kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

Тиходонская трагедия писателя Фёдора Крюкова

Недобитыми коммунистами отстаиваются легенды о «писателе» Шолохове, посягая при этом на то главное, что отличает человека от животного - на Человеческий Разум. В «тиходонском пространстве» они хотят добиться того, чтобы Разум и в религиозном, и в светско-мирском смысле соответствовал определению Мартина Лютера: Разум — это та шлюха, которую имеет чёрт. Разум — потаскуха Дьявола. Только пребывая на панели духовной проституции, можно верить и говорить о действительном существовании «писателя Шолохова», вавакать-пропагандировать, внушать народу иллюзии о его каком-то «мираже-творчестве». Но в действительности никогда не было ни такого писателя, ни такого читателя. Просто с 1929 по приказу Сталина убивали всех тех, кто не соглашался с «миражами» вокруг имени Шолохова. Через террор, «сквозь револьверный лай» утверждались всяческие небылицы о никогда не существующем писателе. Не было бы Октября, утвердившего в нашей стране Непросвещённый Уголовный Абсолютизм, - никогда бы не было в нашей литературе плагиатора Шолохова. Этот окололитературный преступник - порождение-выродок-выблядок преступного тоталитарного строя. Верить в «писателя Шолохова» - это всё равно, что верить в паралитика, неспособного переползти через двадцатисантиметровый заборчик, будто он преодолел спортивные высоты Брумеля или Бубки. Верить в «писателя Шолохова» - это всё равно, что поверить в летающую тарелку с горячим украинским борщом, заправленным старым салом. Верить в «писателя Шолохова» - это означает, наконец, то, что «человечество сошло с ума»! Если человечество после опубликования моей книги «Тиходонская трагедия писателя Фёдора Крюкова» хочет ещё продолжать верить в «писателя Шолохова», то я скажу такому человечеству в манере Гоголя: «До чего ж ты глупое, человечество, чёрт тебя побери! Веришь по сути в сущее ничего!».

Возможно, что Сталин не допустил бы публикаций первых двух книг «Тихого Дона», - моментов «непроходимости» такого романа было предостаточно, да и без очков было видно всякому - в редакцию «Октября» пришёл не Автор, а вор-плагиатор! Да, видно, пролетарской графомании поганцам-нахлебникам надоело «литературную воду месить» - захотелось отмочить что-нибудь такое-эдакое, в самом деле литературное, а не графоманское. А Сталин как раз весь декабрь 1927 года отдыхал в Сочи - читайте об этом в книге братьев Медведевых «Неизвестный Сталин». Шолохов был разоблачён уже в 1928 - за двенадцать лет до моего рождения. Многие люди, особенно преподаватели русского языка и те, кто читал журнал «Русское богатство» и книги Федора Крюкова, заговорили о том, что такое произведение, как «шолоховский» «Тихий Дон», мог создать только казачий писатель Ф. Д. Крюков, которого ещё в 1914, после выхода второй книги собрания сочинений, называли «Гомером Донского казачества» (Автономов, и другие). Этим суждениям никак не мешала пустопорожняя, ничего толком не поясняющая, статейная похвальба Серафимовича в «Правде» за 19 апреля 1928. Роман «выплыл» к читателям под именем Шолохова, а в интеллигентно-научных кругах говорили только о писателе-казаке Федоре Крюкове! Мракобесы тут же ввели Шолохова в состав редколлегии журнала «Октябрь», в «Московском рабочем» Грудская в лихорадочной спешке организовала выход «ТД» в «Роман-газете»... Тем не менее, по приказу Сталина в марте 1929 публикацию «Тихого Дона» остановили, опубликовав только двенадцать глав третьей книги. И это очень важный разоблачительный момент в плагиаторской деятельности семейства Громославских и женитьбой примкнувшего к плагиаторскому казачьему семейству неказака Шолохова; необходимо признать научно достоверный факт - в Москву в 1927-1928 годах литературно безграмотный Шолохов сдуру припер сразу три - а не две, как хотели бы «доказать» всяческие защитники тиходонского преступления, - книги романа. А это самое мощное доказательство того, что в Москву в конце 1927 явился не писатель, а кошмарно-ужасный окололитературный авантюрист. Этот авантюрист увидел в нашей столице, выражаясь в духе сатирика Салтыкова-Щедрина, тот самый город «Глупов», в котором любой отважный прохиндей быстро может стать знаменитым. Украденный у Федора Дмитриевича Крюкова роман понравился народу: люди устали от пролетарской трескучей графомании, они с огромным наслаждением читали тексты талантливого Крюкова, который горячим пером и гневным словом сражался на белой стороне. Только у него они смогли прочесть, что «предатель Подтелков - поганка, который жидам казаков продал», и увидеть художественное отображение того, как нарядные женщины и дети, будто на великий праздник, бегут насладиться казнью красных предателей-подтелковцев и повешиванием их вожаков Подтелкова и Кривошлыкова. Только через 21 год стало известно: Сталин в июле 1929 в письме к высокопоставленному партийному чиновнику печатно-торгового дела Фениксу Кону назвал «изображение коммунистов Сырцова, Подтелкова, Кривошлыкова грубейшей ошибкой, неверными сведениями, но однако из-за этих грубейших ошибок «Тихий Дон» так же, как и брошюру Микулиной «Соревнование масс», у которой - по сравнению с «Тихим Доном»! - больше достоинств, чем ошибок, и которую поэтому - вместе с романом знаменитого писателя Шолохова! - никак нельзя считать никуда не годной вешью и изымать из продажи. Ненависть к роману налицо!..
Уже первые два тома романа, которые считаются наилучшими, показывают, что плагиаторы Громославские и бездарный графоман Серафимович вручили Шолохову лишь черновой вариант «Тихого Дона». А первый абзац с «гетманским шляхом» да «серой галькой» разоблачает плагиаторскую неквалифицированную работу. «Гетманский шлях» - малороссийское понятие, к казачьим донским дорогам никакого отношения не имеющее. Втиснуто это понятие в текст Федора Крюкова с целью отторжения от его стиля, с намёком, будто автор - настоящий сын украинки Черниковой-Кузнецовой. Галька же, нацелованная речной водой, становится «галькой сырой». Переписчики-плагиаторы витиеватое крюковское «ы» приняли за «ъ» и записали-издали «серую гальку». А любимое слово Крюкова «зыбь» они, где только могли, заменили на слово «рябь», нанеся тем самым явный ущерб художественности. Злоумышленно сделали Мелеховых «турками», в то время как у Крюкова они черкесского происхождения по матери. «Черкасюка проклятый», - говорит Петро брату, когда Гришка его чуть вилами не запорол. «Знаю Мелеховых: и Прокофия, и хромого Пантелея - они из черкесов» - говорит генерал Листницкий, принимая Григория, к себе в работники. Плагиаторы работапи не так внимательно, как я, они, в отличие от меня, не верили в успех своего грязного дела, не отличались ни добросовестностью, ни умением и «позабыли вычеркнуть и переделать на турецкое» черкесское происхождение крюковских героев. Первые публикации крюковских текстов в журнале «Октябрь» 1928 показывают, что переписчики не справились с трудностями понимания почерка автора романа «Тихий Дон» Федора Крюкова - переписчиков было более десяти человек, а квалифицированного редактора - ни одного. Большое «П» Крюкова похоже на «Ц», поэтому переписали-опубликовали «Цоднимаясь». В последовательности глав Громославские тоже не разобрались - в результате Пантелей Прокофьевич выглядит полным идиотом: ругает сына, чтоб не пакостил соседу и не склонял к измене жену Степана, безо всяких оснований.

 

Анатолий СИДОРЧЕНКО из книги «Роман «Тихий Дон» создал Фёдор Дмитриевич Крюков»


юрий кувалдин наша улица ежемесячный литературный журнал


Subscribe

  • ОБЫКНОВЕННОЕ

    Скажи другу, чтобы нашёл себе подругу, с которой будет вальсировать по кругу, сопротивляясь недугу в пургу и вьюгу, что одно и то же, и на что это…

  • НАСТОЙЧИВО

    И действовать настойчиво в своей работе необходимо только потому, что сильнее твоего тела его взаимозаменяемость при отсутствии записи на чистом…

  • Юрий Кувалдин и Вадим Ковда (2008)

    ВАДИМ КОВДА "ВОЗРАСТ" На снимке: Юрий Кувалдин и Вадим Ковда (2008) Вадим Ковда Возраст С каждым годом труднее с…

Comments for this post were disabled by the author