kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Так называемые "рукописи Шолохова" - фальшивка

"Генерал Фицхелауров".

 

Суть очень важного узла ошибок и противоречий в тексте шестой части романа следующая. Весь массив текста "Тихого Дона", относящегося к Верхне-Донскому восстанию, можно условно разбить на три примерно равные части: события предшествовавшие восстанию, первый месяц борьбы повстанцев и заключительный, наиболее драматический период сопротивления, закончившийся соединением с Донской армией и освобождением донской земли от красных. Третий блок повествования искусственно разбит на две части, которые включены Шолоховым соответственно в конец шестой и начало седьмой частей романа (Цветок-Татарник... с. 370-377.). Между же вторым блоком текста и третьим существует значительный временной провал в развитии событий: с середины апреля по середину мая 1919 г. Можно лишь предполагать, что либо у Шолохова была соответствующая лакуна в использованном им "источнике", либо он удалил какую-то часть текста как совершенно "непроходную" для советской эпохи.

 

Переход в шестой части романа от второго блока текста к третьему осуществляется в 57-й главе, которая, таким образом, выполняет функцию связующего звена. Хронологически предшествующая ей глава относится к 15 апреля 1919 г., последующие главы: 12 - 25 мая старого стиля. И вот здесь, в 57-й главе Шолохов вставляет несколько обзорных фрагментов текста, в общих словах повествующих о событиях восстания и заимствованных сразу из двух источников: стратегического очерка гражданской войны Н. Е. Какурина и из воспоминаний Донского атамана П. Н. Краснова. Особый интерес к 57-й главе вызван следующим обстоятельством.

 

В книге Какурина о восстании 1919 г. имелись лишь самые общие слова и рассуждения. А других письменных источников, для создания связок между эпизодами художественного текста, как это практиковал Шолохов в четвертой, пятой и первых 14 главах шестой частей, используя мемуары Деникина, Лукомского, Краснова, Антонова-Овсеенко, Френкеля, у него под рукой не было. И Шолохов пошел, еще раз доказывая несамостоятельность, компилятивность собственного литературного творчества, фактически на исторический подлог. В описание событий мая 1919-го года вставляет февральский фрагмент мемуаров Краснова со сходным сюжетным содержанием: тогда, в феврале, тоже готовился прорыв донских частей на Верхний Дон.

 

Но общее-то положение в мае было уже совершенно иным. Другие части как красных так и казаков сражались или готовились сражать на фронте. Какие же возражения Ф. Ф. Кузнецова встречаем в отношении этих бесспорных фактов? Первое, поразительно похожи как непонимание развития конкретных описываемых событий весны 1919 г., так и демонстрируемое равнодушие к исторической точности описания у Шолохова, 75 лет назад, и у его "защитника", Кузнецова, в наши дни. Последний пишет: "...атаман к моменту прорыва уже был отстранен от руководства... Зато он имел возможность рассказать о том плане прорыва фронта красных, который был разработан его помощником..." Представляет ли себе Кузнецов, что подобных планов в Донской армии разработано было, возможно, с десяток в ответ на постоянно менявшуюся боевую обстановку? Знает ли Кузнецов, о том, что в марте - апреле Донская армия с огромным трудом смогла удержаться на Донце, отбив несколько наступлений красных, а в начале мая на левобережье Дона, на Маныче, развернулось генеральное сражение с наступавшей от Царицына конной группой Красной армии. Боевые части как казаков, так и красных с февраля месяца перемешались и их расположение на фронте было совершенно другим.

 

Второе, Кузнецов, не справившись с элементарной логикой исследования, вместо того, чтобы констатировать шолоховский школярский подлог, пускается в наивные рассуждения, что это "неопровержимо доказывает, что восстание на Верхнем Дону готовилось эмиссарами Краснова, и его начало должно было послужить сигналом к прорыву фронта". Какие исторические источники позволили Кузнецову сделать такой неожиданный вывод? Ведь в его собственной книге приводятся воспоминания руководителя восстания, Павла Кудинова, где тот категорически отрицает участие в подготовке восстания каких-либо "офицеров" из Новочеркасска. Кузнецов слабо разбирается в сложных хитросплетениях событий на Дону, но содержание собственной книги он должен был бы помнить.

 

Третье, при переписывании красновского текста Шолохов допустил характерную небрежность в названии одного из самых известных и доблестных донских полков - Гундоровского георгиевского полка. В действительности, не имея четкого представления о донской истории, о казачьей военной традиции, организации, Шолохов, фантазируя, изменил заимствуемый текст и из одного полка сделал несколько: "испытаннанные низовские полки: Гундоровский, Георгиевский и другие..." Казалось бы, случай бесспорный. Но Кузнецов осуществляя свою сверхзадачу - обелить и прикрыть Шолохова любой ценой - с невинным видом пишет: "Они [Макаровы] делают вид, будто бы не понимают, что это - всего лишь случайная описка". Конечно же, это описка, и кто бы стал спорить по этому поводу. Но то, что она встречается у Шолохова, смущает читателя.

 

В оправдание Шолохова Кузнецов приводит дополнительный довод: дважды в других главах романа, списывая свои вставки из мемуаров Краснова, Шолохов правильно выписал название Гундоровского георгиевского полка. Но ведь это наблюдение Кузнецова как раз и подтверждает факт "невменяемости" писателя Шолохова, то обстоятельство, что Шолохов именно переписывал чуждый ему текст - механически, мало вдумываясь или вчитываясь в содержимое, выходившее из-под его пера. Про стремление к исторической достоверности здесь и говорить не приходится.


Subscribe

  • ИЛЛЮЗИОНИРОВАНИЕ

    Почернело, настала ночь, подошёл к окну посмотреть во двор, а там всё белое, белее снега, и это выпал первый снег во втором часу ночи, протираю…

  • МАРГАРИТА ПРОШИНА РОДИНКА

    МАРГАРИТА ПРОШИНА РОДИНКА На снимке: Маргаритиа Прошина в Даевом переулке. Синим звёздным вечером я с маленькой бутылочкой коньяка…

  • К ОТЛЁТУ

    Большие птицы сели на широкий газон, ещё совершенно зелёный, зеленее зелёного после дождя на солнце, великие птицы великой поэзии, как мне…

Comments for this post were disabled by the author