July 1st, 2020

ИЗ ОСТОРОЖНОСТИ

Глаза становятся очами, чтобы нести вам очарование, чтобы взоры осеняли, вдохновляли, возвышали, уводили от печали, не молчали, не встречали безразличной вас улыбкой, называемой дежурной, вот в чём заключена их сила, в этих единственных для вас очах, которые мы наделяем глубокой чувственностью, которая выше всяческих логических рассуждений о пользе мгновений эмоционального подъёма, естественно, каждый человек испытывал подобные состояния очей небесных, но каждый в своём небывалом эйфорическом чувстве стоял особняком, никому не приписывая такой возможности, потому что ему казалось, что способность очаровываться всецело принадлежит только ему, поэтому не выбалтывал своих переживаний исключительно из осторожности не нарушить собственное очей очарованье.

Юрий КУВАЛДИН

1 ИЮЛЯ РОДИЛСЯ ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПИСАТЕЛЬ ВАГРАМ БОРИСОВИЧ КЕВОРКОВ (1938)


1 ИЮЛЯ РОДИЛСЯ ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПИСАТЕЛЬ ВАГРАМ БОРИСОВИЧ КЕВОРКОВ (1938)


Нина Краснова как-то сказала о Ваграме Кеворкове, что он сидит в горах на мягком облаке и пишет флейтой по воздуху свои чудесные рассказы, сопровождаемые золотым голосом соловья Анатолия Шамардина. И это действительно так. Во всём творчестве Кеворкова звучит музыка величественно кавказской природы, которую своим непревзойденным голосом диктора махачкалинского радио озвучивает писатель. Он никогда никуда не торопился. Он упивался голосами очищенных ветрами заснеженных вершин слов, несущих сочный аромат поднебесья.


Юрий КУВАЛДИН

ПРОШИНА О КЕВОРКОВЕ (родился 1 июля 1938 года)

ПРОШИНА О КЕВОРКОВЕ (родился 1 июля 1938 года)

На снимке: Маргарита Прошина и Ваграм Кеворков (2015)

ВАГРАМ КЕВОРКОВ - МАСТЕР ОБРАЗОВ

Конечно, Ваграм Кеворков уже в книге «Романы бахт» предстал великолепным, тонким художником. И когда я узнала, что он начал писать в поздние годы, то удивилась вдвойне. Сразу начать с такой высоты - надо обладать немыслимым талантом. Писательское дело совершенно не похоже на режиссерскую работу. А Ваграм Кеворков снял много талантливых фильмов, работая на Центральном телевидении. Но ведь мы много знаем хороших режиссеров, которые не в состоянии написать книгу прозы, равную своим кинофильмам. Да и достойные мемуарные книги у них наперечет. Яркие книги только, на мой взгляд, у Михаила Козакова и Федерико Феллини. С ними в ряд встает и такое полумемуарное произведение Ваграма Кеворкова, как «Годы на TV» - о жизни ЦТ без утаек.
И вот я прочитала в «Нашей улице» новый рассказ Ваграма Кеворкова и была абсолютно сражена мощной, какой-то исходящей из глубины народной жизни рассказ «У скал Бермамыта». Одну мастерски исполненную сцену я не могу не процитировать:
«Жук, веселый беспородный песик, отчаянный и бесстрашный, отпугнув орлов от домика, с яростным лаем гонится за огромными крылатыми хищниками, а поскольку орлы с трудом взлетают с ровного места, Жук преследует их до самого края куэсты, и уж тут они, плавно срываясь с обрыва, сразу же делают разворот и грозно идут на Жука, - цапнуть его, но он не дается: когда орел подлетает к нему, выпустив когти, как самолет шасси, Жук прыгает на него сбоку, стремясь прижать лапами крылья, а то и ухватить зубами крыло или хвост, и орлы позорно бегут, устремляясь на воздушном потоке прочь от плато.
Залюбовавшись отважным Жуком, Коля, строгавший доску недалеко от дома, упустил из виду, забыл про открытый нараспашку сарай. А оттуда вдруг истошный визг Белки, и Николай, обернувшись, увидел, что орел уволакивает Белку и вот-вот пролетит уже мимо! Коля изо всех сил запустил в него рубанком и попал в голову, - орел проорал гортанно, расправил лапы и Белка, упав из них, стремглав метнулась в угол сарая, а орел тяжело скользнул мимо самого лица Николая и тот успел недоструганной доской хватануть по хвосту, и орел, битый в хвост и в голову, нелепо закултыхал, то пытаясь взлететь, то мелкими перебежками, и жаль, что не оказалось рядом Жука, уж он бы отомстил за подружку».
Здесь Ваграм Кеворков выступает со своей оригинальной тематикой, далекой от столичной жизни, и этим он привлекает моё внимание, со своим особым писательским почерком, со своей фразеологией и лексикой, как будто я оказалась в горном селении, где бездонно небо и бесконечна поэзия естества.
Маргарита ПРОШИНА