October 28th, 2020

ПАСТЕРНАК ПЕРЕЛЬМУТЕР КУВАЛДИН



ПАСТЕРНАК ПЕРЕЛЬМУТЕР КУВАЛДИН
На снимке (слева направо): поэт Вадим Перельмутер и писатель Юрий Кувалдин в усадьбе поэта Петра Андреевича Вяземского Остафьево под Москвой у памятной стелы Николаю Михайловичу Карамзину. 1993 год.

Ну а когда я сам, Юрий КУВАЛДИН, приехал к Пастернаку, уже теперь не помню, но тоже после скандала с присуждением ему Нобелевской премии, шум стоял в читающей Москве жуткий, а я настолько был любопытен, что поехал в Переделкино. Мне было лет 12-13. Сквозь прозрачный штакетник увидел в огороде человека в плаще, в сапогах и в кепке, с лопатой в руках. Думаю, работник какой. Я даже фотографии Пастернака не видел тогда. Да, помню, день был пасмурный. А рядом с человеком стоит высокий юноша с тетрадкой в руках. Работник увидел сквозь штакетник меня и крикнул: "Мальчик, вы тоже со стихами ко мне?" Я сразу понял, что это и есть Пастернак. Я быстро прошел, даже пробежал в калитку, по дорожке к Пастернаку. Юноше, который был прежде меня, Пастернак сказал: "Вы хороший поэт. Пишите дальше и не забывайте мне показывать". Потом Пастернак взял мою тетрадку. Быстро прочитал и тоже похвалил меня, сказав потом, что со стихов я постепенно перейду на прозу. Тогда я сразу не понял этого. А теперь понимаю, мои стихи были тяжеловесны и длинны, как оды Ломоносова. Я и подражал Ломоносову, поскольку моя школа помещалась в здании бывшей Славяно-греко-латинской академии. От Бориса Леонидовича Пастернака мы с юношей вышли в состоянии эйфории. Восторженно разговорились, познакомились. Это был Вадим ПЕРЕЛЬМУТЕР.

ПЕРЕЖИВАТЬ

Что за страсть, не жить, а переживать, день прошёл и слава Богу, причем, приходится переживать всё подряд, добродушное и строгое, мрак и маразм, белое и красное, важное и напрасное, в общем клубке переживаний оказываемся в ликовании или страдании, кому что нравится, и вовсе не исправиться от перехода из одного состояния в другое в поисках, разумеется, покоя без переживаний, стенокардийных стенаний, чтение вслух Александра Блока, вот морока-то, слёз и всхлипов на грани разлуки, с мукой любви в руках, попусту обретённой на десять минут, влюблённых, разводящихся сразу, как только в глазу у друга замечена пылинка, ворота даны для того, чтобы в них упираться рогами, без полива завяла на подоконнике в горшке былинка, горе-горюшко, мыкаться, тискаться, дурь и одурь, переползать изо дня в день, тень наводя на плетень.

Юрий КУВАЛДИН