November 6th, 2019

ПО СВОИМ УГЛАМ

Люди восхищались салютом, я наслаждался тишиной, потому что сумел забиться в угол, чтобы понять, почему люди постоянно кричат, барабанят, стреляют, не сомневайтесь, что я не нашёл внятного ответа, при этом не испытывал разочарования, чему послужила привычка не стремиться к исправлению мира и людей, в нём шумящих, хотя, казалось, проник в тайну так называемого человека, рождённого животным и не преодолевшим грань между инстинктом и интеллектом, однако считал, что пришло время обучать каждого новорожденного зверёныша азбуке этики и эстетике, но мы видим обратный процесс, отзывающийся болью для людей книги, прячущихся по своим углам.

Юрий КУВАЛДИН

ЛЕВ АННИНСКИЙ (7 апреля 1934 - 6 ноября 2019)

На снимке (слева направо): поэт Александр Тимофеевский, артист Александр Чутко, писатель Андрей Яхонтов, писатель Виктор Крамаренко, критик Лев Аннинский, писатель Юрий Кувалдин, писатель Сергей Яковлев, поэтесса Нина Краснова, писатель Анатолий Капустин, писатель Валерий Поздеев. В редакции «Нашей улицы» на Балтийской, 15, перед чаепитием авторы в кругу основателя журнала «Наша улица» и издательства «Книжный сад» Юрия Кувалдина. 2001 год.

Критика Льва Аннинского можно одинаково ругать и хвалить, называть гением и графоманом, Ивановым и Иннокентием с брэндом Серебряного века, ибо Лев Александрович Аннинский неуловим, неисправим, одержим, гоним, судим, ясен, невнятен, опрятен, бородат, усат, помят, помыт, невменяем, вменяем…
Величие Аннинского заключается в его мимолетности, эфемерности, абсолютной идентичности живой жизни. Это наш полевой цветок. Поскольку Лев Аннинский не является ни писателем и ни поэтом, а пищущим о готовых текстах писателей и поэтов, его надо причислить к литературоведам. Он цветок. Ромашка. Одуванчик. В каждой форме жизни есть свое творчество. Многие годы Лев Аннинский работал с Александром Эбаноидзе, главным редактором «Дружбы народов». Аннинский всю жизнь деловит, мастеровит, энциклопедичен, опирается на творчество Лескова, Толстого, Достоевского… Вот Лев Александрович Аннинский идет от мастерской скульптора Владимира Буйначева, где я разгрузил тираж "Серебра….", к улице Удальцова на проспекте Вернадского с рюкзаком за плечами. В рюкзаке книги. Книги о других писателях. Устанавливается равновесие между жизнью Льва Аннинского и писателями. Он хотел стать писателем, но не стал. Пищущий не есть еще писатель. Писатель есть гений, создающий из небытия свой мир, о котором не знал ни Достоевский, ни Гете, ни Лев Аннинский. Анна, Осанна … Полевые цветы на зеленом лугу... Его поколению непосредственно предшествовало "межпоколенье", которое не проросло в промежутке между Осипом Мандельштамом и Иосифом Бродским. Писатель Юрий Кувалдин издал книгу литературоведа Льва Аннинского "Серебро и чернь" в 1995 году. Проходят дни и годы, и бегут века. Он опять на экране, опять и опять, как полевой цветок в большом фарфоровом кувшине.


Мацуо Басё


Полевой цветок
В лучах заката меня
Пленил на миг.


Лев Аннинский снимался в пять лет в кинофильме "Подкидыш".

Юрий КУВАЛДИН