Юрий Кувалдин и Вадим Ковда (2008)

    ВАДИМ КОВДА "ВОЗРАСТ" На снимке: Юрий Кувалдин и Вадим Ковда (2008) Вадим Ковда Возраст С каждым годом труднее с…

Comments for this post were disabled by the author