May 24th, 2019

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

Пройдя значительное расстояние по улицам и переулкам, заметно устал, но не давал себе спуска, преодолевал упрямо усталость, ускорял темп, потому что, спустя время, не мог не испытывать невероятную лёгкость при открытии второго дыхания, которое я всегда с завидным постоянством жду, так и в работе за столом испытываю большое наслаждение при открытии вдохновения, того же второго дыхания, как при ходьбе, даже намного большее наслаждение, чем все другие чувства, но которые не сыграли особой роли в творчестве, хотя следовало бы усматривать здесь подвох, да и во многих прочих случаях, о которых, скорее всего, забыл, но даже если бы было известно о них что-то, то и этот факт вовсе не повлиял бы на первенство второго дыхания.

Юрий КУВАЛДИН

МНИМАЯ СТАРОСТЬ

На снимке: Выдающийся поэт Александр Павлович Тимофеевский. Фото Юрия Кувалдина

МНИМАЯ СТАРОСТЬ


Седобородый старец стоит при входе в парк усадьбы на улице одноимённой в обнимке с Софьей Андреевной. Никто так умело не разыгрывал глубокого старика, как Толстой, а тело-то у него было молодым, отказало в работе в 82 года, вот как нужно умело разыгрывать старика, чего не делает выдающийся современный поэт Тимофеевский, телу которого в 2019 году, 13 ноября, исполнится 86 лет, но он молод и внешне и текстуально (в скобках напоминаю, что тело стандартно, делается по одной мерке). Но Толстой и Тимофеевский укоренились бессмертно в Книге, это их и роднит.

Юрий КУВАЛДИН


К сему присовокуплю гениальное из Тимофеевского:

* * *
Он ищет читателя, ищет
Сквозь толщу столетий, и вот -
Один сумасшедший - напишет,
Другой сумасшедший - прочтет.




Сквозь сотни веков, через тыщи,
А может всего через год -
Один сумасшедший - напишет,
Другой сумасшедший - прочтет.




Ты скажешь: "Он нужен народу..."
Помилуй, какой там народ?
Всего одному лишь уроду
Он нужен, который прочтет.




И сразу окажется лишним -
Овация, слава, почет...
Один сумасшедший - напишет,
Другой сумасшедший - прочтет.