kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

ПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ НАГИБИН: "Я МОГ ЗАРАБАТЫВАТЬ ТОЛЬКО ПЕРОМ"


"Жил я размашисто, сволочь такая..." На снимке: писатель Юрий Нагибин. Эту подпись в "Дневнике" дал писатель Юрий Кувалдин.

Газета "Вечерняя Москва" №57 (24835) от 03.04.2008
"На телеканале "Россия" фильм про Юрия Нагибина
Писатель Юрий Нагибин - один из самых ярких представителей русской интеллигенции советского времени

Писатель Юрий Нагибин - один из самых ярких представителей русской интеллигенции советского времени. Тонкий знаток литературы, обожатель творчества Марселя Пруста.
С одним из своих друзей - великим пианистом Святославом Рихтером - они могли бесконечно целыми страницами цитировать любой роман из "В поисках утраченного времени". Он выступал с авторскими программами на телевидении, рассказывая о великих музыкантах. Наконец он стал знаменит в качестве мужа Беллы Ахмадулиной: вряд ли Белла Ахатовна выбрала бы в супруги человека недостаточно интересного. Впрочем, многие в то время завидовали этой паре. Пытались очернить Нагибина - якобы он был недостоин и не равен по талантливости Ахмадулиной. Возможно, этот брак распался и не без влияния извне. К финалу своей жизненной и творческой биографии Нагибин удивил почитателей и друзей сменой образных ориентиров. Многие не приняли нового Нагибина, считая, что тот изменил себе.
За десять дней до смерти Юрий Нагибин подготовил к печати и отдал в издательство свой "Дневник", который вел почти полвека и которому доверял все то, что не мог сказать в своей прозе. "Дневник" Юрия Нагибина стал его последней исповедью и произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Авторы фильма попытались раскрыть тайну жизни и "Дневника" Юрия Нагибина, рассказать о его непростых отношениях с современниками - Александром Галичем, Беллой Ахмадулиной, Акирой Куросавой.
В фильме о Нагибине расскажут Андрей Кончаловский, Виктория Токарева, Юрий Сломин.
Авторы: Алексей Шишов, Елена Якович.
"РОССИЯ", 8 АПРЕЛЯ, 22.55. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ "НИЧТО НЕ ВЕЧНО... ЮРИЙ НАГИБИН""

"За десять дней до смерти Юрий Нагибин подготовил к печати и отдал в издательство свой "Дневник", который вел почти полвека и которому доверял все то, что не мог сказать в своей прозе", - говорится в аннотации РТР. Поясняю - "отдал в издательство" - это передал в кабинете на даче за чашкой чая писателю и издателю Юрию Кувалдину, который работает везде и всюду один: издательство "Книжный сад" - это Юрий Кувалдин, ежемесячный литературный журнал - это Юрий Кувалдин, более 200 изданных книг - это Юрий Кувалдин…
Кажется, Алексей Шишов и Елена Якович делали великолепный фильм об Иосифе Бродском вместе с моим другом Евгением Рейном. Если это так, то они очень талантливы и свободно должны разбираться в литературе и не ставить вместе с антисоветским "Дневником" Юрия Нагибина насквозь советского кинорежиссера Андрона Михалкова-Кончаловского, и тем более члена МАССОЛИТа, торгующую убогими словами Викторию Токареву. Вообще, людей пишущих, снимающих за деньги нельзя ставить рядом с "Дневником" Юрия Нагибина, ибо эта книга писалась бесплатно, для себя, без надежды на публикацию при жизни. Только сумасшедший мог надеяться на скорую гибель могущественного СССР, где все было запрещено, кроме всегда правоверных Михалковых. Фильм настолько получился бездарным, что, казалось, опять наступили времена "нельзя", появилась цензура и воскрес СССР. Охватывает ужас! Писатель Юрия Кувалдин вывел формулу: "Там, где начинаются деньги, там кончается искусство".

Вослед этой неудачной работе талантливых документалистов Елены Якович и Алексея Шишова радостно, как литературный гурман, появился на телеэкране Николай Карлович Сванидзе с дословным пересказом моего эссе "Нагибин", например, в части сталинских выборов и голосования цыган, не сославшись ни разу на писателя Юрия Кувалдина, которому за несколько дней до смерти писатель Юрий Нагибин передал машинопись будущей книги "Дневник", в которой всюду зияла чернильная правка - "Белла" заменялась на "Геллу". А Николай Сванидзе залепил переправленную "Геллу" в предтечи Геллы из "Мастера и Маргариты" Михаила Булгакова. Этот роман, как известно, впервые в СССР был напечатан в журнале "Москва" в 1967 году. У Николая Сванидзе получилось, что писатель Юрий Нагибин начал писать о Гелле (Белле) задолго до появления романа Булгакова. Вот уж действительно, больная голова телевизору покоя не дает. В литературе мы сокрушили государственного монстра и теперь каждый имеет доступ к типографии. Пора сокрушить телевизор, чтобы каждый мог там выступать. Этого-то боятся Михалковы и Сванидзе, называя интернет помойкой, в то же время стараясь как-то прикрыть его, видя в интернете сногсшибательного конкурента.
Писатель Юрий Кувалдин сидит за длинным темным непокрытым столом в каминной на первом этаже дачи писателя Юрия Нагибина и слушает хозяина. Потом писатель Юрий Кувалдин написал эссе "Нагибин", в котором есть много парадоксальных, смешных, горьких кусков, выражающих многоликую, чрезвычайно сложную личность писателя Юрия Нагибина. Вот хотя бы такой пример:
"- Понимаете, - продолжал Нагибин, - если ты в то время не совершил предательства, не доносил - устно и письменно, телефонно, - если нет хоть одного человека, которому ты принес хоть какое-то зло, то, в конце концов, ты лишь растлевал свою собственную душу, понимаете, а писанина в газетах... Делал это потому, что мы иначе бы загнулись. У меня нет другой профессии. Я начал писать еще до войны, когда мне было 19 лет. Я мог зарабатывать только пером. И на мне было еще три человека. Берут - хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой - там радовались. Но я никогда не восхвалял Сталина в своих нормальных произведениях, то есть в прозе. Я хорошо помню свою статью - называлась она "Инженер колхоза". Это была огромная статья. Я специально ездил за материалом. Какой-то колхоз все электрифицировал, что можно. Но вообще, ничего особенного. Ну, ведь вы знаете, что манера писать очерк довольно своеобразна. Вот человек заходит в хлев и видит градусник. Казалось бы, так и напиши. Не тут-то было! Он пишет: "Где мы находимся? Мы в лаборатории, в научном институте или в хлеву?" Ну, так же эти очерки воспринимались. Я написал. В газете говорят, что дадут обязательно, но в материале нет, говорят, конца. Я удивляюсь, как это нет конца? Конец там есть. "Ну, что вы, Юрий Маркович, ребенок, что ли! Все-таки надо как-то выйти на это...". Я говорю: "Я не знаю". "У вас есть колхоз имени Ленина, да? Но у вас же ни разу нет имени Сталина!" А колхоз назывался, знаете как? - "Шлях Ленина". Они в номер хотят на первую полосу. Никак не могут придумать конец. Но меня зло что ли взяло. Хотя все это привычно было, но все равно раздражало. Они мне все время звонят, мол, что делать? Грозят, что снимут материал, ну, нельзя же без конца, на первой странице идет. Сейчас это звучит анекдотически. А тогда - совершенно серьезно. Серьезные люди. Симонов был редактором. "Знаете, - говорит, - прекрасный материал, колхоз весь электрифицирован, а не можем давать, потому что нет конца". Достали этим концом. Я не выдержал, психанул, говорю, ладно, пишите, диктую, это будет одна фраза, и заорал в трубку: "Шляхом Ленина, дорогой Сталина колхоз идет в коммунизм!". Слышу оттуда: "Гениально!".
Мы расхохотались до слез.
- Тогда ни одна статья не могла кончиться без его имени, - смахивая слезы платком, сказал Нагибин. - Испытывать угрызения совести, когда при этом еще веселились, - нет, это не то".

Юрий Нагибин родился 3 апреля 1920 года в Москве, в районе Покровки и Чистых прудов, в Сверчкове переулке. Писать начал с малых лет. Абсолютный мастер художественного слова. Любил выпить и закусить. Яркий представитель золотой молодежи столицы. Обожал модные вещи, то есть был стилягой. Любил хорошо поесть, да и вообще предпочитал богатую, с наклоном в роскошь, жизнь. Всегда у него были собственные машины, причем "Победы" и "Волги", но сам за руль садился редко, всегда содержал шоферов. Любил компанией летом поехать в какую-нибудь глушь на охоту, с бабами и бутылками. Писал каждый день, работал как вол всю жизнь. Так же любил женщин, как он сам говорил - баб. Готов был бросить все и увязаться за первой встречной приглянувшейся юбкой, задрать подол. Юбок у него было превеликое множество. Одной из его жен была дочь сталинского директора ЗИЛа Лихачева. Страстный футбольный болельщик. Всю жизнь болел за "Торпедо", знал Стрельцова и Иванова. В последние годы болел за "Милан". Учился во ВГИКе, воевал. Дружил с бардом Александром Галичем. Всю свою жизнь посвятил служению Слову. Самое выдающееся произведение Нагибина - его "Дневник", который он мне передал незадолго до смерти из рук в руки в Пахре. Напечатанным "Дневник" Юрий Маркович не увидел.

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ИДЕАЛ

    Конечно, в стороне, не в тебе же, с печалью перебирая в подробностях особенности своего характера, время позволяет заняться подобной аналитикой,…

  • ЭКЗЕМПЛЯР

    Не будучи в силах вернуться в молодость, старик продолжает молодиться, участвует в молодёжных тусовках, где истинные молодые при нём находятся в…

  • ФАКТЫ

    Начинали бодро, как и всякое поколение, но запал быстро пропал, и как-то незаметно отошли от дел, сначала для того, чтобы просто передохнуть,…

Comments for this post were disabled by the author