March 3rd, 2018

Владимир Васильев и Александр Трифонов на выставке живописи знаменитого артиста балета

На снимке: Владимир Васильев и Александр Трифонов на выставке живописи знаменитого артиста балета, поэта и художника в Доме Гоголя. 2 апреля 2018.


Владимир Васильев
***
Как в 20 лет прекрасны горизонты!
Сил - через край! Извилины круты!
Жизнь впереди - веселая работа
На ниве счастья, смысла, красоты!
Да будет так, как в 20 лет мечталось!
Все сбудется, когда в душе любовь!
Она - и крылья, и огонь, и парус,
И главное, как всем известно, - Бог!


Александр Трифонов оформлял каталог Владимира Васильева "Живопись", книгу его стихотворений "Между Да или Нет", юбилейный альбом Екатерины Максимовой и гала-концерт в Большом театре 4 февраля 2014, буклет "Красной мак" для Красноярского театра оперы и балета, где Владимир Викторович поставил балет "Красный мак", альбом поэзии и живописи "Картинки моей памяти".

ВЗАИМОЗАМЕНЯЕМОСТЬ

На фоне финала всегда присутствуют начала, потому что ничто никогда не останавливается, и всюду звучат, пусть сбивчиво, голоса новорожденных, и неорганично стонут финиширующие о жажде бессмертия только для своего тела, но увы, общий настрой до сути ясен, тела взаимозаменяемы сквозь сумрачную неоднократно предъявляемую в заявке несменяемости и незаменяемости, установка на конечность экземпляра и бесконечные резервы появления всё новых и новых устройств, под названием «люди» - совершеннейших биокомпьютеров для разумной жизни, не подвергается сомнению, а сомневающихся успешно учит история.

Юрий КУВАЛДИН

Юрий Кувалдин «КЫЙ»

Юрий Кувалдин
КЫЙ
рассказ

Который был толстым и длинноволосо-лысым, в красных запорожских шароварах и в расшитой белой свитке, сказал:
- Разрешите представиться: Иванов-Кый.
- Рад, товарищ Ивановский! - сказал подтянутый, в поблескивающих сапогах Адольф, любуясь искусственно склоненными над винницким бункером соснами, вызолоченными малороссийским солнцем.
- Не Ивановский, а Иванов-Кый, через черточку или, если говорить филологически, через дефис: Иванов дефис Кый!
- Ивандефискиев? Вроде Худайбердыева?
Иванову-Кыю это, судя по всему, не понравилось, он быстро заглянул в мозг Адольфа, как в интернет, помедлил, увидел Алоиса Шикльгрубера, плавающего в круглом бассейне Центральных бань будущего ресторана “Серебряный век”, увидел тридцать третий год в Театральном проезде и прочитал имя “Адольф” в ЦО “Правда”.
- Так что же такое Кый? - бархатным голосом переводчика спросил Адольф, заведя руки в белых перчатках за спину.
Иванов-Кый надул румяные щеки, воздух выпустил без свиста, но всё же сивухой пахнуло:
- Русский язык сформировался на базе и вокруг этого словечка - “Кый”! Русский язык и русская литература начались с Кыя.
- Вы украинский националист? - прямо спросил Адольф и протянул собеседнику подушечку “Дирола без сахара с ксилитом и карбамидом”.
- Я-я, их бин хойте нацист! - он бросил подушечку в рот и, жуя, продолжил: - И ничего не могу с собой поделать. Язык свидетельствует: Московс-Кый, Бродс-Кый, Достоевс-Кый (а, ведь, мог бы быть просто Достоевым!), хитлеровс-Кый... И даже - Тимофеев с Кый! Ну, спрашивается, зачем это нужно было Тимофееву? Ладно уж Достоев. А то Тимофеев! Ходил бы себе Тимофеевым по лужам с бутылкой неуклюже и ходил. Так нет! Подайте и ему Кыя!
- И американцев покорил Кыев?
- Прапамять в Киеве! С Кыева началась цивилизация, а не с Месопотамии и Египта. Потому что в слове “египетс-Кый” слышится власть Кыева!



“Наша улица”, № 1-2000