kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

Category:

Так называемые "рукописи Михаила Шолохова" - фальшивка


Лидер Третьего Русского Авангарда художник Александр Трифонов "Покоряющая улыбка красного быка с танцующим стеклом" х. м. 60х50 см

 
В. И. Самарин. Страсти по "Тихому Дону". Заметки на полях романа. М: АИРО-ХХ. 2005. - 212 с.

Впервые отдельной книгой публикуются статьи орловского журналиста, депутата Верховного Совета СССР (1989-1991) В. И. Самарина по вопросу плагиата М. Шолохова и проблеме авторства романа "Тихий Дон", которые печатались в газете "Орловский вестник" в 1996-2002 гг. Издание снабжено предисловием С. Э. и А. Г. Макаровых, представляющим имя нового исследователя, В. Самарина, широкому кругу читателей, а также приложением, в котором дается анализ вышедшей в свет к столетнему юбилею М. Шолохова книги Ф. Ф. Кузнецова ""Тихий Дон": судьба и правда романа".

ISBN 5-88735-146-2

(c) В. И. Самарин, 2005 (c) АИРО-ХХ, 2005

Вот показательный пример о "лжеписателе Михаиле Шолохове" из книги Владимира Самарина "Страсти по "Тихому Дону":
"Писатель Борис Пильняк был одним из немногих, кто открыто подвергал сомнению принадлежность "Тихого Дона" перу Шолохова. В одной из бесед с солисткой Большого театра В. А. Давыдовой он так
объяснял свою позицию:

“Совершенно различные вещи - писатель и его роман. Я часто задумываюсь над тем, что он пишет и как он пишет... "Лазоревая степь" ("Донские рассказы") - первая книга Шолохова. Душу она не взвинтила, рассказы весьма посредственные и не очень грамотные. Я отказался рецензировать. Прошло три года, литературный журнал "Октябрь" преподнес нам две книга великолепной прозы, которую смело можно назвать классической... А. Н. Толстой не мог понять, как из рядового обыкновенного середняка вырос титан. Горький, характерно подкручивая усы, сказал нам, писателям: Федину, Леонову, Шкловскому, Фадееву: "Учитесь у Шолохова!" Потом, улыбаясь, проговорил: "За мою литературную жизнь такая метаморфоза происходит впервые"”. (Л.Гендлин. “Исповедь любовницы Сталина”. Минск. 1994.)

По словам В. А. Давыдовой, Пильняк, буквально околдованный живым и неповторимым слогом “Тихого Дона”, отправился в поездку по донским станицам и хуторам. “Язык довел его до Киева” - в станице Новокорсунской писателю указали дом, где квартировала отправившаяся на поиски могилы сына мать Ф. Д. Крюкова. От нее Пильняк узнал, что Шолохов был каким-то образом знаком с Федором Дмитриевичем и даже посвящен в его творческие планы. Во всяком случае, после панихиды по Крюкову, отслуженной бесплатно священником станицы Глазуновской, Шолохов неожиданно заявился к матери Федора Дмитриевича.

“Не торопясь, степенно, по-стариковски отхлебывал из блюдечка чай, сахарок грыз вприкуску, с аппетитом уплетал баранки с медом, единственное угощение, которое было. Поинтересовался здоровьем хозяйки, посетовал, но слез не пролил, что умер его "товарищ и лучший друг".

Последнее было чистой воды хлестаковщиной. Но для убитой горем матери - соломинкой, за которую можно было ухватиться и как-то утешиться. Не удивительно, что она задала Шолохову наиболее волнующий ее вопрос: "Михаил Александрович, куда, по-вашему, могли деться тетради сына?"”

“Лицо Шолохова, - рассказывал Пильняк, - уши, руки покрылись круглыми красными пятнами... - "Откуда мне знать? Возможно, сумку вместе с Федей закопали в братскую могилу? А может, кто и подобрал, бумага всегда нужна для курева и по всяким разным надобностям"”.

Мать Крюкова показала тогда Шолохову плетеную сумку, которую (совершенно пустую) получила вместе с другими вещами после смерти сына. Он всегда носил в ней тетради с черновиками и наметками своих будущих произведений. Шолохов стушевался и ушел, не простившись - поскольку впервые услышал обвинение из уст прозорливой женщины (мать Крюкова за умение видеть насквозь людей считали колдуньей): “Где находится могила сына? Скажи, куда ты дел тетради Федора Крюкова?”

Рассказ Пильняка о матери Крюкова завершался тем, что 15 января 1928 года соседи принесли ей свежую, но уже порядочно истрепанную книжку “Октября”.

“Не поверила своим глазам, думала, что такое может во сне только присниться. Под своей фамилией Шолохов начал печатать книгу моего сына, которую назвал “Тихий Дон”. Он почти ничего не изменил, даже некоторые имена действующих лиц оставил прежними”. Был ли Пильняку резон сочинять напраслину о Шолохове? Каких-либо серьезных оснований мы не найдем. Зато Шолохову Пильняк каким-то образом мешал восходить к славе. В. А. Давыдова однозначно связывает заключение Пильняка в психиатрическую больницу, а потом и его расстрел с происками приблизившегося к власти Шолохова. Она диктует Гендлину свои воспоминания о навязчивом визите к ней “тихо-донца” после казни Пильняка. По словам певицы, Шолохов всячески домогался выйти на след дневников Бориса Пильняка, в которых отражалась его оценка “Тихого Дона” и взгляд на авторство романа.

В книге “Кто написал "Тихий Дон"?” Р. Медведев никак не мог опираться на версию В. А. Давыдовой, мемуары которой появились в свет гораздо позже. Однако его изыскания так или иначе перекликаются с историей исчезновения поздних рукописей Крюкова. При этом они поднимают целый новый пласт в биографии Шолохова, ранее никого абсолютно не интересовавший.

“В декабре 1923 года, - пишет Р. Медведев. - М. А. Шолохов снова едет на Дон (из Москвы - В. С), и здесь в январе 1924 года 19-летний писатель женится на 25-летней казачке Марии Петровне Громославской”. Далее исследователь сообщает любопытнейшие данные о тесте Шолохова. Петр Громославский был писарем казачьего полка, посредственным литератором, принимал участие в белоказачьем движении и сотрудничал в “Донских ведомостях”, которые в годы гражданской войны редактировал Крюков. Р. Медведев считает, что П. Громославский участвовал в похоронах Крюкова недалеко от станицы Новокорсунской и что ему “досталась какая-то часть "кованого сундучка" с рукописями Крюкова”.

Свержение Михаила Шолохова с пьедестала - это не простое его изъятие из литературы. В литературе такой фигуры как "писатель Михаил Александрович Шолохов (1903-1984)" никогда не было. Он был жупелом ЦК КПСС, гербом неграмотного правительства тоталитарной власти, последние представители которой цепляются за крышку гроба, но она захлопнулась с передачей так называемых "рукописей романа Михаила Шолохова "Тихий Дон"" в Ленинскую библиотеку - ныне РГБ - "знатоком творчества писателя Михаила Шолохова" Виктором Черномырдиным. При сем присутствовал солдат партии председатель (колхоза, ибо в этом союзе нет ни одного писателя - здесь собрались члены КПСС и бывшая писательская СССР номенклатура, все видные писатели - в Союзе писателей Москвы) Союз писателей России Валерий Ганичев, выдающий себя с комсомольских времен за писателя, коим и его трудно назвать. За этой неприглядной картиной наблюдал директор РГБ Виктор Федоров. Более карнавального действия представить себе трудно, хотя в деревнях так ряженые веселятся. Лидер Третьего Русского Авангарда художник Александр Трифонов проводит мысль в своей работе "Покоряющая улыбка красного быка с танцующим стеклом", что Красный бык непобедимости искусства выражает победу интеллекта над мракобесием. Писатель Юрий Кувалдин говорит, что вот такие типажи и определяли судьбу писателей в СССР: Александра Солженицына - в зону, Николая Гумилева - к стенке, Иосифа Бродского - за кордон, Осипа Мандельштама - в яму… Но самая страшная судьба была уготована этими "знатоками литературы" истинному автору романа "Тихий Дон" выдающемуся русскому писателю Федору Дмитриевичу Крюкову (1870-1920) - он лишен своего главного труда о казаках "Тихого Дона", а плоды его творчества пожинает труп М.А.Шолохов. Но воскресение писателя Федора Крюкова началось и его не остановить никаким номенклатурным пешкам, ибо Федор Крюков, как истинный рецептуалист, исповедовал принцип нелинейности искусства - одновременного присутствия в художественном произведении-синкрете диахроннически разных рядов (развития) культуры. Одновременность прошлого и настоящего - сущностный принцип рецептуального искусства, иначе говоря - Федор Крюков следовал заветам главного рецептуалиста - Иисуса Христа, положившего начало теории рецептуализма Нагорной проповедью.

Юрий Кувалдин

http://nashaulitsa.narod.ru/Samarin-Makarov.htm
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author