June 17th, 2016

ПРОМЕЖУТОК

После долгого промежутка становилось жутко, вполголоса бормотали промеж себя, чтобы избавиться от жути, спешили пользоваться промежутком, что-то жуткое в этом промежутке говорили в промежутках страшной жути, как бы именно в этот-то промежуток и успеть спуститься по лестнице мимо комнаты промежуточной, где люди так промеж собой на глаз сортируются, и положили промеж себя не намекать даже и промежду себя, как будто прятались в промежутках между кустами, не дыша с длинными промежутками, всем было жутко, на них смотреть было жутко, жутко, жутко, жутко, жутко… Не жизнь, а промежуток.

Юрий КУВАЛДИН

Андрей Голота МОТИВ НЕГРОМКИХ ИСТИН

Андрей Голота

МОТИВ НЕГРОМКИХ ИСТИН

ДОРОГА

Нет прошлого, и память не болит.
Предательство... Пристойней adultère.
Ласкают взгляд иллюзии Дали.
Сквозь хаос усмехается Вольтер...
Дрожит строка - тугая стрекоза.
Пред ней реки изменчивый поток,
А я опять пытаюсь рассказать,
Как сквозь асфальт протиснулся росток,
О жизни на земле, и под землёй...
Иду я по дороге, или я
Дорога, а вокруг иллюзион.
Останусь артефактом бытия.
Я прошлое, я памяти сосуд
Надтреснутый. Я будущего вдох...
Не ведаю, в чём Истина и Суть...
По прежнему молчит об этом Бог.




СНЫ

Неразбавленным светом ложатся полотна,
Лунным ветром струятся, а дни ясны..
Пишет почерком сонным дождливость на окнах.
Решено так сегодня: я ночь. я сны...

Всё сбывалось однажды.. Так долго мы спали...
Что хотелось.. Что было.. Что нам дано...
Мы ходили по краю, дорогу искали.
Время хлебом лежало, текло вином.

В чьих-то сильных ладонях податливость глины..
Бесконечности странной душой коснусь..
Быть другими, другими однажды могли мы.
Долго спать невозможно, и я проснусь...

Отражения судеб растают со мною,
И останется отзвук чужих пиров.
Рубим ветки, а память стекает смолою,
А душа на весы тихо ляжет пером.




ДАЛЬШЕ...

А что же дальше...
Дальше только снег…
Ещё дожди,
Ещё немного солнца.
Так что же дальше...
Бесконечный бег,
Мельканье дней,
Рассвета блик в оконце...


И что же дальше...
Верить и желать,
И не забыть,
И Быть , назло рутине.
Как прав Принц Датский:
Дальше - тишина…
Не жаль и стать
Одним штрихом в картине



***
Просторный древний дом. Как мудро он устроен.
Я помню, в небеса ладони погружал,
И отражался там. Я был там на постое.
Я помню голос мне дорогу обещал.


Как быстротечен он: тот мир, что был обещан.
Секунда в музыке - лишь капля тишины
Меж двух полутонов. Небесный свод увешан
Немыми звуками, и к ним всё ближе мы.



***
По Крепостной, неспешно, мимо храма...
Вот здесь мой друг - художник и поэт,
И вниз, к реке, в замшелый бархат рваный,
К большим камням, к воде по склону лет.
Хмелел поэт. Клевало. Вышел рано...


Текла строка, скользя водоворотом,
По берегам, по краю суеты.
Текла вода мелодией по нотам,
Вниз по камням, и таяли следы,
Ещё в предощущении полёта.

Течёт река.. Срываются небрежно
Слова, слова.. Они всегда, всегда...
И тишину нещадно звуки режут.
От радости до боли, до стыда,
А с берегов отчётливей безбрежность.



ПОДМАСТЕРЬЕ

Я подмастерьем у Творца
Работаю который год,
И нет амбиций мудреца.
Наискосок слова в блокнот
Кладу, несмело иногда.
Палитра красок предо мной,
Они во мне, но вот беда:
Волна приходит за волной..
Мешая краски, я забыл,
Что стал почти уже седым,
Но не забыл, как я любил
Быть подмастерьем у Судьбы.




ДА БУДЕТ…

А было так.. Тогда ещё на взлёте
Я слушал Вас, смотрел, как Вы поёте...

А свет всё правил, плавил и ваял.
Постанывал обласканный рояль.

Я видел Вас, и слушал Ваши руки,
И проходя от радости до муки,

Ещё не ведал: будет и пройдёт,
И за паденьем долгим будет взлёт.

Да будет так!.. По гладкой коже клавиш
Скользит рука... Ни ноты не исправишь.

Вещей скопленье, как ненужный хлам
Затмил собою Ваш рояль - атлант.

И только он, казалось держит своды,
Как воплощенье плена и свободы.



***
А может мы просто наказаны
Извечным движеньем по кругу…
Разбужены и недосказаны,
Как птицы, что движутся к югу.

Подчас не актёры, а зрители
"Театра военных действий",
Защитники и обвинители,
И каждый в себе, и вместе..

Мы в месте, однажды предложенном,
Удобном, знакомом, но кто-то
Срывается в мир обезбоженный,
В орлиный воинственный клёкот.

Средь всех теорем недоказанных,
Приняв аксиому, что НУЖЕН,
С усталостью быть недосказанным,
Дорогой прямою закружен.



ВОПРОСЫ

Что с разрешенья?.. Что лишь попущенье?..
Кто говорит? Молчит нещадно кто?
А возвращенье.. Это ли прощенье?..
И что это - разлив или исток?

Среди торосов - режущих вопросов
Идём всегда.. Кто скажет нам - куда?..
А может просто нужен только остров?..
По пустоте, а может по следам...

И что есть Совесть? Где иная область
Слепая, и доступная не всем...
Где даже волос обретает голос.
Слова живут в сплетении морфем.

Корней плетенье, и цветов цветенье...
Как долог путь до неба от земли.
Вопросы, навзничь падающей тенью,
Как силуэты странные легли.



ПОСЛЕ...

А что после меня?..
На пыльных полках книги
В тиши библиотек..
Лишь шорохом страниц
Разбудит кто-то жизнь,
Что втиснул в переплёт
Издатель мой когда-то.

Так что после меня?..
Движенье тонких пальцев,
Движение души,
Улыбка и глаза
В весеннюю листву,
И добрый тихий нрав,
Дороги продолженье.

И что после меня?..
Не рано и не поздно.
Однажды помолчат,
И будут повторять,
А может быть и нет...
После меня... Потом...
Мотив негромких истин.

Андрей Вячеславович Голота родился 22 апреля 1966 года в городе Крымске, где и живёт сегодня. Первые публикации появляются в районной газете «Призыв» в середине 80-х годов. Продолжая регулярно печататься в некоторых газетах и журналах Кубани, в частности в журнале «Звезда Черноморья», поработал по многим рабочим специальностям, окончив Краснодарский институт культуры, работает руководителем театральной студии в родном городе, затем журналистом местных и краевых газет, научным сотрудником музея. В дальнейшем был главным редактором молодёжной газеты «Крымск», в1995-ом году издаёт свой первый небольшой сборник «Вифлеемская звезда», печатается в коллективном сборнике «Опалённая земля», самиздатом выходят сразу два сборника – «Начало» и «Его мадонна» (2001г.), затем «Голос» (2004г.), «Многоточие» (2005г.), и «Храм души» (2007г.), который стал совместным с дочерью Ниной, и в него вошли стихи и проза с 1986-го по 2007 г., статьи и сценарий «Чистейшей прелести чистейший образец», посвящённый А.С. Пушкину, в 2008 г. издаётся детский сборник стихов и сказок «Папины книжки», и в этом же году Андрей публикуется в краевом альманахе «Патриот», в который вошли стихи авторов Славянского, Крымского и Красноармейского района. В 2009-ом году выходит сборник «Цвета жизни», который составлен из стихов и прозы ранее не опубликованной. Это также ретроспекция с 1986 г. по 2009 г. В нём опубликована историческая повесть «Юность царя», описывающая события в Причерноморье, Крымском районе, в древней Горгиппии две тысячи лет назад. В 2010-ом году издан поэтический сборник «Кружева», где большое место выделено древнеславянским легендам и сказам. В ноябре 2011-го публикация в журнале "ЛЕГЕНС".,"ВЕЛИКАЯ ЭПОХА", "МЕНЕСТРЕЛЬ"В 2014-ОМ,"Иртыш - Омь" в 2015-ом, в журнале "Южная звезда" (Ставрополье)
В 2012 ВЫШЕЛ НОВЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ СБОРНИК"ГАРМОНИЯ ХАОСА", В 2014-м вышел поэтический сборник "ЧАСТЬ ВЕЧНОСТИ"



“Наша улица” №199 (6) июнь 2016