February 8th, 2016

СЛЕДЫ

Утро, а ты, моя свобода, нетронутый снег, иду, оглядываюсь, только мои следы, я шёл, я человек, я умею ходить, утром, храни души покой, один, мои следы на пушистом снегу, снег хрустит, иду быстрее, снег создаёт ритм, мне музы и природа - мелодия снега, шаги, утро, я умею ходить, прекраснее с тобой, когда я научился ходить, сначала ползал, потом встал, с тобой мечты живее, сделал шаг, другой, развернулся, пошёл задом наперёд, отважней дум полет, двигался спиной вперёд, следы уходили от меня всё дальше, утро, снег, в обратном направлении, перевернул страницу, и песнь моя звучнее, буквы на снегу книги, с тобою я, поэт.

Юрий КУВАЛДИН

АЛЕКСАНДР ТРИФОНОВ У ТАЛАНТА ВОЗМОЖНОСТИ БЕЗГРАНИЧНЫ
































































ЛИАНОЗОВСКАЯ ШКОЛА

Меня заинтересовала Лианозовская школа - группа выдающихся людей, связанных семейными и дружескими отношениями. Патриархом был Евгений Леонидович Кропивницкий, художник и поэт. Его жена, Ольга Ананьевна Потапова, художник. Их дети, Лев - художник и поэт, и Валентина, художник. Муж Валентины Евгеньевны, художник Оскар Рабин - человек, сыгравший выдающуюся роль в истории неофициального искусства. К лианозовскому кругу принадлежали также художники Николай Вечтомов, Владимир Немухин и Лидия Мастеркова...

Моим творчеством заинтересовался и выставлял в своих галереях в Нью-Йорке и в Москве поэт, переводчик, издатель Александр Глезер - один из столпов российского неофициального искусства. Александр Глезер стоял у истоков "бульдозерной" акции, после которой ему пришлось покинуть Советский Союз. Наделенный бешеным темпераментом и неиссякаемой энергией, он посвятил проведенные на Западе годы созданию музеев, организации экспозиций, издательской деятельности. Его самого называют "бульдозером", а живущий во Франции писатель Владимир Марамзин однажды заметил, что Глезер - это паровоз, под который надо только подкладывать рельсы...

Александр ТРИФОНОВ