kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

МЕЖДУ ТИХОЙ И ЛЕТНЕЙ УЛИЦАМИ

Вот тебе бумага, вот ручка, пиши. Всё так просто, чтобы написать «Преступление и наказание». Я купил мороженое «Супергигант», такой вафельный конус, колпак, у метро «Волжская», и, палимый майским солнышком, пошел вниз по Краснодонской улице к прудам, перешел на ту сторону, свернул направо, остановился, развернул упаковку мороженого и принялся его есть, бросая кусочки вафельного стаканчика уткам, голубям, воронам, чайкам и воробьям. Там, где я ел мороженое, стоял Достоевский, невысокий, с бородкой, и походил на небритого бомжа. Я спросил у него, был ли он во дворце Дурасова. Нет, говорит, не был. Его дача была ближе к конюшням на Ейской, там, где теперь гаражи. А стояли мы на улице Летней. Чуть же выше, к стыку с домами, находится улица Тихая. С неё поворот на Ейскую. Совершеннейший отрывок из архитектуры, атмосферы 1866 года, когда здесь жил летом Родион Раскольников, брил бороду острым топором, чтобы не походить на бомжа.

 

Юрий КУВАЛДИН


Subscribe

  • КОМНАТА

    Человек входит в комнату спокойно, не волнуясь, что в ней он будет заключён навсегда, то есть в отношении входа и выхода он вполне свободен, как…

  • САМОЕ СИЛЬНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

    Карл Юнг считал основой личности эго, своё собственное я, а Федерико Феллини считал личность метафорой бессознательного, то есть художественным…

  • НАКОРОТКЕ

    Вечером особенно участились в воображении портреты исчезнувших товарищей, наплывают из глубины провалов памяти один за другим, как будто листаю…

Comments for this post were disabled by the author