kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ЦЫГАНСКИЙ РЕ-ЦЕПТ В АФИНАХ

 
"Афины" х.м. 1999. Художник Александр Трифонов.

Как-то мы в качестве интеллектуальной прогулки шли с писателем Ваграмом Кеворковым и неспешно говорили о Греции. Кстати сказать, Ваграм Кеворков знает Грецию как Орехово-Борисово. Можно сказать, что Афины - удачное для рецептуалистов время и место. На это нам указует академик рецептуализма художник Александр Юрьевич Трифонов в своей картине конца XX века (1999) "Афины". Русский воздух поддерживает этот созидательный дух, эпицентром которого является Москва-Афины (Москва-Петушки) с вырезанным из этого эпицентра сверхэпицентром - Кремлем и Курским вокзалом: здравствуй Веничка! А если запеть так:

Осип Мандельштам

* * * 
В Петрополе прозрачном мы умрем,
Где властвует над нами Прозерпина.
Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,
И каждый час нам смертная година.

Богиня моря, грозная Афина,
Сними могучий каменный шелом.
В Петрополе прозрачном мы умрем, -
Здесь царствуешь не ты, а Прозерпина.
1916

Итак, идем, не останавливаясь на презентацию замечательной книги писателя Ваграма Кеворкова "Романы бахт" (Цыганское счастье) и на ходу читаем: "Как-то в Нижнем Новгороде на концерте, в свой сольный выход, он запел вдруг: "Палсo, палсo?" - "Зачем, зачем?" - песня называлась "Мой мальчик", это песня о сыне... Я наблюдал за сценой в приоткрытую дверь из фойе, и стал свидетелем, как пожилые супружеские пары, чтоб не разрыдаться в зале, выскакивали поскорее в фойе и тут уж давали волю слезам, - видно, и у них болело сердце за своих детушек!.. Или из-за них!.. Почуяв неладное, я вернулся на сцену, дождался, когда Жемчужный ушел за кулисы, и пока в зале бушевали аплодисменты, обнял его за плечи - у него в глазах слезы, спросил: "Что с тобой?" Он только махнул рукой: "Гoга!" - и опять вышел на сцену... Гoга, сын! - это была вечная боль и забота, он любил его страстно и отчаянно переживал его неудачи, а уж как радовался победам его!.. Надо знать, что для цыгана сын! Это больше, чем жизнь! Это всё на свете!.. А при страсти, при глубине чувств Жемчужного!.. Он был скала, глыба, но и глыба иногда плакала!.." Дальнейшее чтение книги писателя Ваграма Кеворкова выявляет следующие его особенности: автор демонстрирует огромную предварительную начитанность и писательскую опытность; конструкции фраз весьма сложны и оснащены нетривиальными грамматическими построениями; налицо четкое развитие стройной рецептуальной идеи в изложении исторических фактов; налицо скептическое отношение ко всему в жизни. Как мы уже выяснили, первые три особенности присущи книгам эпохи бумаги и книгопечатания и не могли развиться в добумажное время малочисленных и грамматически не унифицированных рукописей. Вольнодумство Ваграма Кеворкова также определенно указывает на эпоху заката коммунизма в СССР. Из этого писатель Юрий Кувалдин делает вывод: рецептуализм ничему не подражает и ничего не отражает: искусство творится из искусства - оно амиметично (прощайте, древние греки!). Кувалдин Точка Ру

Юрий КУВАЛДИН

Subscribe

  • ТВОИ ЧЕРТЫ

    И все пристально смотрят на фотографию, передают друг другу, надевая очки, долго не отводят взгляда, на кого же ты похож, на дедушку или на…

  • ТЕМЫ

    Понаблюдаем за превращением вещества в цветущее растение, ведь это очень хорошая тема для письменного размышления, а то постоянно слышу, не знаю,…

  • ДОЛГО

    Ожидание того, что будет впереди, длится столь долго, что у многих не хватает терпения, как у первых листьев деревьев, не приспособленных к жаре, и…

Comments for this post were disabled by the author