kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Categories:

НИ ДНЯ БЕЗ СТРОЧКИ

На память многое не помнишь. Как-то на этих днях возник разговор о фразе «Ни дня без строчки». Я её отсылаю всегда к Юрию Карловичу Олеше. Однако я знал, что эта фраза выходит из глубокой древности. Стал смотреть. И вот что удивительно. Ответ нашел в собственных же текстах, а именно в эссе «Промчались дни мои - как бы оленей косящий бег», которое я опубликовал в январе 2008 года в «Нашей улице». Кстати говоря, даты своих произведений я всегда привожу не по времени написания, а по дате публикации. Мало ли что ты там писал когда-то. Не опубликованное тобою гибнет безвозвратно. Это иллюзия, что кто-то будет искать написанное тобой произведение. Рукописи горят, да ещё как! Искать будут лишь того автора, который вошел в метафизическую программу, то есть, как в совке говорили, «попал в обойму», или силою своего таланта покорил всех и вся. В тексте моем объяснение написано следующим образом:

«Итак, "Ни дня без строчки". На латинском звучит как: Nulla dies sine linea (Нулла диэс синэ линеа). Часто приписывают это выражение Юлию Цезарю. Но это не так. Фраза принадлежит Плинию Старшему (Гай Плиний Секунд, 23-79), который в своей "Естественной истории" говорил, что у художника Апеллеса (IV в. до н. э.), придворного живописца Александра Македонского, было правилом не пропускать ни одного дня, чтобы не сделать хотя бы один мазок или штрих на картине. Выражение приобрело у нас особую значимость после выхода в свет (1961) книги прозаических миниатюр Юрия Олеши "Ни дня без строчки". Иносказательно: писатель, художник, ученый должен трудиться непрерывно, не пропуская ни одного дня, чтобы не потерять свое мастерство».

Надо только добавить, что название книге «Ни дня без строчки» дал Виктор Шкловский, который собирал, как я собирал «Дневник» Юрия Нагибина, записи Юрия Олеши.

Вообще же, все эти имена и даты я плохо запоминаю, да и считаю запоминание ненужным делом. Старые преподаватели терзали всегда мою душу этими именами и датами. А уж о математиках, физиках и химиках не говорю - их бы я отправил без суда и следствия как врагов народа на «Завод серп и молот», в школе им делать нечего. В школе нужна литература, язык (греческий, латынь, русский, английский, китайский), этика и эстетика, иными словами любовь к чтению и правила поведения на улице, в метро, в театре, и на стадионе. Поэтому старые преподаватели викторинного, гэбешного типа (специалисты по выматыванию душ вопросами: а это что такое? а это как называется? Так бы им дал в лоб топором Раскольникова за эти вопросы) и остались лишь преподавателями, ничего не создав самостоятельно. Всем студентам и школьникам я бы разрешал на экзаменах читать ответы по книгам, пользоваться всеми возможными шпаргалками и подсказками. Так я не люблю школу, институт, и вообще все учебные заведения, в которых не подготовлено ни одного творца! Творцы формируют себя сами. То есть творец - совершенно бесстрашный человек, который ради корочек отбывает лишь номер на всех этих обучениях, а изучает мир по собственной уникальной программе, и пишет то, что хочет, совершенствуя мастерство ежедневно в репетициях текста, в тренировках с буквами и словами. Плиний Старший очень посредственный,  на мой взгляд, писатель, крохоборского толка, обо всём понемногу, а, в сущности, ни о чем, нужный только историкам культуры. У нас историк - Николай Семенович Лесков, как недавно о нем великолепно написал режиссер и писатель Ваграм Борисович Кеворков, развивая мысль о Лескове, сказавший:

«О подлинной, глубинной жизни Родины мы узнаем не из учебников истории, а из произведений писателей. Ни Тарле, ни Ключевский не расскажут нам о войне 1812 года так, как это сделал в «Войне и мире» Л.Н.Толстой. Ни один историк не смог рассказать нам о столичной жизни России второй половины 19 века так, как это сделал Ф.М.Достоевский. Все без исключения историки прошли мимо духовной жизни русского крестьянина 19 века, но мимо нее не прошел И.С.Тургенев в «Записках охотника». Ни один историк не смог так рассказать о России, раздавленной Пришибеевыми, людьми в футляре, мещанством, как это сделал А.П.Чехов. Никакой историк не расскажет нам об Обломовых и Адуевых, о Штольцах, Райских, Волоховых - это сделал И.А.Гончаров. А какой историк даст тот срез Руси, что в «Чертогоне» Н.С.Лескова? Скаредность и разгул, скопидомство и мотовство - полюса русской неуемной натуры. А Гоголь? Поэму о России назвал «Мертвые души»! Они-то, писатели, и есть подлинные летописцы России».

Вот так, господа присяжные!

А философ у нас известно кто - Федор Михайлович Достоевский, потому что руками Раскольникова обухом приложил ростовщицу, а острием её младшую сестру, и прорубил окно великой собственной судьбы. Тексты же Плиния Старшего лишены художественности, изящества, поэзии, образности мысли. В полном объеме талант присутствует в творчестве Юрия Олеши, поэтому я и приписываю фразу «Ни дня без строчки» самому Юрию Карловичу. В искусстве главное не что сказать, а как сказать. Содержание вообще враждебно искусству. Могу даже воскликнуть: «Да здравствует бессодержательное искусство!» Этого никогда не поймут кандидаты и доктора наук, поскольку они утонули в именах и датах под ногами, как некогда написал наш гений Иван Андреевич Крылов, не замеченного ими слона - искусства.

 

Юрий КУВАЛДИН


Subscribe

  • БЕССОЗНАТЕЛЬНО

    Бессознательность свойственна молодым, можно даже назвать бессознательность природным качеством, я бы даже добавил сюда ещё стёртое, но точное…

  • РАССЕЯННОСТЬ

    Глубоко задумался и не заметил как проскочил свою станцию, едва успел сообразить это, как двери и на другой станции закрылись, а третью станцию…

  • АНДРЕЙ ЯХОНТОВ 70 НАСТУПИТ ТВОЁ ВРЕМЯ

    Есть обоснование того, почему не следует метаться - ни в жизни, ни в литературе. (Возможно, однако, это одно из тех красивых построений,…

Comments for this post were disabled by the author