August 16th, 2020

СКОРЛУПА

Находясь всю жизнь в себе, не развиваясь интеллектуально, человек приспосабливает мир под себя, и смело одёргивает тех, кто выходит за рамки этого понимания, потому что иначе быть не может, кроме как незыблемый внешний мир, видимый ему из себя, он считает, что и люди должны во всём соответствовать ему, но так как этого не происходит и остальные люди выбиваются из этого понимания, то приходится приводить их в состояния похожести на себя, корректировать их поведение и образ мыслей, особенно невыносимы для человека, живущего в своей скорлупе, всякие умники, которые постоянно игнорируют подобные замечания, как, впрочем, и саму скорлупу, которую видят повсеместно.

Юрий КУВАЛДИН

КРАСНОВА РАЗМЫШЛЯЕТ фотопортрет Сергея Колмыкова

КРАСНОВА РАЗМЫШЛЯЕТ

фотопортрет Сергея Колмыкова

У меня сейчас сильная тяга к одиночеству, потому что только в одиночестве я чувствую себя свободной и ухожу в себя, в свой внутренний мир. И люблю уходить в самую глубокую глубину, откуда мне не хочется выплывать в мир реальности с его суетой сует и со всеми его материальными потребностями. Конец одной жизни человека - это не конец жизни вообще, а переход человека из одной жизни в другую, из одного состояния и из одного измерения в другое.
Нина Краснова

ПРОШИНА ПОЭТИЗИРУЕТ фотопортрет Сергея Колмыкова

ПРОШИНА ПОЭТИЗИРУЕТ

фотопортрет Сергея Колмыкова

Когда настроен глаз на поиск красоты, а ухо ищет звуки поднебесья, то жизнь моя светла, как небо вечное, где белых ангелочков вьётся святая стая, а краски дней летящих, как бабочки, которые одна другой прекрасней, я наблюдаю с нежностью, вздыхая светло о событиях минувших, стараясь словом письменным запечатлеть их, но время набирает скорость, а мне уж некуда спешить, я наслаждаюсь пеньем птиц и шелестом листвы, прислушиваюсь к мелодиям строк.
Маргарита ПРОШИНА

Сосредоточились. Проходим сцену реинкарнации...


Кувалдин. Сосредоточились. Проходим сцену реинкарнации...

Прошина. А краски дней летящих, как бабочки, которые одна другой прекрасней, я наблюдаю с нежностью.

Краснова. Я сверкаю на солнце и, приводя в изумление публику на берегу, опять ныряю в свои глубины, где никто не может достать меня.