October 21st, 2015

ФЁДОР ОШЕВНЕВ О СВОЕЙ ФАМИЛИИ


4643419_oshenevfedorwkoshka (700x556, 459Kb)


В одном из писем замечательному писателю из Ростова-на-Дону Фёдору Михайловичу Ошевневу я спросил, где делается ударение в его фамилии. И вот, что он мне обстоятельно и образно ответил:

«Добрый день, уважаемый Юрий Александрович. Ударение в моей фамилии на первом слоге, на "О". Ошевни - это старые древнерусские сани, можно сказать, сани для имущих, где был облучок для ямщика и диван для барина. Сытая, свежая, ухоженная тройка, по льдистой, укатанной дороге, способна была в первый час еды развить скорость в 40-45 километров в час. Так вот, чтобы спинка дивана, которая собиралась из подогнанных друг к другу досок, не продувалась при быстрой езде, ее обшивали сзади лубом. И сани лет эдак тысячу назад назывались ОБШЕВНИ. А потом с течением времени "Б" исчезло - пример опрощения в русском языке. ОшевНИ, дровНИ, розвальНИ - короче, все это саНИ. Такая вот история моей фамилии, которая характерна была до революции для Воронежской губернии. А моя родная Усмань - райцентр, ныне он Липецкой области, а до ее образования в 1954 году относился именно к Воронежской области, соответственно до 1917-го - к губернии. Всех благ, рад, что новая подборка Вам тоже приглянулась. Творческого настроения - Федор».

Думаю, столь основательное погружение в этимологию своей фамилии Фёдора Ошевнева подвигнет многих пишущих к размышлениям не только над своими фамилиями, но и над словами вообще.

Юрий КУВАЛДИН

С ВЕЧЕРА ПОЭТОВ В ЦДЛ

После выступивших поэтов Занозина, Стрункина, Кордебалетова, Отважникова, Горехлебовой, Столбовой, Чашкиной, до микрофона дорвался Червячков, который, завывая и грозя кому-то кулаком, скандировал полтора часа поэму: «Аляска наша». Зал громыхал поддержкой и одобрением. Затем выступил Мухоморов, который продемонстрировал оригинальную рифму в нетленной паре «галка-палка», где вместо «палки», «галку» рифмовал со «скалкой». После него Горехлебова делилась воспоминаниями о поэте Самоварове, который регулярно избивал её, и захлёбывалась в восклицаниях от своей любви к его поэме «Изба у берёзы». Потом взял слово критик Самобранкин. Он перечислил 248 поэтов, которые ему особенно нравятся, и напоследок пожелал всем писать так же пламенно и доходчиво, как пишет Червячков в поэме «Аляска наша».

Юрий КУВАЛДИН