March 28th, 2018

ТОДОРОВСКИЙ «БОЛЬШОЙ»

Голову птица прячет под крыло медленно в такт скрипке и фортепиано, когда меркнет здравый рассудок засыпающих непонимателей воздуха высокого искусства на фильме про птицу с одним подбитым крылом великого «Большого», где прелестная девушка ловит нити тончайшего света, и бледность и красота её лица с бесприютным сердцем доводят до восхитительных слёз, и бабочки райского сада выделывают пируэты, чьи движенья бриллиантом чистейшей воды поблескивают на холсте, оттенённые синей эмалью фарфоровых танцовщиц Дега, и хрупкая седовласая дама перед зеркалом красит губы алым, вспоминая серёжки уснувших прохожих, есть невиданное воплощенье ума в молчаливой гармонии, затаённости и безукоризненной изобразительности, возносящей Валерия Тодоровского прочь от говорливой толпы.

Юрий КУВАЛДИН