kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Так называемые "рукописи Шолохова" - фальшивка

"Восточная Пруссия".

 

Изучение описания в романе войны !914 года, его достоверности и точности - важный и очень не простой. Как выяснилось в результате работ многих исследователей, отдельные достоверные, а порой и уникальные, сведения, встречающиеся в тексте, перемежаются с многочисленными ошибками и анахронизмами. В свое время нами было обнаружено существование двух различных слоев текста в "Тихом Доне", отличавшихся тем, что главные персонажи романа, казаки хутора Татарского, сражались одновременно на двух различных театрах военных действий: в одном случае - в Галиции, в другом - в Восточной Пруссии, а позднее на Западной Двине. Мы соотнесли это раздвоение с существованием двух различных авторских редакций романа, которые Шолоховым были механически объединены вместе.

 

Как же пытается опровергнуть нашу гипотезу Ф. Ф. Кузнецов? Вот, например, противоречивый эпизод встречи на фронте братьев Мелеховых в первые дни войны. Шолохов одновременно указывает две взаимоисключающие причины появления на фронте земляков Григория Мелехова: Петр и другие казаки старших возрастов якобы прибывают с маршевым пополнением и тут же он пишет, что хуторские следуют в составе второочередного 27 Донского полка.

 

Кузнецов, во-первых, пытается доказать, ссылаясь на книгу Н. В. Рыжковой, что встреча казаков 12-го и 27-го полков могла иметь место, поскольку 5 Донская казачья дивизия (в ее состав входил 27 полк) была переброшена на усиление Юго-Западного фронта. И как всегда проявляет полную беспомощность в работе с конкретным историческим материалом. В романе речь идет о боях 12 полка, в котором служит Григорий, на львовском направлении в первые дни войны. А 5 Донская дивизия со своими второочередными полками прибыла на фронт позже, к концу августа, на правый фланг Юго-Западного фронта. В который раз мы встречаем со стороны Кузнецова лишь довлеющее над всеми его действиями стремление обелить, оправдать своего протеже, главу сложившегося в советское время клана - Михаила Шолохова. А научная ценность подобных изысканий - минимальна.

 

 

"16 сентября под Каменкой-Струмилово".

 

Ранение Григория Мелехова на фронте, датировка этого периода очень ярко характеризует наших оппонентов их "научный" стиль работы над текстом. Дело в том, что Шолохов, конструируя в романе свою версию фронтовой судьбы героев, разорвал непрерывную нить повествования (10, 12 главы третье части и далее) и вставил главу (11-ю) с дневником убитого студента, которую якобы Григорий подобрал на передовой. Заканчивается дневник датой 5 сентября, и Шолохов при этом совершенно "забыл", что в середине августа он уже "отправил" Григория после ранения в тыловой госпиталь. Чтобы исправить свою оплошность, Шолохов, не долго думая, в позднейших редакциях романа заменил дату ранения Григория под городом Каменкой-Струмилово с 16 августа на 16 сентября. Совершенно не обращая при этом внимание, что к хронологическим датам в "Тихом Доне" привязаны конкретные исторические события. Вот и получилось у Шолохова (лишний раз демонстрируя его абсолютную чуждость художественному тексту), что в середине сентября действие развивается все под той же Каменкой, хотя фронт уже ушел на сотню километров западнее.

 

С Шолоховым здесь все ясно, но вот в каком виде предстает перед нами его "защитник", Ф. Ф. Кузнецов. "Раскрываем хорошо известный Шолохову "Стратегический очерк войны..." - пишет он, - Григорий Мелехов воевал в составе 12-го Донского казачьего полка именно в этих местах, когда 16 сентября, во время штурма города Каменка-Струмилово, он был ранен..." (С. 641). Раскрывает ученый из ИМЛИ книгу и видит... Оказывается, наш оппонент не может даже разумно воспользоваться элементарной информацией исторического источника или монографии, не соотносит каждый раз ее с пространственно-временной сеткой событий. Работа кузнецовской мысли не конструктивна, не направлена на выяснение истины, решения научных вопросов, она определена двумя основополагающими факторами: предвзятым подходом к объекту исследования и отсутствием должной подготовки, знаний, просто эрудиции. Причем в последнем случае важно еще отсутствие опыта научной работы, именно настоящей работы, а не ее имитации.

 

Стоит ли дальше продолжать дальнейшее чтение кузнецовского фолианта, если чуть ниже он делает "выдающееся" историческое открытие: "Брусиловский прорыв в районе Луцка и в самом деле происходил в мае 1915 года..." (С. 642). В "самом деле" Брусиловский прорыв происходил в 1916 году, а в мае имел место прорыв, но не австрийского фронта, а русского - немцами, т. н. Горлицкий прорыв. Вызывает недоумение лишь степень самонадеянности и высокомерия, с которой наш "исследователь" на десятках страниц своей книги поучает других как надо правильно понимать тексты "Тихого Дона" и вести научные исследования, т. е. вносит элемент аморальности в научное исследование. Для оправдания целей - все средства хороши. А ведь именно этот фактор - растлевающее влияние партийной пропаганды на неокрепшие умы молодого поколения, в том числе, заставляет заняться поисками истинного автора "Тихого Дона" и разоблачения там элементов плагиата как аморального и весьма распространенного в советское время явления.


Subscribe

  • КОМНАТА

    Человек входит в комнату спокойно, не волнуясь, что в ней он будет заключён навсегда, то есть в отношении входа и выхода он вполне свободен, как…

  • САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

    Карл Юнг считал основой личности эго, своё собственное я, а Федерико Феллини считал личность метафорой бессознательного, то есть художественным…

  • НАКОРОТКЕ

    Вечером особенно участились в воображении портреты исчезнувших товарищей, наплывают из глубины провалов памяти один за другим, как будто листаю…

Comments for this post were disabled by the author