kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

СТАНИЦА ВЕШЕНСКАЯ – УБЕЖИЩЕ НЕПИСАТЕЛЯ ШОЛОХОВА

17 марта, в среду, день солнечный, ветренный... Направляемся во дворец музея-усадьбы, таковым шолоховский "Марли" стал после смерти "барыни". Говорят, по желанию "господ" там работал лифт и было устроено два туалета. Меня и мою жену интересует совсем другое. Обращаем внимание, что в музее ни одного посетителя: приезжих нет, а аборигены местные хорошо знают, что "роман украден" - и сюда не заявляются. Говорю сотруднице музея: "На вас у нас денег уже не осталось, последние истратили на билеты до Луганска; но мы расплатимся бартером: ответим на любые вопросы о Солженицыне, Сахарове, Высоцком, Окуджаве, Галиче…"
Дальше обычное: "лапти" на ноги, чтобы не повредить драгоценный паркет, и слушанье примитивных сообщений, не имеющих никакого отношения к "творчеству великого писателя": вот был он депутатом, людям помогал, с его помощью построили "шолоховское шоссе", мост через Дон, еще он ходатайствовал о том-то и том-то, питался простой пищей, носил скромную одежду, на пианино раньше играл - да перестал после контузии на фронте (а он никогда не играл! а Сталин его берег - держал подальше от фронта, хотелось вождю получить роман о страшной войне, где в роли Суворова-Кутузова "нас в бой ведет товарищ Сталин!"); слушаем еще "утку" про уток: как-то охотились супруги Шолоховы вместе, летят утки в небесах, а жена просит - подстрели для меня уточку, а я суп прикажу сварить, Шолох поднял ружье ("если женщина просит"), а потом опустил - выдал правильную мудрую мысль: посмотри, Маш, летят двое, наверное, тоже супруги, как же я могу их разлучить... Маша рассердилась: неужели нельзя сразу угрохать двух уток, чтоб никто не страдал от одиночества!
Надулась жена, очень была недовольна, недели три с "классиком" не разговаривала - не могла взять в толк, как можно заядлому охотнику проявлять какой-то гнилой гуманизм, когда в небе "летят вутки"; в семье Шолоховых почти как в семье Ульяновых по вечерам занимались "читкой и разъяснением": все рассаживались вокруг Михаила Александровича и слушали, как он читает свои новые произведения (Твардовский же рассказывал Солженицыну, как М. А. признался одному местному жителю, что он давно - лет 40! - не только ничего не пишет, но и не читает...
Я же сделал открытие, что он вообще никогда ничего не писал и не читал: под чтением я имею в виду не журнал "Мурзилку", а литературную классику); еще забавляли нас россказнями о том, как Шолохову трудно жилось, как его чуть было не репрессировали и как сильно-самозабвенно его любили простые и непростые люди, как он был перегружен перепиской с ними. Нам говорили чушь для детсада годную. Переписку со Сталиным... она же гласности не имела!
Тут я не выдержал: "Люся, а у меня есть хороший товарищ, профессор Николаев, который после XXII съезда написал Шолохову почти на 40 страниц с вопросами жгучими про то, как партия допустила репрессии честнейших коммунистов, а секретарь Соколов ответил ему, что Шолохов слишком занят... И еще Симонов, потом Твардовский просили АГИТПРОП ЦК убрать Шолохова из редакции "Нового мира", поскольку он хронический тунеядец и никогда не принимал никакого участия в работе журнала!, и просили они еще партийно-финансовые власти списать с журнала 50 тысяч рублей, которые Шолохов 20 лет назад выдурил у издателей журнала под роман "Они сражались за Родину", а романа, как выяснилось, никогда не будет... А сам роман - эпистоляр для туалета! А что фильм сделали, так это ж заслуга актеров..."
Наша Люся, очаровательная и юная, растерялась от такой точной информации. Потом стала рассказывать, что Шолохов был очень больным человеком, не курил, только спал или ел...
- Да, говорю, мы знаем, что он очень болел, а после того как Солженицын опубликовал на Западе "Стремя "Тихого Дона", он отреагировал душевным потрясением и получил инсульт, от которого так и не оправился до конца жизни. От него стали прятать ножи, вилки и ружье: очень боялись, чтоб чего с собой не сотворил... Еще писатель Виктор Астафьев добавил масла в огонь: после выхода "Стремени" заявил, что самым счастливым для него будет день, когда умрет Шолохов. Кстати, расскажите нам отчего умер "писатель"?
Люда рассказала, что он мучительно умирал от неоперабельного рака горла с метастазами на языке. Чтобы как-то облегчить ситуацию, спросил: наверное, в этом году будете отмечать 100-летие Марии Петровны, она ведь этого заслуживает: была на протяжении всей жизни бессменным главой секретариата своего мужа?


Анатолий Сидорченко, кандидат философских наук
Subscribe

  • ТЕМЫ

    Понаблюдаем за превращением вещества в цветущее растение, ведь это очень хорошая тема для письменного размышления, а то постоянно слышу, не знаю,…

  • ДОЛГО

    Ожидание того, что будет впереди, длится столь долго, что у многих не хватает терпения, как у первых листьев деревьев, не приспособленных к жаре, и…

  • ЛЕКЦИИ

    Когда-то в тесном кругу тому приятелю, который распространялся довольно красиво, говорили: «Лекцию не заказывали!», - он по-детски…

Comments for this post were disabled by the author