kuvaldinur (kuvaldinur) wrote,
kuvaldinur
kuvaldinur

НАГИБИН В ПОИСКАХ РОДСТВА

Творчество большого писателя всегда окутано тайной, которую читателю или, даже, просто любопытному хочется непременно и до конца раскрыть. Но дело в том, что никакая тайна до конца не раскрывается. Всё на этом свете приблизительно и неточно. Медики ищут сходство по крови, по генам, по зубам, по черепам. Но сходство кого с кем? Пустоты с пустотой. Родства по крови не существует! Есть родство только духовное, интеллектуальное, религиозное!

Юрий Нагибин на эту тему рассуждает в «Дневнике»:

«Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного. Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки. Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе. Когда остановленный незримой силой на самом разлете своего жестокого существования я впадаю в короткую непротивляемость - это пробуждается тщетно вытравляемое отцовское начало. Отец вяжет мне язык, не давая выговорить звонкой и нежной буквы "Л", стягивает мою щеку в горько-покорную складку тогда, когда нужна совсем иная гримаса - ощеренная пасть зверя. Он уничтожает утром принятое вечером решение, подсказывает незвучащие в каждодневной душе слова, глушит голос, укорачивает жест.(Замечательный пример внушения и самовнушения. Как выяснилось в свой час: мой отец, Нагибин Кирилл Александрович, был расстрелян на реке Красивая Меча в 1920 г. "за сочувствие мужикам".)»

О себе я могу сказать, как часто говорит обо мне критик Лев Аннинский, что мой отец - Федор Достоевский, а брат - Антон Чехов. Все прочие существа, вылезшие из женского лона, мне малоинтересны. Они начинают меня интересовать только в том случае, когда их жизнь перекладывается в Слово, в знаки. Так, например, Дмитрий Быков, особо ценимый выдающимся критиком Вл. Новиковым, является сыном Бориса Пастернака. А знаменитый Константин Кедров, номинировавшийся в 2003 году на Нобелевскую премию в области литературы, в свою очередь является отцом Алексея Парщикова.

Осип Мандельштам это выразил вполне определенно:

 

***

Я не слыхал рассказов Оссиана,

Не пробовал старинного вина, -

Зачем же мне мерещится поляна,

Шотландии кровавая луна?

 

И перекличка ворона и арфы

Мне чудится в зловещей тишине,

И ветром развеваемые шарфы

Дружинников мелькают при луне!

 

Я получил блаженное наследство -

Чужих певцов блуждающие сны;

Свое родство и скучное соседство

Мы презирать заведомо вольны.

 

И не одно сокровище, быть может,

Минуя внуков, к правнукам уйдет,

И снова скальд чужую песню сложит

И как свою ее произнесет.

 

1914

 

Писатели идут по более верному пути, находят опущенные в воду концы по словам, по буквам. Впрочем, и они стираются. Юрий Нагибин ищет отца, но не находит. Потому что он сам единственный и неповторимый отец. Отец своих произведений. Всё в жизни, что не запечатлено в Слове, не имеет никакого значения. Главные наши враги – родственники. Об этом сказано еще в Библии.

 

Юрий КУВАЛДИН


Subscribe

  • СПЕШИШЬ

    Спешишь, и вдруг тормозишь, а куда я спешу, ведь спешку я не переношу, ношу в себе как кадры фраз, они торопят меня подчас, чтобы ринулся я к…

  • ИСТОЧНИКИ

    И всё время тянет вернуться к началу времён, всю жизнь листаешь книги, конечно, лучшие из них, в которых на долю интеллекта выпадает толика…

  • ЛЯ-ЛЯ

    Выглянул из-за угла и штормовой удар ветра сорвал кепку и расстегнул куртку, я моментально ретировался, но тот же удар ощутил в спину, да такой,…

Comments for this post were disabled by the author