kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

"Из окон корочкой несёт поджаристой"

proshina-1 (400x560, 176Kb)







































На снимке: Маргарита Васильевна Прошина, заслуженный работник культуры Российской Федерации, заведующая отделом Государственной научной педагогической библиотеки имени К.Д. Ушинского (2000)

Библиотека для писателя - дом родной, особенно тогда, когда в библиотеке работают такие интеллигентные, интеллектуальные люди, встречающие писателя с душевной теплотой, как Маргарита Васильевна Прошина. В своё время она работала в научной библиотеке им. К.Д. Ушинского, а затем в качестве заместителя директора библиотеки им. И.А. Бунина.
В библиотеку я вхожу, как в храм, где живее, настоящее живут те люди, с которыми я провожу всю жизнь. Вот со мною говорит Данте о чистилище грешных, о кругах ада, предсказав ад советских концлагерей. Вот Чехов корчится привязанный к железной койке в палате номер шесть. Вот Достоевский точит у татарина точильщика вострый топор для ростовщицы. Вот Волошин под шум коктебельских волн восклицает:

 

Но полки книг возносятся стеной.
Тут по ночам беседуют со мной
Историки, поэты, богословы.
И здесь - их голос, властный, как орган,
Глухую речь и самый тихий шепот
Не заглушит ни зимний ураган,
Ни грохот волн, ни Понта мрачный ропот.

Писатель и библиотека – неразрывное целое. Может быть, даже единая метафизическая плоть. Ибо отобранные из множества великие книги формируют душу прекрасного человека будущего. Сам Бог живет в книге. Все имена людей записаны в книге.
Библиотека - это всё! Мой мир, моя жизнь, мой воздух!
- Помню, как я в библиотеке запоем читал Окуджаву, - сказал я.
- Вы любите Булата Окуджаву?! - воскликнула Маргарита Васильевна.
- Я на нём вырос, - сказал я. - Уже в конце 60-х мы во дворе пели его песни.
- Я его обожаю, - сказала Прошина, задумчиво посмотрела на длинные книжные полки и вполголоса запела:

Из окон корочкой несёт поджаристой,
За занавесками мельканье рук.
Здесь остановки нет, а мне, пожалуйста,
Шофер автобуса мой лучший друг…

В конце 60-х годов Булат Окуджава сделал неожиданный ход - написал роман "Бедный Авросимов", перенеся современное диссидентское, антисоветское движение во времена декабристов, и через образы декабристов выразил протест против власти примитивов с коммунистическими партийными билетами. Роман вызвал волну восторгов. Роман достать было невозможно. Я, помню, ходил в библиотеку и сидел в читальном зале с утра до вечера, пока не прочитал весь роман в журнале Сергея Баруздина "Дружба народов". Я поразился масштабу личности Булата Окуджавы, его шаг от "Из окон корочкой несет поджаристой" до "Глотка свободы" - так назывался роман, вышедший позже в серии "Пламенные революционеры" в "Политиздате", в издательском логове ЦК КПСС. Вот уж точна поговорка - рыба гниет с головы. В головном издательстве полицейского ЦК КПСС завелись антисоветчики! Я был у Окуджавы несколько раз. Беседовал с ним, подарил ему свою книгу 1989 года "Улица Мандельштама". Я делал беседу с Булатом для радио, снимал его для телевидения. Маленький, худой, кашляющий, даже какой-то жалкий, Булат сидел в углу в продавленном кресле. Над ним возвышались книжные полки. На журнальном столике стояла круглая стеклянная пепельница с широкими стенками, на которых рядком, как пушки на крепостной стене, лежали погашенные окурки. Время от времени Окуджава выбирал наиболее приглянувшийся ему окурок, вставлял его в пластмассовый прозрачный мундштук, поджигал, затягивался пару раз, вынимал окурок из мундштука, аккуратно гасил его о дно пепельницы и вновь клал на бортик. Я смотрел неотрывно на кумира моей юности, когда в 60-м году я впервые услышал, запомнил и сам пел под гитару: "Во дворе, где каждый вечер все играла радиола...", и никак не мог понять, как в таком тщедушном теле помещается могучий дух?! Со мной всегда ездил сын Саша - Лидер Третьего Русского Авангарда художник Александр Трифонов. Он и снял меня с Булатом Шалвовичем Окуджавой.
Маргарита Прошина помогает читателю найти великую книгу, соединиться с книгой для обогащения своей души. Книга и есть душа человека, если понимать человека как экземпляр тиража, оригиналом которого является Бог.
Маргарита Прошина прекрасно знает не только классическую отечественную и зарубежную классику, ценит творчество Данте и Достоевского, но и уверенно ориентируется в современной серьезной художественной литературе. Под её пристальный взгляд попал и ваш покорный слуга с книгами "Так говорил Заратустра" и "Философия печали".
Чувствовать тональность высокой литературы, её симфоничность, её контрапункт и архетипичность дано мало кому. К этому малому числу истинных ценителей литературного творчества и принадлежит Маргарита Васильевна Прошина.
Дыхание прекрасного отражается в её небесных глазах.

 

На стекла вечности уже легло
Моё дыхание, моё тепло...

 

Книга как смысл жизни. 
Маргарита Прошина мыслит роль библиотеки в современном мире в совершенно новом свете, и не только в связи с использованием новейших технологий и подходов, но и в самом творчестве великих людей, ставших книгами, в которых и протекает настоящая жизнь человечества. Ибо жизнь дана для того, чтобы превратить её в Слово. Великая метафизика - это перевернутая пирамида, включающая в себя все слова мира, начинающиеся с зеро.

 

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ОТТЕНКИ

    Пакля вбита в бревенчатый сруб, холод неба бьёт отблеском губ, перламутровый ультрамарин с ржавой охрой коснулся седин, абрикосовой замшевой…

  • В СТРОГОСТИ

    Кто бы что ни исповедовал по поводу творчества, я придерживаюсь воззрения ежедневного занятия по расписанию, в одно и то же время чтения классики и…

  • ВЫСОЦКИЙ

    ВЫСОЦКИЙ Владимир Высоцкий и Геннадий Ялович исполняют этюд «Беспризорник» в школе-студии МХАТ. 30 мая 1957 года. На…

Comments for this post were disabled by the author