September 6th, 2020

(no subject)

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА
Александр Трифонов "Искушение святого Антония". Холст, масло, 120 х 80 см. 2020
Святой Антоний (4-й век) - символ борьбы с искушениями. Иероним Босх посвятил ему триптих, а Густав Флобер - роман. Святой Антоний пребывал в полнейшем уединении, сначала в одной из пещерных гробниц, а затем около двадцати лет - в развалинах близ Нила. Здесь он вел жестокую борьбу против собственной плоти и плотских желаний, терзаемый видениями: сначала имевших облик прекрасной женщины, а затем - демонических мучителей. «Антоний, безумея. О счастье! счастье! я видел зарождение жизни, я видел начало движения! Кровь в моих жилах бьется так сильно, что она сейчас прорвет их. Мне хочется летать, плавать, лаять, мычать, выть».

Истоки картины Александра Трифонова «Искушение святого Антония»

На снимке: художник Александр Трифонов и коллекционер русской живописи, литературовед Ренэ Герра (30 июля 2008 года) в мастерской Игоря Григорьевича Снегура на Арбате. Александр Трифонов знаком с Ренэ Герра. Ренэ Герра был секретарём писателя Бориса Зайцева. Борис Зайцев перевёл роман «Искушение святого Антония» Густава Флобера. Таковы истоки картины Александра Трифонова «Искушение святого Антония».

РАЗВИТЬ

Раз, и легло случайно слово, любое, чтобы разогнать абзац, для понимания совершенно иного существа текста, когда ты живёшь в нём, а другие видят тебя всецело даже после исчезновения тела Гоголя, потому что ты сам живёшь во всех текстах снова и снова, благодаря слову, и ничего иного тебе не надо, награда тебе дана рекою мысли, воскрешающей бытие до появления этой самой мысли, потому что писатель пишет не эти сухие мысли, а изливает каскады слов, рождающих эти самые уловимо-неуловимые мысли, а если рука бежит впереди головы, то это и есть признак невероятного писательского мастерства, поскольку писатель есть человек умеющий с ходу заполнять текстом страницы, развивать от любого слова целые главы, подобно полёту птицы, которая не думает о том, как она летает.

Юрий КУВАЛДИН

Александр Трифонов и Cергей Филатов, Глава администрации первого Президента России Бориса Ельцина

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА
Александр Трифонов и Cергей Филатов, Глава администрации первого Президента России Бориса Ельцина. Кабинет Сергея Александровича Филатова.

Художник Александр Трифонов вручает свой холст "Рог костра крученый" Юрию Любимову

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА
Юрий Кувалдин рядом с художником Александром Трифоновым, который вручает свой холст "Рог костра крученый" Юрию Любимову. Театр на Таганке. 2006

Дева Мария, она же Клавдия, мать Кувалдина, родила в Вифлееме Спасителя литературы

К 45-ЛЕТИЮ ХУДОЖНИКА АЛЕКСАНДРА ТРИФОНОВА
Александр Трифонов "Вифлеем". Холст, масло 100 х 120. 2018
Нина КРАСНОВА ПИШЕТ: «Сюжет повести (Кувалдин «День писателя») такой: дева Мария, она же Клавдия, мать Кувалдина, родила в Вифлееме Спасителя литературы и писателей - Кувалдина. Пастухи принесли его в страну Россию, то есть, по теории самого Кувалдина, в страну Эроса (и литературы), или Хиероссию, назвали русским, то есть "святым", в городе Москве, или Новом Иерусалиме. И он вырос и стал Спасителем литературы. И основал свой журнал "Наша улица", и окружил себя учениками и борется с толстыми журналами, которые не хотят его признавать, и страдает за литературу, как Христос, выполняет свою высокую миссию. И плывет с пророком Моисеем и с Достоевским на лодке по реке Оке в Мещёру, чтобы соорудить, установить там церкви - "памятники литературе". И дает названия рекам и городам и распространяет своё - которому нет аналогов - учение о литературе, о Слове, о языке...»