March 28th, 2017

ГОНОРАР

Прежде цензор был главлит, ныне цензор - сам пиит, маломальский скромный дар подправляет гонорар, «ум разумный» - самый умный - не стремится с глаз долой, чтобы быть самим собой, пишет он для гонорара, с жаром пишет, ведь недаром исполнять всегда готов указания верхов, потому он - ум неумный - договор скрепляет сумный с безголовою толпой, то есть прямо с Сатаной: так живёт «ума палата» от зарплаты до зарплаты, коротая век с сумой, чтоб не стать самим собой.

Юрий КУВАЛДИН

НИКОЛАЙ ТОЛСТИКОВ О ТОМ, КАК ИЗМЕНИЛИСЬ ВРЕМЕНА

Николай Толстиков

ВТОРАЯ НАТУРА

Длинноносый, в очочках, слегка прощелыговатого вида, местного пошиба чинуша Голубок был еще и уполномоченным по делам религии при райисполкоме.
Времена наступили уже "горбачевские", в отличие от своих предшественников, Голубок настоятеля храма в городке не притеснял, постаивал себе по воскресным службам скромненько в уголке возле свечного "ящика".
Скоро "необходимость" в уполномоченных вместе с самой властью и вовсе отпала, Голубка вроде б как выперли на пенсию, но в храме он появлялся неизменно и стоял все на том же месте.
"Не иначе, уверовал в Бога!" - решил про него батюшка и даже поздравить его хотел с сем радостным событием.
Но Голубок потупился:
- Я, знаете ли, захожу к вам по привычке.
"Да! - вздохнул обескуражено настоятель. - Что поделаешь, коли вторая натура!"

Николай Толстиков

ВТОРАЯ НАТУРА