kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДРАМАТУРГ МИХАИЛ ШАТРОВ УМЕР ВМЕСТЕ С ГОСУДАРСТВОМ

 

На снимке (слева направо): драматург Михаил Шатров и писатель Юрий Кувалдин. 27 октября 2005 года. Театр «Русский дом» на Сретинском бульваре перед спектаклем «Стая».

Фотографировала Нина Краснова

 

Искусство – это мое личное дело. Как хочу, так и пишу. Вот чего никогда не понимал и не делал Михаил Шатров, солдат партии, улучшитель СССР и КПСС. Что же должен был испытывать Михаил Шатров, когда и его страна и партия были уничтожены свободой, пошедшей «Дальше, дальше, дальше!»?

Был утром 26 мая 2010 года на похоронах Михаила Шатрова в Доме музыки, построенном им же, как я понимаю, для прикрытия основного могучего бизнеса, мол, я думаю об искусстве, как председателем совета директоров крупнейшей фирмы на Космодамианской набережной. Москва была сера в непрекращающемся дожде, своим отражением тонула в глубоких лужах.  Все же я знал Михаила Филипповича, бывал у него в Доме на набережной в 80-е вдохновенные годы, приглашал на выставку Коли Недбайло в Ленком к Марку Захарову. Даже был доверенным лицом Михаила Филипповича в 1989 году на выборах в народные депутаты, хотя говорил ему, что дело писателя писать, тихо, в чулане. Шатров смотрел на меня сквозь толстые очки как на идиота. По природе своей Михаил Шатров не был писателем. Он человек из породы живущих при жизни. Когда я ему давал свои книги, он в них ничего не понимал, как вообще не разбирался в художественной литературе. Я уже тогда подметил, что его сторонятся и Фазиль Искандер, и Марк Захаров.

Богатый гроб на сцене.

Я хотел изобразить сон. Высокие стены с провалами окон, пожарная лестница, я поднимаюсь по ней, выхожу на железную площадку, а лестница срывается с грохотом в пропасть. Вот стою я на стене, на железной площадке, на балконе без перил, идти некуда.

Траурная музыка. Никого из режиссеров, кроме Геннадия Полоки, но это не режиссер, а советский чиновник из стана Никиты Михалкова, отупевшего во лжи, никого из актеров, кроме вездесущей блондинки Ирины Мирошниченко, не понимающей, где право, где лево. Геннадий Полока ждет денег для своих «советских», то есть лживых, фильмов от Никиты Михалкова, а сам Никита Михалков доит деньги из бюджета, крутясь около начальства, как его папаша, вдохновлявший террор гимном, чтобы снимать туфту типа своих фальшивых «Солнц». «Современник» прислал директора. Бывший директор Таганки тоже был, Дупак, и даже выступил. Пустой зал. Это результат всего «творческого пути» Михаила Шатрова, который не был художником. Это сложный тип пишущего человека, который хотел своими произведениями изменить к лучшему людоедскую систему с бандитами Лениным и Сталиным во главе, при этом хорошо зарабатывая на писанине. Типичный советский драматург без всяких перспектив на признание. Надо было соответствовать не Ленину, не Горбачеву, не ЦК КПСС, а Чехову и Гоголю. Об этом недавно сказал «Ленин» - Александр Калягин, и добавил, что пьесы Михаила Шатрова написаны каким-то языком отчетов ЦК и лозунгов газеты «Правда», а не языком тех же Гоголя и Чехова, великих художников. Там, где начинаются деньги, там кончается искусство!

Так бесславно все еще умирает СССР, советская эпоха, двадцатый год всё умирает, вопреки Григорию Явлинскому, который собирался реформировать этого тюремно-лагерного монстра за 500 дней!

 

Юрий КУВАЛДИН


Subscribe

Comments for this post were disabled by the author