kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

МОЛЧАНИЕ

 
Писатель Юрий Кувалдин демонстрирует молчание

Один из принципиальных вопросов для писателя Юрия Кувалдина - это проблема действия, специфика организации речи персонажей и системы авторских комментариев, перестающих быть только служебными и функционально взаимосвязанных с диалогом. Я говорю об особом типе комментариев - паузы и приближенные к ним по значению мои уточнения типа "молчание", "молчит", "молча", "тишина" и так далее, а также эпизоды, в течение которых слов не произносится, но которые заполнены какими-либо движениями и звуками, иначе говоря - весь авторский текст, так или иначе описывающий ситуацию молчания. Для иллюстрации моей мысли о паузе, привожу фрагмент начала повести "Беглецы":
"Звенели на морозе троллейбусные провода, сладко похрустывал новогодний снежок под ногами, щипало нос, розовели щеки, и покрывались белой глазурью инея шапка, шарф и воротник. Солнце поджигало снег, за прохожими весело бежали длинные тени, в подворотне с холодными мрачными стенами хрустально крошился ледок и позванивал, как рождественские колокольчики.
Желтый флигель в глубине двора, одноэтажный особнячок с тремя белыми, как свечи, колоннами по фасаду, с крылатым козлом, барельефным под козырьком, светился на солнце и казался пряничным, съедобным. По тропинке в снегу, через три ступеньки вверх, узким, холодным коридорчиком, две ступеньки вниз, дверь налево, скрипит, хлопает, справа дверь с рубчатым стеклом окошка приоткрыта, и оттуда резко тянет хлоркой.
Везувий Лизоблюдов переступает с ноги на ногу, перехватывая из руки в руку тяжелый аккордеон в черном, обшитом дерматином футляре.
- Господи боже мой, и-ых, Везувий Иваныч пожаловал! - всплескивает руками тетя Поля, когда Везувий минует порог кухни.
На плите ворчит большой алюминиевый чайник, подбрасывает крышку, наполняя кухню туманом. Пахнет репчатым луком, крутыми яйцами и вареным мясом.
Дымящаяся картошка, с которой только что сняты “мундиры”, рубится на большой доске Верой, высокой девушкой с загадочными темными глазами и густой заплетенной косой до пояса. Вера - двоюродная сестра Везувия, десятиклассница. Ее сестра Лиза, стриженная под мальчика, копошится у духовки, выдвигает горячий противень с румяными, маленькими пирожками.
У другой плиты молчаливо стоят и лениво что-то помешивают в кастрюлях соседки. Им ничего варить не надо, но они с упорством часовых стоят на часах любопытства.
В углу, на длинной лавке, сидит еще один сосед, старик с белым петушиным хохолком, и починяет на деревянной сапожной ноге дырявый ботинок. Глаза старика слезятся от дыма и копоти, но он настырно продолжает работать..."
Гениально прописывает молчание Антон Чехов. Все свои произведения строит на молчании писатель Юрий Кувалдин. Устная речь - смертна. Записанное слово - бессмертно. Мастерство писателя проверяется на молчании. Кувалдин Точка Ру

Юрий КУВАЛДИН

 

http://www.kuvaldin.ru/povesty/begletsi.html
Subscribe

  • ОТНЫНЕ

    Что касается слова «ныне», то оно тормозит тебя на точке пребывания сию минуту, но эта точка так стремительно спускается по длинному…

  • КОМНАТА

    Человек входит в комнату спокойно, не волнуясь, что в ней он будет заключён навсегда, то есть в отношении входа и выхода он вполне свободен, как…

  • САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

    Карл Юнг считал основой личности эго, своё собственное я, а Федерико Феллини считал личность метафорой бессознательного, то есть художественным…

Comments for this post were disabled by the author